ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ведьма – с имбирным домиком? – Джуди посмотрела на маленький кусочек, который еще оставался у нее в руке, как будто его отломили от такого ужасного жилища: такая картинка была в ее любимой книге сказок.

– Это всего лишь выдумка, – быстро сказала Холли, чтобы показать, что хорошо знает: ведьм и колдунов не бывает. – Люди верили в такое давно, сейчас не верят.

Миссис Пигот снова кивнула.

– Это правда – просто болтают. Могли невзлюбить какую-нибудь одинокую женщину, у которой есть только кот, с которым она может поговорить. Называли ее ведьмой и причиняли всякие неприятности. Но не волнуйся, милая, никаких ведьм в Димсдейле нет, там много интересного, и вам понравится..

И словно ее последние слова прозвучали сигналом, отворилась дверь магазина. Ветер и дождь ворвались с неожиданной силой, и вместе с ними вошел маленький человек в мокром плаще и сапогах, точно таких, как стояли напротив него, на полке магазина.

На человеке была большая желтая шляпа – Холли видела такие у рыбаков, шляпа была подвязана под подбородком куском ткани, как будто для того, чтобы ее не унесло ветром. Человек долго возился с этой тканью, пока не развязал, снял шляпу, и тогда стало видно его лицо.

– Папа Уэйд! – Мама встала и пошла ему навстречу. Их отец был рослым и большим, а дедушка не выше

мамы. Он улыбался, демонстрируя отсутствие некоторой части зубов, но голос его прозвучал очень гулко:

– Перл, ты так же хороша, как твое имя. У Мерси на стене твоя карточка, но ты вдвое красивей!

Он как будто удивился, когда мама поцеловала его в щеку. Потом обхватил руками за плечи и полуобнял, словно боялся прижать покрепче.

– А вы, молодежь. – Он повернулся к детям, не выпуская маму, как будто боялся, что она исчезнет. – Как хорошо вас увидеть!

– Дедушка! – Джуди не колебалась. Она побежала к нему, как побежала бы к отцу, вытянув руки, и он обхватил ее. Но с Крокеттом поздоровался за руку, наверно, понимая, что объятия – это для женщин и девушек, а с мужчинами все по-другому. Холли осторожно подошла.

Этот маленький человек, в свитере с заплатами и в комбинезоне под плащом… она не может радоваться ему от всего сердца, как Джуди. Для нее он еще незнакомец. Но Холли поцеловала его в щеку, как мама, а когда он обнял ее, не противилась. Хотя сморщила нос, ощутив странный запах его одежды, и почувствовала себя еще более далекой от привычного комфорта и безопасности.

Снаружи стоял маленький грузовик. Мама и Джуди смогли втиснуться в кабину рядом с дедушкой. Но Холли и Крокетту пришлось сидеть в кузове, под грязным брезентом. Когда они уезжали, Холли смотрела на исчезающие окна магазина, как на последний оплот цивилизации.

– Как ты думаешь, где мы будем жить? – спросила она Крока. – Миссис Пигот сказала, что дом сгорел…

– Наверно, был еще один, – беззаботно ответил брат. – Или дедушка построил новый. Он здесь живет, дедушка. Папа здесь родился…

– На мусорном дворе! – – взорвалась Холли. – Мы будем жить на старом грязном мусорном дворе. Крок, я не могу в это поверить! Мама не знала об этом… она не позволила бы… не позволила бы остаться… не здесь!

– Подожди, пока сама не увидишь. – Очевидно, Крокетта это не тревожило, но мальчики вообще о таком не думают.

– Нам придется здесь ходить в школу, – напомнила она. – Ты хочешь, чтобы все узнали, что ты живешь на мусорном дворе?

– Но миссис Пигот сказала, что городским детям нравится туда приходить. Они считают это интересным.

– Может, и интересно, – впрочем, Холли и в этом сомневалась, – если не приходится здесь жить. Мама должна забрать нас отсюда, должна… – Она говорила все громче, но замолчала, когда Крок схватил ее за руку и крепко сжал.

Он сердито смотрел на нее.

– Холли Уэйд, оставь маму в покое. Не смей плакать при ней – слышишь?

Холли вспомнила все беды, которые преследовали ее с того проклятого момента, когда пришла телеграмма. Изо всех сил она выдернула руку.

