ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как ты нашла это место в стене? — спросил он.

— Я… это был сон…

— Может, и сон, но как ты узнала? Твой дядя тебе сказал?

Нэн села: ясно, что без ответа Крис ее не отпустит.

— Не знаю — это было очень странно. Я могла… ну, как бы провести руками по дереву и почувствовать, что это здесь. Но я не могла сказать об этом дяде Джасперу. — Она вспомнила страх, который ощущала во сне. — Потому что он сказал бы, что это дьявольское знание. Поэтому… поэтому мне приходилось выдумывать объяснения, как я находила такие места… ну, мне так кажется. Но, — она выдернула руку, — я не хочу говорить об этом, даже думать не хочу. Слишком реально. Меня это пугает!

— Пошли! — Крис никогда так быстро не двигался. Прежде чем она смогла увернуться, он схватил ее за обе руки и потащил к выходу из кухни. Глаза его за стеклами очков были широко раскрыты, и замкнутое выражение лица исчезло. Нэн не могла вырываться, потому что появилась Клара с ее обычным мне-почти-пора-уходить-и-ваши-глупости-меня-не-интересуют выражением лица. И Нэн, хоть знала ее недолго, уже поняла, что лучше с ней не спорить.

Крис потащил ее через прихожую к своей комнате и закрыл за собой дверь. Нэн с любопытством смотрела, как он открывает ящик маленького письменного стола. Листы бумаги полетели на пол, Крис выпрямился, держа в руках гостиницу.

Нэн торопливо отступила.

— Нет! — громко воскликнула она. — Не буду!

Она знала так же отчетливо, как если бы он произнес это вслух, что ему нужно! Он хочет, чтобы она взяла в руки это — эту штуку! А она не возьмет! Она должна все это забыть. Нэн лихорадочно пыталась нащупать за собой дверную ручку, наконец схватила ее и выскочила в коридор. Но не чувствовала себя в безопасности, пока не оказалась в своей комнате с крепко запертой дверью. Она упала на край кровати, тяжело дыша, словно долго бежала. Если Крис пойдет за ней, она закричит. А она уверена, что он не хочет, чтобы кто-нибудь знал о «Благородном олене»; однако понятия не имела, почему так уверена.

Крис покачал головой. Девчонки! Можно подумать, что он заставлял ее взять в руки змею! Нэн действительно боится гостиницы. Но почему? Никогда раньше не видел он такой прекрасной модели. Только из-за сна?.. Он поднял миниатюрное здание на уровень глаз. Крошечная вывеска слегка раскачивалась на проволоке, которой он прикрепил ее на нужное место. На мгновение он представил себе, что снова на мощеном дворе за высокой аркой, торопится к печи…

Нет, как ни полна подробностей эта картина, все равно это только сон. Крис неохотно положил модель назад в ящик стола и накрыл листами бумаги. И почти сразу услышал, что пришла тетя Элизабет, по ее разговору с Кларой.

Потребовалось всего несколько секунд, чтобы вытряхнуть книги из ранца и положить их грудой на стол: сделать вид, будто он работает. Не выдаст ли Нэн?

Крис сидел над столом, вцепившись пальцами в волосы, и смотрел на страницу, которую совсем не видел. Он был встревожен. Странно, что делала Нэн во сне: провела пальцами по стене и нашла тайник. Но во снах может произойти что угодно. Он только надеялся, что она не будет болтать. Весь обед и то недолгое время, когда они помогали убирать посуду, он напряженно ждал, выболтает ли все Нэн. Не выболтала: болтала о каких-то девчонках по имени Марва и Пэт, что поедет завтра утром с ними в школу, говорила так быстро, словно боялась, что он что-нибудь скажет, но ни разу не посмотрела в его сторону.

На следующее утро Нэн ждала в вестибюле. Крис уже ушел. Выходя в снег, который превратился в серую завесу, он даже не посмотрел на нее. Она была рада, что он не пытается остаться с ней наедине и ничего не говорит о гостинице. Ведь это всего лишь сон. И когда вспоминались какие-нибудь особенно страшные его сцены, Нэн изо всех сил старалась об этом не думать.

Снаружи послышался сигнал, и Хейнс поманил ее. Она заторопилась на улицу, перепрыгнула через снежный бугорок на краю тротуара и втиснулась рядом с Марвой на переднее сиденье машины, застенчиво говоря отцу Марвы, который сидел за рулем: «Здравствуйте и спасибо!»

