ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она как будто невредима, но мне не нравится её вид. Движется так, словно временами оказывается без управления.

Бреннан поднял голову.

— Она в беде! Смотри, подняли что-то белое. Кажется, сорочка.

— Собери жителей долины! Возможно, они уже сами заметили шлюпку, но мы не можем терять времени. Я буду продолжать наблюдать отсюда.

Бреннан кивнул и побежал к ближайшему дому, но пробежал лишь с десяток ярдов. Группа мальчишек и девушек, как гончие, устремилась на берег к стоящим на причале лодкам. Зная, что теперь дело в надежных руках, Бреннан вернулся к командиру, подняв руку и показывая жителям долины, что теперь они отвечают за все.

Незнакомый корабль вскоре взяли на буксир и привели к берегу.

На борту оказалось три человека, все они были хорошо знакомы местным жителям. Они рассказали, что рыбачили у своего берега, но ударились рулем о подводную скалу. Рыбаки признались, что этого препятствия можно было избежать, если бы не их слишком большая уверенность в знакомых водах. Им удалось из запасного весла сделать замену руля, но их все же отнесло от берега, поэтому они направились в гавань Морской крепости, чтобы тут отремонтировать шхуну.

Но море оказалось слишком беспокойным для их самодельного руля, они испугались и начали подавать сигналы о помощи. Несколько удобных для причаливания мест есть на берегу Рейвенфилда, но все трое признались, что не хотели заходить на ту территорию. Она всегда считалась опасной, а в последнее время приобрела особенно дурную славу из-за постоянных крушений и исчезновения кораблей. Когда старший из рыбаков сделал это последнее заявление, глаза Тарлаха встретились с взглядом лейтенанта.

Бреннан кивнул. Это знак, который необходим фальконерам. Невозможно усомниться в искренности страха рыбаков, в их стремлении избежать опасного берега. Теперь уже не возникнет вопрос о том, чтобы покинуть Морскую крепость до истечения срока службы.

Глава седьмая

Жители Морской крепости охотно помогали рыбакам, вскоре ремонт был закончен, и ещё до полудня шхуна отправилась в обратный путь.

Но она оставила у фальконеров чувство своей необходимости. Теперь все они смотрели на свое скучное пребывание здесь как на важное и необходимое дело. Может быть, не лорд Рейвенфилда, все ещё бездействующий, — источник той опасности, о которой так откровенно сказали рыбаки, но опасность все же существует, и нет сомнений в необходимости защищать долину и гавань.

Хотя судьба разрешила это затруднение Тарлаха, у него весь день было плохое настроение. Он оставался в своей комнате, не показывался ни товарищам, ни местным жителям и занимался отчетами — этим проклятием любого командира отряда.

И совсем не обрадовался, услышав негромкий стук в дверь. Тем не менее пригласил войти.

Тарлах нахмурился, увидев входящую хозяйку долины, но тут же его внимание привлекло негромкое мяуканье. Он увидел котенка, которого Уна прижимала к себе. Глаза у котенка горели.

Фальконер встал и заторопился навстречу женщине.

— Ты уже установила контакт со своим другом?

— Да! — Уна колебалась. — Прости за то, что мешаю тебе работать, но мне некому представить её. — В голосе её послышалось возбуждение. — Я и подумать не могла, что случится такое! Он рассмеялся.

— Так же было и со мной, когда меня впервые выбрали, миледи.

Тарлах погладил маленького зверька. Кошечка цвета черепахового панциря, пушистая, с огромными совершенно бесстрашными глазами.

— Она и сейчас хороша, а когда вырастет, будет ещё прекрасней. — Он взглянул на женщину. — Но она совсем маленькая. Почему ты взяла такого детеныша?

— Я не брала, во всяком случае не нарочно. Встретила её сегодня утром. Она защищалась от собаки, которая загнала её в угол. Собака была настроена очень агрессивно и, если бы я не вмешалась, прикончила котенка за несколько секунд. А малышка не думала сдаваться и совсем не боялась.

— Тебе пришлось оттаскивать собаку?

— Нет. Если бы потребовалось, я так и сделала, но я просто мысленно приказала собаке заняться другими делами и больше не нападать на тех, кого она должна защищать. И она, пристыженная, убежала.

