ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он неожиданно задумался. Резко встал и принялся быстро расхаживать. Товарищи давно знали, что так он поступает, когда перед ним трудная задача.

Все несколько минут следили за ним и молчали, чтобы не помешать ему думать.

Наконец, он остановился и снова посмотрел на своих спутников.

— В таких обстоятельствах нам не победить, но мы могли бы остановить захватчиков, сдерживать их довольно долго, если бы у нас было время для подготовки. Катрин, ты можешь сказать, когда они высадятся?

— Янтарная Госпожа сказала, что это произойдет через две недели, Горный Сокол.

Сокольничий снова отвернулся. Плечи его обвисли.

Им конец, конец еще до начала. Они не могут добраться до Верхнего Холлека раньше, чем через два месяца, даже если сразу найдут корабль, когда доберутся до берега.

Уна некоторое время наблюдала за ним. Она ясно видела, что он считает положение безнадежным, и соглашалась с ним, но вот в ее глазах зажегся огонь. Она повернула голову к девочке.

— Врата привели нас в это трудное положение, но врата могут и вывести нас из него! Катрин, возвращайся к Гунноре и скажи ей, что ее предупреждение бесполезно, нет, что оно жестоко, если она не даст нам возможности им воспользоваться. Пусть откроет для нас врата в Морскую Крепость, прямо в круглую башню, чтобы мы смогли продумать планы и сразу, не теряя времени, начать их осуществлять.

Тарлах резко повернулся.

— Добавь мое имя к этой просьбе и спроси также, можно ли открыть вторые врата, ведущие в Линну.

Он улыбнулся, заметив, как нахмурилась владелица крепости.

— Не хмурься, госпожа. Если ты согласна рискнуть гневом Великой ради нашего дела, не думай, что я этого испугаюсь. Если султаниты вторгнутся в Верхний Холлек, погибнут не только жители долин, но и сокольничьи.

Он посмотрел на дитя-призрак.

— Иди с нашей благодарностью, Катрин, и пусть твое и Адилы путешествие закончится хорошо.

Адила с сожалением оставила Брейвери и подошла к сестре в ответ на ее призыв. Прощально помахала меленькой рукой Тарлаху. Вторая девочка не шевелилась, но в следующее мгновение обе они исчезли, ушли из рида и мира живых.

12

В комнате никто не шевелился. Секунды ползли, как часы.

Ничего не происходило, и казалось, ничего и не произойдет. Но вот воздух в центре комнаты засветился и появился как будто длинный туннель, перед которым разошлись освещенные сзади облака.

Капитан подождал еще немного, потом перевел дыхание. Только одни врата, но вторых он и не ожидал.

Янтарная Госпожа и так сделала очень много. Остальное в руках людей, в их мечах.

— Быстрее, — сказал он товарищам. — Приведите лошадей и соберите все наше имущество. Я думаю, у нас на это есть время, но госпожа Уна и лейтенант останутся здесь со мной на случай, если врата начнут закрываться. Мы, по крайней мере, пройдем в них. — К счастью, комната находилась на первом этаже, а коридор и двери были достаточно широки, чтобы пропустить лошадей.

Пира спокойно встала рядом с тремя.

Тарлах покачал головой.

— Оставайся здесь. Мы отправляемся в бой и, вероятно, на смерть, а не строить новую жизнь, как я надеялся.

— Тем более вам надо иметь еще одну целительницу. Госпожа Уна в этом сможет вам мало помочь, я думаю, так как у нее будет много других обязанностей. А что касается остального, — она пожала плечами, — что надо выдержать, мы выдержим.

Она видела, как он поднял голову, и улыбнулась.

— Я слышала, что ты так говоришь, Горный Сокол, но в нашей деревне тоже так говорили. Мы ведь из одного народа, в конце концов.

— И одинаково упрямы, — пробормотал он, но не пытался больше разубедить ее.

***

Вскоре вернулись их товарищи, но когда все было готово, люди остановились перед затянутым туманом проходом, не решаясь вступить в него.

Дети-призраки не затронуты Тьмой, это подтвердили соколы, и совершенно очевидно, что Катрин верила в каждое свое слово. Она, очевидно, заучила свою речь почти наизусть, но что, если готовила ее не Гуннора? Можно ли обмануть призрак? армия не доберется до нас за две недели, даже если она была бы готова и ждала нашего призыва.

