ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда мы вынырнули из гиперпространства, я убедился, что не напрасно доверился Рызку, потому что сиявший перед нами желтый диск был, конечно, Лоргалом. Он не перевел корабль в автоматический режим, а бегая пальцами по приборной панели, установил курс, чтобы вывести корабль на орбиту этой золотистой сферы.

Когда мы вонзились в атмосферу, поверхность планеты стала просматриваться отчетливее. Виднелись величественные следы старых высохших морей, чрезвычайно соленые остатки которых скрывались теперь в глубоких впадинах. Континенты располагались на возвысившихся над почти исчезнувшими морями плато. Очень скоро стали видны разорванные цепи вулканических гор, покрытая лавой долина реки, раскинувшаяся между ними пустыня.

Затем показался похожий на оспину Большой Горшок. В то время как мощные двигатели корабля выводили нас на посадку, я заметил внизу нечто такое, что меня насторожило.

Приземлившись, мы подождали несколько очень напряженных мгновений, чтобы наверняка убедиться, что сели на все три стабилизатора. Так как в рубке не прозвучал сигнал тревоги, Рызк включил обзорный экран, чтобы осмотреть окрестности нашей стоянки. Так и есть! Я почти сразу же увидел, что в Большом Горшке мы были не одиноки.

Неподалеку стоял еще один корабль. Абсолютно очевидно, что это было торговое судно. Предстояла жесткая конкуренция, потому что с Лоргала выгодно вывозить только дзораны. А годового запаса камней одного племени слишком мало для двоих покупателей, тем более, если одному из них нужно было максимально заработать, чтобы выжить. Я мог только предполагать, кто из бывших конкурентов Вондара сидел сейчас возле костра переговоров и что он предлагал для обмена. Единственной моей надеждой было то, что соперник не привез такой же преобразователь и поэтому у меня был слабый шанс превзойти его.

— Соседи, — прокомментировал Рызк. — У тебя будут проблемы?

Этим вопросом он отделил себя от любой моей неудачи. Он всего лишь на службе и, если я разорюсь, получит свою долю после продажи корабля.

— Разберемся, — только и смог сказать я, расстегивая ремни, чтобы попытаться на катере найти лагерь кочевников.

5

Мне повезло, что я побывал здесь раньше, хотя тогда за удачу в сделке отвечал Вондар а я лишь наблюдал за его работой. Теперь успех зависел от того, насколько хорошо я запомнил все необходимое. Кочевники были гуманоидами, но не терранского вида, так что общение с ними требовало особых знаний. Даже терранцы и выходцы из терранских колоний не всегда могли договориться между собой о точном значении многих слов, об общих обычаях или нравственных принципах, а общение с различными чужеземцами только увеличивало путаницу.

Лучшее, что у меня было, — малогабаритный преобразователь — поместилось в хвостовом отсеке катера. Я пристегнул словарь-переводчик и убедился, что вода и аварийный запас пищи на месте. Иит уже устроился внутри, дожидаясь меня.

— Желаю удачи. — Рызк приготовился открыть люк. — Держись контактного луча.

— Об этом я ни за что не забуду! — пообещал я.

Мы находились на одном корабле, вместе обеспечивали его работу, в конце концов, мы были две особи одного вида в чужом мире, поэтому несмотря на то, что у нас было мало общего, мы, хоть и временно, но крепко держались друг друга.

Рызк будет внимательно следить за кратером. И я знал, что если с одним из нас случится несчастье, другой сделает все возможное чтобы помочь ему. Это был судовой закон, планетный закон — никем и никогда не записанный, но существовавший с того времени, как первый из нашего племени вылетел в космос.

Размышляя о предыдущем посещении Лоргала я припомнил, что кочевников можно встретить у глубокой ямы, которую странствующие племена время от времени рыли в ложе реки, зная, что на самом ее дне всегда проступит влага. Сориентировавшись по двум вулканическим вершинам, я полетел в этом направлении.

Обожженная земля, над которой проплывал катер, представляла собой хаос из полуразрушенных хребтов, острых, как кончик ножа, вершин и бездонных ущелий. Я не верил, что даже кочевники смогут пробраться здесь — ведь они не уходили далеко от древних речных путей, которые только и могли обеспечить их водой.