— И твоя маленькая подружка была тебе благодарна? — спросил он, скрывая свое облегчение.

— Гораздо больше. Я спросила, где её мать, чтобы отнести к ней. Но кошечка отказалась отвечать и не захотела уходить от меня. — Женщина снисходительно улыбнулась. — У неё очень сильная воля.

— Хорошо, что вы встретились. Как ты её назвала? Или у неё уже было имя?

— Я назвала её Брейвери note 1. Она заслужила такое имя.

— И правда.

Тарлах взял зверька и внимательно осмотрел его.

— Прекрасное животное. Она привыкнет. Но запомни, — добавил он, вспомнив свое возбуждение при первой встрече с птенцом, — пройдет немало времени, прежде чем ты сможешь её брать с собой.

— Я думаю, мои материнские инстинкты ещё не истрачены, — язвительно парировала она и отобрала у него котенка.

Руки их встретились, и фальконер вздрогнул. Он смотрел на владелицу долины.

— Никогда не было у меня такого трудного дела, — сердито проговорил он.

Но тут же остановился.

— Я дурак, — продолжил он, — и невоспитанная деревенщина к тому же. Для тебя это должно быть вдвое труднее.

— Мне нравится твое общество, — призналась она, отворачиваясь. — Я пришла к тебе как к другу, а не просто к союзнику.

Она слегка покраснела.

— Если мне не следовало этого говорить, прошу прощения. Ты знаешь: я не хочу оскорбить или унизить тебя.

— Оскорбить? Вовсе нет. Он сделал к ней шаг.

— Уна из Морской Крепости, ты дала бы счастье и силы любому лорду, который сумел бы завоевать тебя. Но ты несправедлива к себе и к Морской крепости. И такие мысли могут заставить тебя выбрать лорда, недостойного и тебя, и твоей долины.

Тарлах отвернулся.

— У меня нет права так говорить с тобой. Женщина улыбнулась.

— Ты имеешь право. Разве я не назвала тебя своим другом?

Зеленые глаза задумчиво смотрели на него.

— Товарищи доставляют тебе беспокойство?

Он постарался скрыть удивление. Самому себе не хотелось признаваться, что её догадка справедлива.

— Почему ты об этом спрашиваешь? — уклонился он от ответа. — Потому что иначе не может быть. Твоим людям не нравится безделье. У тебя-то больше дел, чем у остальных. Теперь, когда твои люди отдохнули и привыкли к долине, им мало охраны одного наземного прохода. Ущелье у Квадратной башни охраняется соколами. Даже без того недовольства, которое я у них вызываю, твоим людям нужно какое-то занятие. — Взгляды их на мгновение встретились. — Безделье обостряет их раздражение.

— Ты проницательна, леди, и правильно оценила моих людей, но не бойся: клятву мы не нарушим. — Его глаза холодно сверкнули. — Твои соседи рыбаки убедили моих воинов в необходимости нашего присутствия. Мы все ненавидим морских волков и черных грабителей и считаем их своей законной добычей.

— Спасибо, птичий воин, — ответила она сдержанно. Ясно, что эта проблема её очень беспокоит.

— Клятва удержит нас здесь, — кратко заверил он.

— Знаю, но лучше, гораздо лучше, если бы это делалось добровольно.

Некоторое время оба молчали. Тарлаху это молчание казалось угнетающим, они оба ощутили скованность, но он не знал, как разорвать её.

Брейвери мяукнула слишком громко для маленького котенка, словно выражая неодобрение тем, как изменилась атмосфера.

Тарлах улыбнулся и снова погладил кошечку.

— Если сможешь ненадолго с ней расстаться, я бы хотел, чтобы ты поехала со мной. Я уже несколько раз изучал ущелье, но в саму Квадратную башню не заходил. Это моя ошибка. Несомненно, её можно использовать и для обороны, и против нас самих.

— Если прикажешь подготовить лошадей, я переоденусь.

Фальконер, насупившись, направился к конюшне. Его обязанностью было проверить древнюю крепость, посмотреть, нельзя ли её использовать в военных целях, как он и сказал, и убедиться, что там нет признаков сил Тени. Но ведь он и так знает дорогу, и проводник ему не нужен.

вернуться

Note1

Храбрость (англ.). Прим. перевод.

15
{"b":"20872","o":1}