— Мы должны использовать, что имеем, и задержать врага.

— Нас пятьсот, шестьсот, если считать и гарнизон Морской Крепости. Но там большинство женщины, правда, обученные, но весь их боевой опыт — схватка с несколькими бандами.

— За последние месяцы их обучали сокольничьи, — напомнила Уна. Это была часть договора, не самая важная часть, но Тарлах настоял на том, чтобы начать обучение немедленно в качестве жеста доброй воли.

— Госпожа, даже если бы все они были сокольничими, это ничего бы не дало! Против нас шестьдесят тысяч воинов! С таким соотношением им даже не нужны хорошие бойцы, чтобы смести нас. Они даже не заметят, что мы тут были.

— Может быть. — Руфон сражался с Псами Ализона рядом с лордом Харвардом. Он знал бойцов и тех, кто их ведет, и теперь все его внимание сосредоточилось на капитане. — Ты как будто на что-то надеешься, Горный Сокол? — спросил он, сразу инстинктивно подхватив это имя, как и остальные, кто хоть раз его слышал.

Тарлах кивнул.

— Долина на всем протяжении узкая, а к берегу и к месту причала еще больше сужается. Если бы мы могли воздвигнуть там стену, к ней смогло бы подходить одновременно немного воинов, а мы могли бы треть своих сил держать в резерве на случай неожиданностей и чтобы возмещать неизбежные потери. А тем временем Морской Крепости придут на помощь соседи.

— Не очень много, боюсь, — вмешалась Уна. — Я знаю соседних лордов. Они хорошие, храбрые люди. Но эпидемия оставила им не больше боеспособных мужчин, чем мне, и они должны держать их при себе. Хотя, конечно, они поверят, что главная опасность здесь и все остальные долины будут покорены, если захватчики минуют нас. Точно так же было с Ализоном. Лорды не могут послать к нам то, чего не имеют. Не забывай, у них нет обученных женщин, как у нас.

— Единственная долина, обладающая значительным мужским населением, Рейвенфилд, и Огин постарался, чтобы в ее мужчинах не сохранился боевой дух. При первом же появлении решительного врага они обратятся в бегство, и нам от них будет больше неприятностей, чем помощи.

— Может быть, лорды будут щедрее с припасами?

— Да. Они не откажут в нашей просьбе.

— Это тоже существенно. Но я надеюсь не на помощь из долин.

Госпожа Морской Крепости нахмурилась.

— На кого же тогда?

— На сокольничьих. Помнишь вызов главнокомандующего? Его корабли достигнут Линны примерно одновременно с нашим курьером, и большинство сокольничьих из Верхнего Холлека уже собралось в ответ на его призыв. Даже если соберутся все колонны, у нас будет меньше трети численности захватчиков, но если у нас здесь будет хорошая позиция для обороны, а противник понесет потери, мы можем надеяться на победу.

И даже если мы погибнем, за это время успеют объединиться все долины.

— А отзовется ли твой народ? — спросила хозяйка Долины. — Сокольничьи собираются в Линну не для войны, а одни долины, даже самые большие, не могут заплатить столько…

— Забудь о плате! — Тарлах взял себя в руки. В конце концов сокольничьи — народ наемников. — Это Призыв Крови, госпожа. Нападение направлено не только против тебя, но и против нас всех, и против захватчиков выступит весь мир, как было в войне с колдерами.

— Но пройдет много времени, прежде чем помощь достигнет нас. По морю путь не так далек…

— Здесь нам не повезло, — сказал Уне Руфон. — «Крачка» только сегодня утром получила пробоину. Мы вытащили ее на берег, а что касается меньших лодок, то в такое время года…

— О море нужно забыть, — сказал Тарлах. — К тому времени, как прибудет главнокомандующий, захватчики уже будут здесь, и никто не сможет пройти сквозь их флот без боя. Они слишком превосходят нас, чтобы мы могли пойти на такой бой. Я хочу, чтобы все корабли Морской Крепости вытащили на берег и поместили так, чтобы их легко было уничтожить, если наша оборона будет прорвана. Нет смысла усиливать наших врагов.

22
{"b":"20875","o":1}