ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С этого часа ко мне вернулась удача. Но потом я узнал, что у моего нанимателя была такая же нужда в шкурах, как в четырёх руках. Если бы они ему потребовались по-настоящему, его люди на островах тут же доставили бы ему любое количество. Нет, он просто спас меня, как спас и многих других.

И вот я раздобыл для него шкуры и хотел привести, но опоздал: он покинул Яву, уплыл домой. Я его больше никогда не видел. Но мне доставляет радость сделать подарок человеку, в жилах которого течёт кровь йонхеера. Кинжал может оказаться вам полезен, если будете искать жемчуг, — особенно в этих водах. Не благодарите меня, минхеер Ван Норрис. Идите и ищите своего охотника за черепахами. Счастливого пути!

Когда они возвращались на берег, Сэм заметил:

— Ваш дед заслужил уважение в здешних краях.

Лоренс извлёк кинжал и осторожно потрогал пальцем его лезвие.

— Он прожил в Ост-Индии больше тридцати лет, и большинство старых купцов и резидентов его хорошо знали. Это просто чудо… — он взвесил лезвие в руке, потом быстрым движением, так что почти невозможно было за ним уследить, бросил. И в десяти футах в ствол дерева вонзился дрожащий ледяной стержень.

Сэм восхищённо присвистнул.

— Ловко! Мне казалось, это умеют только мексиканцы или индейцы.

— Всему можно научиться, — Лоренс подошёл к дереву и вытащил клинок. Тщательно протёр и вернул в ножны. За эти последние годы я многому научился…

— Мы тоже, — быстро ответил Сэм. — С заострённым бамбуком можно многое сделать…

— Заткнись! — прервал его Кейн. — Не хочу вспоминать! — резко продолжил он. — Мало приятного в таких воспоминаниях. А что вы, Лоренс, думаете об этом охотнике, который нашёл жемчужину?

— Кто знает. Но цвет барока совершенно необычный. Это означает, что он с нового поля. Я такого не видел. Специалист по жемчугу может по цвету определить, откуда он. А я неплохой специалист. Может быть, лучший в Голландии. Новый цвет обычно означает новое поле. Можем спросить.

— А как же те пулевые пробоины, о которых говорил Хорнховен? — спросил Сэм.

— Может, этот парень встретился с пиратами. Но будем надеяться, что Ван Блеекер не повезёт нас дальше вместе с обезьянами и змеями!

Сэм содрогнулся и совсем не в насмешку.

— Обезьяны — это плохо, да и виверра не напоминает мне куст роз, но змеи! Нет, пожалуйста, никаких змей!

— Во всяком случае, не безногих, — согласился Кейн.

— Но нам может встретиться двуногая разновидность…

— Ага, со шрамами на лице и с абордажной саблей. Так ведь обычно выглядят пираты, когда берут на абордаж корабли? — Лоренс улыбнулся. — С тех пор как прочёл о Джоне Сильвере, всегда хотел сразиться с пиратами…

— И с его попутаем Капитаном Флинтом, — подхватил Сэм. — Ну, все по местам и поднять швартовы! Выходим в море! Пятнадцать человек на сундук мертвеца… — и сержант разразился песней, которая привела в молчаливое изумление собравшихся вокруг туземцев.

Глава 9

Смерть гребёт в шлюпке

«Легко призвать Азраэля, но кто может отослать Ангела Тьмы с пустыми руками?»

Из вахтенного журнала Дату Кумза.

— Смотри… — Сэм преувеличенно театральным движением волшебника развёл руки, — никаких змей!

Кейн принюхался к морскому воздуху.

— И вообще ничего. Итак, Ван Блеекер принял решение против зоопарка?

— Нет, зоопарк принял решение против него — в самый последний момент, — объяснил Лоренс.

— Да? И почему?

— Охотнику пообещали привезти с гор ещё одну парочку превосходных аноа. И Хорнховер поддался искушению и решил подождать их. К тому же «Самба», по-видимому, приобрела дурную славу, и два помощника Хорнховера категорически отказались на ней плыть. Но Ван Блеекер договорился с охотником за черепахами и получил хорошую долю в черепаховых панцирях.

— А сам охотник? Не проговорился о жемчужных полях и пулевых пробоинах, например? — спросил Кейн.

