ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поиски невозможно было продолжать в темноте, поэтому с приходом ночи маленький корабль бросил якорь. Те, кто не нес вахту, отправились по своим каютам.

Каюты на корабле невероятно маленькие, в них помещалась только койка и сундучок, который одновременно служил и скамьей.

Тарлах вместе со всеми спустился вниз, хотя предпочел бы подольше остаться на палубе. Но потом у него не будет возможности отдохнуть, поэтому нельзя упускать её сейчас. Однако, несмотря на холодный ночной воздух, он оставил дверь каюты раскрытой. Иначе крошечная каморка слишком напоминала ему могилу.

Глава восемнадцатая

На рассвете корабль Морской крепости отправился дальше.

Когда поднимали якорь, весь экипаж и оба пассажира были на палубе и остались на ней, хотя утро оказалось не таким теплым и спокойным, как предыдущее. Все испытывали нетерпение ожидания. Скоро они пересекут границу Рейвенфидда, и тогда…

Все утро они наблюдали за океаном и берегом в поисках следов исчезнувшего корабля. Характер береговой линии быстро менялся, утесы становились круче и мрачнее, а места, где можно выгрузить незаконный груз, встречались все реже. Вскоре они почти совсем исчезнут, и Огин мог использовать для своих целей этот редко посещаемый участок своего владения.

Впрочем, они никаких признаков такого использования не видели. И их плавание могло оказаться всего лишь гуманным жестом со стороны жителей Морской, крепости. Тем не менее сердце наемника дрогнуло, когда корабль обогнул выступающий в море мыс, крутой и удивительно высокий, очень запоминающийся по своей форме. Они миновали мыс Лордов, границу между владениями Уны и Огина. Теперь параллельно их курсу потянулся берег Рейвенфилда.

Владелица крепости, которая стояла рядом с Тарлахом у поручня, вздохнула и намеренно повернулась спиной к суше.

— Давай поедим, — предложила она, — хотя ещё рано. Есть только одно место на всем берегу Рейвенфилда, которое подходит для логова грабителей, и мы недалеко от него.

Она уже описывала Тарлаху гавань, о которой говорила сейчас, очень узкий пролив, ведущий в чашу белого песка, хорошо защищенную и с удобным спуском сверху, с утесов. Прекрасная гавань для законной выгрузки товаров, хотя размер бухты не позволял вести в ней крупные операции. Однако вход в пролив перегражден в центре большой подводной скалой, названной Колыбелью — из-за своей формы. Скала показывается из-под воды только в самый низкий отлив. Все остальное время она скрыта водой, как смертоносная угроза для любого корабля, который попытается войти в бухту.

Никакой корабль не смог бы проплыть над ней. Два самых высоких места скалы — Изголовье и Ноги — всего в нескольких футах под поверхностью. Во время отлива Ноги ещё можно увидеть. И так как скала лежит поперек пролива, только очень маленький корабль может чудом миновать её. Даже у «Крачки» для этого слишком большая осадка.

Но корабль подходящего размера, с хорошей маневренностью, с экипажем, знающим местность, может найти здесь убежище или безопасный порт. С моря он будет совершенно не виден. Обнаружить его возможно, только заглянув непосредственно в пролив, а высокие утесы спасали от сильного ветра и волн, даже в самый большой шторм.

И описание Уны, и карта, которую изучал Тарлах, говорили о том, что бухта хорошо укрыта. Но даже зная это, фальконеру пришлось сдержать удивленное восклицание, когда «Баклан» обогнул очередной горный мыс из бесконечной их вереницы и оказался в природном убежище, вернее перед входом в него, перегороженным скалой. И на этой скале, на Колыбели, застряло сильно поврежденное торговое судно.

Большое, гораздо больше «Прекрасной русалки». Ни на палубе, ни на берегу не видно никаких признаков жизни.

Все долго молчали. Первой нарушила молчание Уна.

— Их смыло? — прошептала она.

— Может быть, — ответил фальконер. — Удар был очень сильный. А спасшиеся к этому времени переправились на берег. В бухте никого нет, а на утесы легко подняться.

