ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Формы и содержание. О любви, о времени, о творческих людях. Проза, эссе, афоризмы
Инстинкт Зла. Возрожденная
Легкий способ бросить курить
В сторону Новой Зеландии
Здоровые сладости из натуральных продуктов
Похищенная, или Красавица для Чудовища
#Малоизвестная актриса и #Простостихи
Большая и грязная любовь
Очарование женственности

— Она будет продолжать ездить, даже выйдя замуж?

— Марта! — Миссис Эймс не повернула голову, но голос ее звучал резко, и Марта покраснела. Она отвела взгляд от Нэн и принялась смотреть в окно. Нэн подумала, что теперь Марта тем более ее невзлюбит. К счастью, через несколько мгновений они остановились на школьной стоянке, миссис Эймс вышла, и Нэн неохотно последовала за ней. Девочка смотрела только на спину миссис Эймс в синем пальто и не оглядывалась по сторонам.

Только около четырех часов Нэн снова оказалась в вестибюле перед пугающим ее лифтом. У нее было ощущение, словно за ней весь день гнались. Точно как у лисы в сценах охоты. Голова болела, и она была вдвойне голодна, в основном потому что на ланч в кафетерии съела не больше, чем за завтраком. Если бы только можно было пойти в большую кухню, где у бабушки всегда наготове тарелка с печеньем или кусок хлеба с коричневым сахаром и маслом и стакан молока.

Нэн колебалась, не решаясь войти в лифт. Остаться там одной — чувствовать себя замкнутой со всех сторон — она просто не может.

— — У вас какие-то проблемы, мисс?

Она посмотрела на Хейнса, утратив на мгновение всю гордость, и выпалила:

— Не хочу заходить. А что если он застрянет?

— Не застрянет. Посмотрите сюда. — Он вошел в лифт, и ей пришлось последовать за ним, чтобы увидеть, что он показывает. — Видите эту кнопку? — Он показал красную кнопку. — Вам нужно запомнить. Если что-то случится, нажмите ее. Но лифт работает уже пять лет и ни разу не застревал.

Как это ни успокоительно, Нэн вся напряглась, глядя, как справа налево перемещается огонек по панели. Наконец дверь открылась на нужном этаже. Нэн нажала звонок, и дверь открыла Клара.

— Заходи, дитя. Мисс Хейнс ждет. Твои пустые чемоданы — их нужно отнести в подвал. Крис еще не вернулся, поэтому возьми и его чемодан и отнеси в прихожую. Побыстрей: мне сегодня нужно уйти пораньше.

Нэн принесла два своих чемодана и поставила в ряд. Ей не хотелось идти в комнату Криса, но Клара велела идти. Его чемодан в шкафу. Когда она его доставала, что-то внутри загремело. Крис в нем что-то оставил. Лучше это достать. Потому что если что-то попадет в подвал, потом его оттуда достать очень трудно. Тетя Элизабет уже предупредила ее об этом.

Нэн открыла чемодан. Только старая грязная рубашка… Нет, в нее что-то завернуто. Рубашка выпала из руки, и Нэн увидела… Это кукольный дом? Не может быть… слишком маленький. И что-то странное в этой модели. Как будто это реальное здание, а она смотрит на него в бинокль, но повернув его наоборот, как делала дома мисс Плейсер, когда наблюдала за птицами.

Помня, что Клара просила ее поторопиться, Нэн достала модель из чемодана, и в этот момент открылась дверь и вошел Крис. Его глаза за стеклами очков теперь не были полузакрыты, как всегда; нет, они были широко раскрыты и гневно сверкали.

— Шпионка! — Он одним прыжком подскочил к Нэн, подняв руку. Ярость его была так страшна, что Нэн отступила к кровати. Наткнулась рукой о столбик, маленький дом выпал и со стуком ударился о пол.

— Я… я не шпионила! — Нэн обрела способность говорить. Тем временем Крис опустился на колени и протянул руки к домику. — Клара велела принести твой чемодан — чтобы отнести в подвал. Я не шпионка, Крис Фиттон!

Гнев придал ей силы. Нэн миновала Криса, но он даже не поднял головы. В одной руке держал модель, а другой подобрал что-то с пола. Теперь Нэн видела, что дно маленького здания раскрылось и свисало, как крышка на петлях.

— Сломалось? — спросила она с несчастным видом.

— Нет. — Казалось, Крис забыл о своем гневе. — Просто открылось. Так вот что там было внутри…

Нэн заглянула через его плечо и увидела у него на ладони продолговатую табличку.

— Что это?

— Вывеска! Вывеска гостиницы! — В его голосе звучало такое возбуждение, что Нэн решилась задать еще один вопрос:

— Значит это гостиница?

