ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Практическая хоумтерапия: как сделать дом своим
Чрезвычайные обстоятельства
Московская стена
Простая правда
Она – его собственность
Эгоистичная митохондрия. Как сохранить здоровье и отодвинуть старость
Несвобода
Дракона возбуждать не рекомендуется
Красношейка
A
A

Четыре дня спустя башня действительно стала напоминать настоящую крепость. Большинство из камней было возвращено на свои места. Две верхние комнаты были очищены от древней пыли и мусора. В самой верхней комнате решила поселиться Такия. С помощью выздоровевшего Никуса она заполнила ее душистыми травами. Единственное, что ей не нравилось — это летучие мыши, заполнявшие башню с наступлением сумерек. Чтобы избавиться от них, Такия завела сову.

Новых путешественников не было, и скала жертвоприношений оставалась пустой. Но Закут и Джорик охотились, а Крэйк позаботился устроить коптильню, так чтобы у них был запас мяса на всякий случай. Три лука были уже закончены, и они упражнялись на террасе, используя тупые стрелы.

Джорик, имевший меткий глаз воина, быстро освоил новое оружие, как впрочем и Никус. У Закута дела шли похуже. Крэйк тоже не блистал. Такия сделала очень неплохой выстрел, когда ее уговорили попробовать. Однако она предпочитала свой метод ведения войны и большую часть времени сидела на стене, перебирая пальцами свои волосы и занималась тем, что подбадривала стрелков или издевалась над ними, в зависимости от их меткости.

Однако передышка была короткой. Крэйк первым почувствовал это. Он пробудился от сна, в котором снова убегал от толпы преследователей, и почувствовал злобное влияние, наполнившее замок. Он чувствовал, как что-то подталкивает его к выходу, и дальше — в лес.

Он осторожно раскинул вокруг себя мысленную сеть — недалеко, в пределах замка. Это было не то, что встретило его в первый приход, а что-то другое.

Кто-то беспокойно зашевелился в темноте.

— Лорд Ка-рак? — голос Никуса был напряженным, будто он с трудом удерживал себя под контролем.

— В чем дело?

— Что-то происходит снаружи…

Громадная фигура, которая могла принадлежать только Джорику, заполнила дверной проем.

— Снаружи охота, — сказал он. — Они хотят выгнать нас в лес, как крыс, и прикончить.

— Так же, как ты рассказывал? — спросил эспер.

Джорик кивнул.

— Да, это их любимый метод. Они наводняют замок таким ужасом, что люди выскакивают наружу, а там они делают с ними, что захотят.

Крэйк не смог остановить мысленный поток, идущий снаружи. Это просачивалось сквозь стены вокруг него. Затем он услышал зов Такии.

— Разведи огонь, олух. Они могут догадаться, что имеют дело не с теми, кто ничего про них не знает.

Вспыхнувшее пламя осветило спокойные лица людей, готовых к схватке. Закут поглаживал лежащее на коленях копье, а Никус и Джорик смотрели только на колдунью, сидящую перед костром. Ее мысль достигла мозга Крэйка.

— Мы должны действовать, или скоро эти незащищенные люди будут вытянуты отсюда. Дай мне свою Силу, сейчас я должна быть главной.

Хотя Крэйк был оскорблен этим присвоением главенства, он сознавал, что это правда. Но все-таки ему нелегко было решиться на то, что требовала Такия. Отдать контроль над своим мозгом другому! Чтобы избежать этого в своем родном мире он бросился со скалы.

— Насильственная капитуляция — это зло, а добровольная, для нашей же защиты — это совсем другое дело, — мысленно ответила Такия на волну его возмущения.

Команда выйти из замка усилилась. Никус приподнялся, а Закут уже направился к двери, и лишь рука Джорика удержала его.

— Ты видишь, — нахмурилась Такия, — они уже наполовину под чарами, скоро мы не сможем прикрывать их.

Крэйк, прихрамывая, обошел костер и опустился на пол возле нее. Такия бросила в огонь несколько пучков папоротника и густой дым окутал их. Никус вскрикнул, схватился за голову и опустился на пол. Борьба между Джориком и Закутом утихла, как будто дым связал их движения.

Холодная рука Такии легла на грудь Крэйка напротив сердца. Раздалось негромкое монотонное пение, и он почувствовал, что его внутренние ощущения как бы закрываются дымкой от его мозга, как дым от костра скрыл окружающих.