— Ещё нет…

— Ещё нет? Ну, даже если и заговорит, это ничего хорошего нам не даст. Беси в дне пути от нас, и ему остаётся беседовать с пальмами и обезьянами Хорнховена…

— Думаю, нет, — Лоренс улыбался, — поскольку он плывёт с нами. Прошлая ночь была очень жаркая, помните? И я решил, что на палубе прохладней. И потому оказался там как раз вовремя, чтобы стать свидетелем странного зрелища. Нашего друга охотника на черепах убедили подняться на борт… убедил молодой самоанец Фортнайт!

— Фортнайт? Фортнайт привёл его на борт?

— Лучше сказать, притащил, — ответил Лоренс. — Это было нелегко. Да, Фортнайт привёл его на корабль. У помощника капитана Джаспера отличные мышцы. А теперь, лейтенант Кейн, кого вы хотели обмануть? — тон Лоренса оставался лёгким, чуть насмешливый.

Кейн замигал, а Сэм перестал улыбаться.

— Давайте не будем больше заниматься тем, что вы, американцы, называете «весёлыми забавами», — небрежно продолжал голландец. — Почему вы приказали привести этого человека на «Самбу»? Ван Блеекер тоже захочет получить ответ на этот вопрос…

— Но я не приказывал привести его на борт! — взорвался Кейн.

— Ну-ну, лейтенант…

— Я не лейтенант! Я уже почти год как уволен из армии.

Лоренс по-прежнему улыбался, но за улыбкой чувствовалось напряжение.

— Знаете — ваше возмущение почти убедило меня. Но тогда почему минхеер Фортнайт был занят, как пчёлка? Я нахожу его эффективность ещё более тревожной, если она не вызвана вашим приказом. Кто такой Джаспер Фортнайт? Этот вопрос начинает меня интересовать. Я люблю загадки, а эта подворачивается очень вовремя: даёт мне кость, которую можно погрызть. Возможно, стоит пригласить поучаствовать в игре и Ван Блеекера? В конце концов, это его корабль, и он отвечает за то, что Фортнайт оказался на нём…

Кейн облизал губы.

Голландец рассмеялся. Глаза его возбуждённо горели.

— Я не стану немедленно всё рассказывать Ван Блеекеру. Но на одном условии, друзья мои. Вы должны позволить мне участвовать в вашей игре. Я в ней не новичок. Больше двух лет играл в подобную, и ставкой была моя жизнь. И сейчас обнаруживаю, что не забыл ходы. Но только смотрите, чтобы капитан не обнаружил, что происходит на борту «Самбы» — если это вообще возможно. Ван Блеекер может серьёзно рассердиться. И имеет на это полное право.

И прежде чем они смогли ответить, голландец встал и отошёл. Сэм начал что-то говорить, но Кейн прервал его.

— Да, понимаю. Он отошёл, чтобы мы смогли пригласить третьего участника нашего заговора. Именно это нам и нужно сделать. Что задумал Фортнайт? Ты иди справа, а я слева, попробуем отыскать этого парня. Ему придётся многое объяснить. Но не задавай вопросы слишком открыто…

Сэм фыркнул.

— Слушай, Голландец, я уже приготовил домашнее задание. Только мне кажется, что нам следовало заказать специальные значки и прикрепить их на самом видном месте. А на значках должна стоять надпись: «Берегись! Тайный агент за работой!» А мы-то считали себя асами!

— Послушай, он несколько лет играл с гестапо в прятки и уцелел. А для этого нужно быть не просто асом, а лучшим из лучших!Ван Норрис лучше играет в эти игры, чем большинство сотрудников отдела специальных операций. Может, если мы будем и дальше забавлять его своими уловками, он не испортит нам дело и не пойдёт к Ван Блеекеру. На корабле капитан обладает абсолютной властью. Он может заковать нас в кандалы, и мы ничего не сможем сделать. А я хочу как следует поговорить с Фортнайтом. Если он собирается и дальше выкидывать такие трюки, должен хотя бы предупреждать нас заранее!

Раздражение подгоняло Кейна. Сэм двинулся по противоположному борту. По пути им встречались многие члены экипажа. Все вообще — кроме высокого самоанца.

— Кого-то ищете, сынок?

Механик Бриджер, с лицом, выпачканным машинным маслом, с любопытством смотрел на американца.

— Конечно, может, вы просто совершаете утреннюю прогулку. Но для этого сейчас жарковато, согласитесь?

19
{"b":"20869","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дунайские волны
Гордость и предубеждение
Змеиный гаджет
Черная кошка для генерала. Книга вторая
Предчувствую тебя…
Как убежать от любви
Безродная. Магическая школа Саарля
Серотонин
Изгои звездной империи