К ним подошел капитан «Баклана».

— Нет, птичий воин. Конечно, до берега близко и на утесы подняться можно, но как человек, незнакомый с местностью, найдет отсюда дорогу? Даже если дорога известна, это место отделено от ближайшего поселка большой пустыней. У потерпевших крушение не было еды и всего необходимого для такого пути, особенно если с ними раненые. На их месте я бы оставался на месте крушения и надеялся на помощь спасателей. Так всегда бывает после сильных бурь.

— Ты правильно рассуждаешь, — согласился Тарлах. — Они либо все погибли, либо выжившие ещё на борту «Звезды Диона». Мы с леди Уной немедленно отправимся туда. Ты, капитан, останешься на борту «Баклана» с двумя матросами, остальные двое пойдут с нами. Корабль Морской крепости подошел к разбитому кораблю и оставался рядом, пока четверо не поднялись на палубу, а потом отошел на безопасное расстояние от смертоносной скалы.

Палуба «Звезды Диона» накренилась так сильно, что прибывшей группе трудно было стоять на ней, не говоря уже о том, чтобы пересечь её. Но скоро они приспособились сохранять равновесие, хотя все четверо предпочитали за что-нибудь держаться.

Тарлах страдал больше всех. Только огромным усилием заставил он себя разжать руку и выпрямиться. Во рту у него пересохло, словно ткани тела обезвожены, ноги сильно дрожали, и он опасался, что они не удержат его.

Тогда он рассмеялся над собой, и все наладилось. Конечно, разбитый корабль не самое надежное убежище, но обломок, за который он цеплялся всего несколько дней назад, был гораздо хуже.

Взгляд в сторону Уны показал, что она не заметила его неуверенности, и Тарлах в хорошем настроении занялся делом.

Погибший корабль наклонен в сторону берега, и со стороны входа в бухту и моря палуба не видна. Четверо стоявших у поручня тоже не видели «Баклана».

Это не понравилось воину, хотя означало, что сами они во время осмотра корабля по большей части будут скрыты от наблюдения извне. Но не смогут вовремя увидеть и приближающихся противников, а Тарлах понимал, что грабители могут вернуться в любую минуту.

Несмотря на реальную опасность, он не решался отправить в воздух Бросающего Вызов Буре. Безусловно, острые глаза птицы вовремя предупредили бы их о любом приближающемся корабле, задолго до того, как он сможет им угрожать, но и моряки обладают острым зрением, и большинство из них хорошо различают морских и сухопутных птиц. Если сокола увидят, усомниться в том, чья это птица, будет невозможно. Даже если он окажется слишком высоко, чтобы они различили характерную черно-белую окраску грудки, грабители все равно насторожатся, заметив его так близко от своего логова. Хорошо известно, что леди Морской крепости наняла воинов, и грабителям вряд ли понравится участие фальконеров в поисках потерпевших крушение судов. Они захотят проверить, стало ли кому-нибудь известно об их тайной деятельности.

Конечно, он будет заранее знать об их приближении и сумеет предотвратить столкновение, но неприятностей избежать не удастся. Огин поймет, что владелица Морской крепости заподозрила его, что у неё достаточно оснований для подозрений, она уже многое знает, и он будет глупцом, если не прекратит своей преступной деятельности, по крайней мере, пока нанятые ею солдаты без девиза не уедут. А потом он нападет на неё и отберет долину. Но даже если не зайдет так далеко, все равно сможет возобновить нападения на корабли, понимая, что, если он будет соблюдать осторожность, соседи ничего не смогут с ним поделать. Да и Уна ему понадобится только до тех пор, пока он не станет достаточно сильным и не будет больше опасаться соседей.

Но этого нельзя допустить. Нужно, чтобы лорд Рейвенфилда ни о чем не подозревал, пока не будет подтверждена его вина и он и его сообщники не будут захвачены с поличным. А если Тарлаху и людям Уны удастся сделать это сейчас, тем лучше.

Но, приняв решение не отпускать птицу, фальконер не успокоился. Их так легко захватить врасплох…

28
{"b":"20872","o":1}