— Конечно, — нетерпеливо ответил он. Маленькую полоску он поднес к самым глазам. — Благородный олень. И я могу прикрепить ее над дверью, где ее место.

— Нэн, — послышался полный нетерпения голос Элизабет. — Где остальные чемоданы?

Крис с силой толкнул к ней чемодан.

— Иди, — приказал он, — отнеси ей!

Нэн неохотно повернулась и вышла. Наверно, это и купил Крис в магазине. Но почему он так возбужден? Что особенного в этой гостинице «Благородный олень»?

4. Королевские охотники

Крис лежал, повернув голову на подушке так, что если бы мог видеть в темноте, то видел бы гостиницу. Он целый час прилаживал крошечную вывеску, так что теперь она висела на проволоке над главным входом, выступая вперед, как было бы, если бы «Благородный олень» был настоящей гостиницей. Когда он поставил макет на стол, после того как при случайном падении дно открылось и выпала вывеска, деревянная плита снова прочно встала на свое место.

— «Благородный олень» — прошептал он. Был ли когда-нибудь настоящий «Благородный олень?» Большинство моделей, которые он делал, были копиями знаменитых кораблей или самолетов, которые существовали или существуют в действительности. Он был уверен, что когда-то был и настоящий «Благородный олень».

Но кто захотел сделать модель гостиницы? И почему ее вывеска находилась внутри? Почему, почему? Крис мог составить длинный список этих «почему».

Но сейчас ему вдруг захотелось спать, так сильно захотелось, что не было сил подумать о новом укромном месте для гостиницы. Он не мог бы объяснить, почему не хочет, чтобы ее кто-нибудь увидел. Она увидела — она всюду шпионит! Может, Клара и велела ей принести чемодан; он предполагал, что Клара это сделала. Но… Крис нахмурился в темноте. Она не имела права — не имела права знать о «Благородном олене», не имела никакого права. Последнее, что он чувствовал, засыпая, было негодование.

Прежде всего Крис почувствовал холод. Он съежился, пытаясь согреться, протянул руку, чтобы повыше натянуть одеяло. Но пальцы его нащупали не сатиновый край одеяла с подогревом, а какой-то другой материал, гораздо более грубый и жесткий.

Он открыл глаза. В комнате больше не темно. У дальней стены на уровне пола тусклое красное свечение.

И — он принюхался — запахи! Тетя Элизабет никогда не допустила бы такие запахи в свою квартиру, где всегда шла погоня за свежим воздухом.

Крис сел, грубое одеяло спало с него. Он одет. На нем не пижама, а одежда. Он принюхался к запахам кухни, горящего дерева, к другим острым запахам, которые не смог определить. Потом без вопросов понял, что пахнет лошадьми, людьми, которые не слишком часто моются…

Глаза его адаптировались к слабому красному свету. Он спал на полу, и огонь в камине почти погас! Мастер Бойер скажет много слов о его невнимательности!

Другой Крис Фиттон полностью ушел из сознания. Да, он Крис Фиттон, мальчик в трактире «Благородный олень». И он счастлив, что служит мастеру Бойеру, а не бродит по дорогам и просит милостыню.

Сразу направившись к камину, он раздул умиравший огонь в приличное пламя. Должно быть, почти утро: чувство времени, оставшееся от бродяжьих времен, подсказывало, что скоро со своего чердака, зевая и жалуясь, спустится Сьюки и загремит кастрюлями и сковородами.

Крис потер руки перед огнем. В спину дует, но по крайней мере лицо в тепле. Ногти у него поломаны, и под ними черные полоски; на ладонях и пальцах мозоли. Он скорчился в тепле, благодарный за короткие мгновения тишины и спокойствия.

Вчера легли поздно. Хозяин опять ушел. К счастью, никто не обратился за ночлегом. Быть мальчиком в трактире и так нелегко, а незнакомых лошадей Крис побаивался, да и работа в конюшне была дополнительным бременем. Конечно, он не жалуется, быстро сказал себе Крис.

Мало кто из трактирщиков пустил бы к себе незнакомого мальчишку, дал одежду и возможность зарабатывать на пропитание. Мастер Бойер — при мысли о нем у Криса стало тепло внутри, как от огня в камине. Он пытался сосчитать дни, когда у него не было никакой надежды, пока не забрался ночевать в конюшню «Благородного оленя» и Джем нашел его там. Крис гораздо больше привык к пинкам и ударам, чем к доброте мастера Бойера. Казалось, давным-давно отец упал с косилки, лицо у него было разбито, а рука и нога не двигались. Через три дня он умер. И сквайр выгнал их из дома — его и Бесс. И у них не было ни пенни.

7
{"b":"20863","o":1}