В течение долгой секунды или двух он видел комнату и своими глазами, и глазами Такии; затем комната исчезла. Он, бестелесный, летел в ночи, мчась, как охотничья собака, ищущая след.

Все, что раньше было твердым, теперь перестало быть таковым. Но теперь он видел темное облако давления на замок и мог проследить, откуда оно идет.

В лесу горел другой костер, вокруг него сидело четверо в черных капюшонах. Здесь также вился дымок, освобождающий разум от тела. Субстанция, которой был Крэйк, оплыла вокруг костра, пересчитывая спящих охранников.

Под действием силы, которая управляла им, Крэйк сосредоточился на палке, лежащей рядом с предводителем. Она поднялась в воздух и упала в костер. Из костра полыхнуло ярким бело-голубым светом. Раздался акустический удар, который Крэйк скорее почувствовал, чем услышал.

Черные вскочили на ноги, а их мастер взглянул сквозь пламя на то, что было Крэйком. Его лицо вовсе не было жестоким, оно даже носило следы величия. Но глаза мастера были безжалостны, и Крэйк понял, что теперь между ними началась смертельная война. И еще он понял, что они впервые узнали о его существовании, но теперь они будут учитывать его действия, как новый фактор в сложной игре.

Это знание появилось внезапно, как вспышка молнии, а потом снова была тьма. Затем он услышал пение Такии и снова почувствовал свое тело.

— Ты неплохо поработал, — услышал он мысль Такии. — Теперь им придется встретиться с нами в битве лицом к лицу. Они придут, но теперь наши силы сравнялись — у них больше нет Жезла Силы.

Крэйк попытался сесть и понял, что слабость от потери крови — ничто по сравнению с тем, что он испытывал сейчас.

Такия рассмеялась.

— Ты думал, что после Долгого Путешествия ты сможешь прыгать, как лань, Ка-рак? Сейчас ты должен спать и снова накапливать Силу. Конец этого рискованного предприятия еще далек от нас.

Он смутно видел ее лицо с развевающимися волосами, а потом его веки закрылись, и он уснул.

Когда он совершал свое путешествие к лагерю Черных Капюшонов, стояло раннее-раннее утро. Когда же он проснулся, день близился к концу. Такия сидела рядом с ним. Он улыбнулся.

— Все в порядке?

— У нас есть время подготовиться к их приходу. Твой горный полководец не новичок в подобных играх. И он, и его люди знают толк в методах ведения войны на открытом месте. Так что они подготовили несколько сюрпризов тем, кто придет, — она улыбнулась. — И я тоже кое-что подготовила. Пойдем, посмотришь.

Крэйк выбрался на террасу и замер. Это было иллюзией, но кое-что было и реальностью.

Джорик рассмеялся, увидев изумление Крэйка, и приглашающе взмахнул рукой, предлагая проинспектировать то, что они приготовили.

Все вокруг просто кишело лучниками, они стояли на вершине арки, у стен и самого замка. Крэйк с трудом нашел среди них реальных. Никус, в соответствии с его успехами в обращении с новым оружием, стоял на вершине стены. А Закут занял позицию на мосту, где его стрелам нужно было пролететь небольшое расстояние.

— Взгляни вниз, — Джорик широко улыбнулся, — и увидишь, обо что они споткнутся, прежде, чем мы превратим их в подушечки для иголок.

Крэйк снова оторопел. Если то, что он видел раньше, было иллюзией, то это — вряд ли. Все подходы к речному замку были завалены колючими ветками и целыми деревьями. Все вместе они представляли стену, которую было очень сложно расчистить копьем или мечом. Даже если это была иллюзия, Черным Капюшонам придется приложить немало сил, чтобы разрушить ее.

— Она взяла немного колючих веток, которые нашел Никус, немного волос, смешала их и закопала. А потом пропела что-то над ними — и теперь мы имеем это, — восторженно болтал Джорик. — Она стоит двадцати — нет, дважды по двадцати воинов, эта леди Такия. Вот что я скажу, лорд Ка-рак — это был новый день для этой страны, когда вы вдвоем встали против Черных Капюшонов.

— Эй! — этот окрик раздался с высокого поста Никуса. — Они идут!

— Они идут! — как эхо раздался крик Закута.

8
{"b":"20870","o":1}