– А ты не говори, что мне делать, Крокетт Уэйд!

– Буду говорить, если ты станешь тревожить маму. Думаешь, ты умная, потому что у тебя хорошие отметки в школе и ты на год старше нас с Джуди? Но ты глупая, Холли Уэйд, глупая, когда нужно помочь маме. Ты ничего не делала, только говорила злые вещи и действовала еще злее! Папа стыдился бы тебя!

Холли хотелось закричать, ударить Крокетта прямо по губам. Но это было бы по-детски – как тогда, когда ее тошнило в автобусе. Она не даст ему понять, как ей плохо. Никому не даст понять. В глубине души она понимала, что мама не возьмет их с собой, как бы они ни упрашивали. Ей придется стать новой Холли Уэйд, которая живет на мусорном дворе, ездит в старом грузовике под старым грязным брезентом и живет в таком месте, где когда-то ведьма прокляла семью…

Прокляла семью – каково быть ведьмой, как в волшебной сказке, и чтобы твои желания исполнялись? Холли прекрасно знала, каким было бы ее первое желание: чтобы та телеграмма никогда не приходила, чтобы они оказались в Бостоне и жизнь продолжалась так же, как раньше. Если бы она была ведьмой, она бы так сделала своим волшебством.

Она все еще мечтала об этом, когда грузовик свернул с шоссе на боковую дорогу, по бокам показались деревья и кусты, и день стал еще темней.

2. Сокровищница

Да, в Димсдейле оказался дом, но очень странный. Уэйдам не удалось разглядеть его снаружи, потому что из грузовика их провели прямо в боковую дверь. Внутри Холли откинула капюшон от дождя, который превращал ее лицо в маску из красных цветов, и смогла видеть лучше.

Одна большая комната с темными углами, потому что горит только одна лампа на столе. С одной стороны вверх уходит крутая лестница, но сама комната разделена на части перегородками, доходящими Холли до подбородка, если она чуть наклонит голову. Перегородки разделяют комнату на узкие секции и напоминают широкие шкафы без дверок. И они завалены разными вещами, как будто кто-то плотно забил их чем попало и всякими коробками. На двух перегородках полки, а на них что-то похожее на груды посуды и ряд электрических тостеров. Чем-то эта забитая комната напоминала магазин миссис Пигот, только здесь гораздо теснее.

Сбоку от стола с лампой большой камин, такого большого Холли не видела никогда в жизни. Пещера такая огромная, что по боковым стенам устроены даже сиденья, как будто люди забираются туда, чтобы согреть руки и ноги у горящего в центре огня.

Запахи – очень странные запахи – острые, и похожие на запах выпечки, и такие, которые Холли не могла бы назвать. Но запахи хорошие, решила она, вопреки своему стремлению найти в этом доме-мусорном дворе одни недостатки. В комнате никого не было. Дедушка, наверно, отводил грузовик в гараж, но где бабушка?

Стол поверх красно-белой полосатой скатерти накрыт газетами. А на газетах разбитая посуда: чашки без ручек, треснувшие тарелки.

Неужели бабушка и дедушка такие бедные, что у них нет другой посуды? Эта мысль заставила Холли перестать думать о собственных несчастьях. Прежде чем она успела шепотом задать этот вопрос маме, дверь в конце очень длинной комнаты открылась и вошла бабушка.

Если дедушка оказался гораздо ниже, чем представляла себе Холли, бабушка была гораздо выше. Она худая и ходит чуть сгорбившись, будто очень торопится туда, куда идет, и голова у нее всегда впереди тела. Волосы лежат на голове плотным узлом, и из этого узла торчат два гребня с блестящими камнями – красным и зеленым. На носу очки, в красной оправе, круто загнутой по углам. И сидят они на месте не очень надежно: бабушка постоянно поднимает руку и поправляет их. На ней свитер, хотя в комнате от огня очень тепло (по другую сторону от стола есть еще большая печь). Уэйды уже сняли свои плащи и пальто. Поверх свитера и яркой юбки-шотландки на бабушке большой передник со множеством разноцветных пятен и полос, так что можно только догадаться, что первоначально передник был белым.

3
{"b":"20865","o":1}