Скалы, которые вблизи Большого Горшка отличались в основном желто-красно-коричневыми оттенками, здесь были серыми, с небольшими блестящими включениями черных лоснящихся пород. Мы прилетели ранним утром, и теперь под яркими солнечными лучами ответы этих блестящих поверхностей слепили глаза. Катер летел над Черной рекой, и таких включений становилось все больше и больше, пока, наконец, и песок под нами не стал черным.

Угрюмый черный ландшафт нарушался кучами рыжего подпочвенного песка, которые были насыпаны по сторонам ям, вырытых аборигенами или местными животными в поисках воды. На внутренних склонах этих насыпей, окружая проступавшие внизу капли влаги, росли чахлые растения, которые свидетельствовали о первых опытах кочевников в земледелии.

Они берегли каждое зернышко, как другая раса на более благоприятной для жизни планете хранит драгоценные камни или металлы, и, уходя, сажали их с внутренней стороны насыпи. Когда через недели или месяцы, пройдя по кругу, они возвращались, то, при большом везении, их поджидал скудный урожай.

Судя по высоте чахлых кустиков вокруг двух ям, в которые я заглянул, лоргалиане уже давно здесь не были — значит для того, чтобы попасть в их лагерь я должен был лететь еще дальше на восток.

Отправляясь в дорогу, я не заметил никаких признаков жизни на стоявшем рядом корабле. Правда я не пролетал близко от него. Я заметил лишь, что люк его катерного отсека открыт, и понял, что конкурент уже вылетел и мог сорвать мои планы.

Черная река вдруг свернула, и я увидел вокруг ее высохшего русла большое неровное пятно, состоявшее из точек, — это были палатки. Внизу было заметно движение, и пока я сбрасывал скорость и заходил на посадку, я понял, что уже опоздал. Одетые в накидки с поднятыми капюшонами, аборигены ритмично двигались по кругу вокруг стоянки, щелкая длинными кнутами, направленными вовремя в пустоту, полную, согласно их представлениям, демонов, которым придется убраться прочь, благодаря этим предосторожностям, которые совершались перед любым крупным событием или серьезной сделкой.

Здесь уже приземлился другой катер. На нем не было эмблемы какой-нибудь компании, так что я мог не опасаться встречи с человеком объединения. Конечно, я и не рассчитывал увидеть здесь кого-нибудь из них. Для объединения это была слишком малая пожива. Нет, кто бы ни собирался торговать с этим племенем, это был независимый искатель удачи вроде меня.

Я опустился поодаль от катера соперника. Теперь я слышал тонкие, почти визгливые монотонные звуки издаваемые отгонявшими демонов аборигенами. С Иитом на плечах я вышел на сухой, колючий воздух, под палящее солнце, от которого меня едва защищали темные очки. Этот воздух царапал кожу так, будто был наполнен невидимыми, но очень чувствительными частичками песка. Теперь было понятно, почему аборигены надели длинные накидки и капюшоны, а лица прикрыли защитными полумасками.

Когда я приблизился к отгонявшим демонов, по сторонам от меня щелкнуло два кнута, но я не уклонился, хорошо зная этот обычай кочевников. Если бы я испугался и отскочил, это означало бы для них, что я замаскированный демон, и после этого раскрытия моей истинной сущности на меня обрушилась бы лавина копий с наконечниками из дзорана.

Теперь же охранники не обращали на меня внимание, и я беспрепятственно прошел внутрь стоянки. Пробравшись между двумя палатками, я вышел на открытое пространство, где и увидел собрание, которое охраняли отгонявшие демонов.

На площади между палатками толпились кочевники, — конечно, только мужчины, похожие на тюки грязных шерстяных одежд — лишь по щелочкам для глаз можно было определить, что внутри тюков кто-то есть. Лакисы — непривлекательного вида животные с раздутыми животами в которые они при необходимости на много дней запасали воду и пищу, лежали, подобрав под себя длинные тонкие ноги с огромными, созданными для путешествий по пустыне широкими ступнями, защищая своих хозяев от ветра. Их толстые шеи с непропорционально крохотными головами покоились на телах ближайших соседей, глаза были закрыты, как будто животные крепко спали.

12
{"b":"20877","o":1}