ЛитМир - Электронная Библиотека

Вокруг Кори тонкой струйкой клубился дым с каким-то резким запахом, его относило в сторону фигуры, и он цеплялся за грязь. Затем вытянувшиеся вперед руки обхватили глиняное тело по обе стороны от тонкой талии и приподняли. Кори, по-прежнему не отводя от него взгляда, мысленно продолжал повторять слова, прилагая все силы. Он увидел, как Изменяющийся, передвигаясь теперь на ногах, поставил человека из грязи в ослепительно пылающий и дымящий костер, так что перед ним запрыгали огоньки пламени.

Потом Изменяющийся встал, и когда выпрямился, его полузвериная фигура показалась еще более странной. Он начал напевать заклинание. Кори попытался закрыть уши, чтобы не слышать, и мысленно вызвал Гром-птицу. И хотя его ноги не могли сдвинуться с места, были словно пригвождены к земле, мальчик обнаружил, что может шевелить руками. Теперь руки движутся, производят знаки, повторяющие слова, которые он произносит мысленно.

Сперва огоньки пламени поднимались очень высоко, достигая плеч фигуры, и дым скрывал ее из виду. В этом дыме и словах напева ощущался триумф, торжество победы.

Руки Кори по-прежнему двигались, повторяя слова, возникавшие в сознании, и, наверное, Изменяющийся был настолько поглощен своей магией, что не замечал, что делает Кори.

И тут дым заструился и из ниоткуда поднялся ветер. Тучи закрыли солнце, и манера пения Изменяющегося резко изменилась. Он сделал еще несколько шагов, потом остановился, осторожно оглядываясь, словно только что очнулся от крепкого сна.

Ветер не только отнес в сторону дым, но и, набросившись на горящие веточки костра, подбросил их вверх, закрутил, рассыпая в воздухе снопы искр, и унес прочь первую, затем вторую, третью. Изменяющийся закричал, но голос его теперь больше походил на завывание койота. Он выбросил вверх руку, как будто пытаясь остановить один из этих улетающих факелов, и костер, должно быть, ответил ему болью: маг снова в ярости завыл.

Глаза его пылали желто-зеленым пламенем, он перевел взгляд с уносимого ветром костра на Кори, губы его раздвинулись, показывая клыки охотящегося зверя. Изменяющийся энергично делал руками знаки. На секунду ветер слегка утих, и разлетающиеся искорки больше не поднимались в воздух.

Но теперь тучи так заволокли небо, что создавалось впечатление низко нависающего потолка.

Кори показалось, что протяни он руку, и легко коснется их. Из туч вылетели молнии, Изменяющийся завертелся, когда его ударила сверкающая стрела, словно не мог поверить в эту так внезапно начавшуюся бурю.

Он рыкнул на эти вспышки, снова обнажая клыки, и испустил протяжный вой. Наверное, приказывал тучам разойтись, чтобы снова показалось солнце. Но только несколько секунд стоял он так, глядя на неистовство стихии. А потом повернулся, и в его стоящих торчком ушах, во вставшей дыбом шерсти на плечах, в изгибающихся губах был виден гнев.

И снова его руки задвигались, производя знаки. Сознание Желтой Ракушки, все еще остающееся в Кори, съежилось при их виде: хотя Желтая Ракушка не был магом-бобром и не мог прочитать эти знаки, но увидел их великую силу.

Мысли Кори утратили стройность — и он не мог вспомнить слова, способные остановить Изменяющегося. Но, кажется, теперь это не имело особого значения. Наверное, он просто подготовил путь для еще одной силы, которая возьмет верх независимо от того, будет он продолжать вызывать ее или нет.

Руки Кори тяжело опустились, словно на них снова надели цепи. И он не мог пошевельнуться, даже когда одна из принесенных ветром веточек обожгла ему шею, опалила волосы.

Если ветер и утих немного в ответ на действия Изменяющегося, то потом снова поднялся, как метлой, разбрасывая костер. И огоньки пламени уже почти все разлетелись когда на землю упали огромные капли дождя, опустились на последние тлеющие угольки, на фигуру из грязи и на Кори.

Изменяющийся поднялся во весь рост, запрокинув голову койота на человеческих плечах, глядя на небо и медленно поворачиваясь. Казалось, он пытается обнаружить в небе врага, ищет там цель, чтобы направить на нее все свое могущество.