— Ты написала конспект? — приветствовала ее Марва. — Краб, конечно, требует горы конспектов. А когда напишешь, ей они не нужны.

— Сегодня библиотечный день. — Пэт придвинулась вперед на заднем сиденье, и ее лицо оказалось в нескольких дюймах от Нэн. — Я забыла свою книгу. На самом деле я не могу ее найти. — Она рассмеялась, как будто это пустяк. — Во всяком случае это дает нам возможность уйти из класса, а завтра занятий не будет из-за встречи учителей.

Марва не обратила внимания на комментарии Пэт. Она крепко взяла Нэн за руку.

— Ты планируешь что-нибудь на завтра, Нэн?

Ничего, если тетя Элизабет что-нибудь не придумает. Крис будет в школе. Неожиданно мысль о том, чтобы весь день провести в квартире с Кларой или отправиться по магазинам с тетей Элизабет… Нет, завтра тетя Элизабет добровольно работает в больнице.

— Нет, — ответила она.

— А мы запланировали… — Взволнованный голос Марвы заставил Нэн оглянуться на нее, и она увидела, что другие две девочки внимательно на нее смотрят. — Вот что я тебе скажу. Можешь отправиться с нами.

— Но… — начала Карен. Однако произнесла только одно слово. Пэт исчезла из-за Нэн; должно быть, заставила Карен замолчать. Нэн подумала, что Карен не хочет, чтобы она знала планы Марвы. Ей снова стало неловко — она чужая. Но Марва еще раз стиснула ее руку, будто подбадривая.

Однако только днем, за ланчем, Марва объяснила.

— Моя мама говорит, что мы можем завтра пойти к «Ламли», — объявила она. — Она обещала дать мне денег на чайную комнату, и мы сможем там поесть

Пэт и Карен теперь следили за Нэн с каким-то особенным интересом. Пэт криво улыбнулась и кивнула

— Там распродажа конца месяца, — провозгласила Марва. — Видела утром их рекламу? Цепочки на шею дешевле в четыре раза. — Она рассмеялась.

Карен улыбнулась.

— Да. И тенниски тоже…

У Нэн было смутное ощущение, что за этим скрывается что-то другое. Она переводила взгляд с одного лица на другое. Какое-то воспоминание возникло в сознании. Нет, она не будет думать об этом — о том странном чувстве, когда она во сне смотрела не глазами, а как-то мыслями и сразу видела тайны. Но это был сон, и он не имеет отношения к тому, что происходить здесь и сейчас.

— Можешь пойти с нами, если хочешь, — говорила Марва. — Моя мама позвонит твоей тете, если хочешь. «Ламли» прекрасный магазин, особенно в дни распродажи.

Пэт снова рассмеялась, и Карен подхватила ее смех. Они что-то задумали, что-то непонятное; она в этом уверена. Но провести весь день в квартире, которая никогда-никогда не станет ее домом, слушать ворчание Клары — нет, этого она не хочет.

— Я спрошу, — согласилась она.

Тетя Элизабет не возражала против похода в магазин. И на следующее утро, когда в десять часов за ней, зашли Марва, Пэт и Карен, Нэн была уже готова. «Ламли» оказался недалеко, всего в пяти кварталах, и так как тетя Элизабет уже уехала в больницу, никто не заставлял Нэн брать такси.

Нэн бывала в «Ламли» дважды, но оба раза с тетей Элизабет. И видела только витрины и большую входную дверь. Ей казался немного странным этот поход с девочками, но Марва шла впереди уверенно, как будто для нее это привычное дело.

В магазине было много покупателей, Нэн толкали женщины, которые обращали внимание только на то, что выложено на столах и прилавках с красными ярлычками распродажи. Приходилось торопиться, чтобы не выпустить из виду девочек, и Нэн не потеряла их только потому, что на Марве было ярко-алое пальто.

Они направились прямо в отдел украшений, где на прилавке лежали груды цепочек и заколок, а с высоких подвесок свисали ожерелья. Нэн наблюдала, как Марва порылась в груде на столе, выбрала подвеску в виде большого яблока, того же цвета, что ее пальто, и подняла за блестящую цепочку. Пэт разглядывала заколки, а Карен смотрела, как Марва раскачивает яблоко, словно зачарованная его блеском.

14
{"b":"20863","o":1}