Долгое мгновение стоял он так, и угольки костра с шипением чернели и гасли под дождем, и становилось все холоднее и холоднее. Кори, который в этом безлюдном месте еще несколько минут до этого чувствовал жар солнца на плечах, теперь дрожал под ударами холода.

Наконец решившись, Изменяющийся повернулся спиной к погасшему костру и фигуре, стоящей в середине его, потом подошел к одному из погибших кустов неподалеку и, наклонившись, сунул пальцы правой руки в его ветки и рывком вырвал из земли.

Из переплетения его корней маг достал сумку. Кори, увидев ее, понял, что это именно то, за чем охотился Желтая Ракушка. Это и есть величайший магический талисман Изменяющегося; и теперь его рука держит оружие, а он готов противостоять всем духам неба, земли, воды и воздуха.

Воздев обе руки, он держал талисман, направляя против буйства бури, качая им из одной стороны в другую, словно погремушкой; может, он хотел, чтобы духи, повелевающие ветром, поняли, чем он им угрожает.

Ветер утих, дождь прекратился, тучи начали расходиться. И все это время Изменяющийся, держа высоко свой могущественный талисман, танцевал и пел. Этот напев не предназначался для человеческих ушей, он был сильнее грохота молнии или раската грома.

Изменяющийся по-прежнему танцевал и напевал, держа магическую связку, как воин держит копье, направленное на врага, и уводил прочь бурю, разрушившую все его планы. Как долго он танцевал так, Кори не мог сказать: время больше не имело никакого значения.

Впрочем, в конце концов даже Изменяющийся устал: Кори снова обрел способность видеть и слышать. И человеко-зверь теперь сидел на земле точно так же, как тогда, когда Желтая Ракушка впервые увидел его и наблюдал за ним из-за леса из окаменевших деревьев. Вот только в том месте, где находилось творение Изменяющегося, сейчас осталась лишь бесформенная масса глины, из которой торчало только подобие ног.

Изменяющийся поднял руку, в которой была магическая связка, и слегка ударил эту массу, и тут даже ноги снова превратились в грязь. Он долгое время смотрел на эту липкую кучу. Потом встал, запрокинув голову, и издал далеко разносящийся вопль. Затем пристально посмотрел на Кори, и в его узких звериных глазах горел такой злобный блеск, что мальчик попытался, хоть и тщетно, освободиться от удерживавших его уз.

Какое-то время Изменяющийся не двигался, хотя иногда поворачивал голову с ушами койота, навострив их и как будто прислушиваясь. Солнце уже зашло, оставив их в темноте ночи. Костер больше не горел, и человеческие глаза Кори не могли так хорошо видеть в темноте, как глаза Желтой Ракушки. Но Изменяющийся словно захотел доказать Кори, что он победил; он снова зажег костер, хотя и не на прежнем месте. Но не стал бросать в него содержимое пакетов с листьями.

Из темноты донеслось хлопанье крыльев, и в тени показались пернатые фигуры; приземляясь, они входили в круг света от костра. Вороны… десять… двадцать… еще больше… они прилетали и улетали, так что Кори не мог их сосчитать; он даже не был уверен, что это одни те же птицы. Но каждая ворона, проносясь мимо Изменяющегося, выплевывала на землю желто-коричневую глину, которую человеко-зверь смешивал в кучу. И эта куча становилась все выше и выше. А потом он собрал ее и, напевая шепотом, словно опасаясь, что его услышат, смешал новую и старую глину в одну кучу.

Несколько ворон устроились на земле по другую сторону от костра. Кори заметил, что они выказывают интерес, но не к действиям своего повелителя, а магической сумке, которая лежит рядом с ним: маг не спрятал ее после того, как использовал, чтобы увести прочь бурю. И мальчик понял, что если ему удастся убрать ее из пределов досягаемости Изменяющегося, то он положит конец всему здесь происходящему. Впрочем, пока он не видел возможности для этого.

Замес, сжатие, растягивание, придание формы… человеческие руки Изменяющегося двигались быстрее, с большей уверенностью, чем до этого, словно создав уже однажды манекен, его пальцы не забыли, как это делать. Но на этот раз фигура, которую он создавал, побольше, в рост такого человека, как дядюшка Джаспер.

26
{"b":"20866","o":1}