ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Приветствую великодушного человека. Мы будем рады, если вы получите у нас удовольствие. Он произнес обычное приветствие служащего ломбарда. — Деньги сразу на руки, никаких осложнений — мы рассчитываемся без проволочек!

Я хотел говорить с самим Тэктайлом, и было похоже, что добиться этого будет не просто — если только крылатый дракон не связан с Гильдией. В таком случае я мог воспользоваться соответствующими условными знаками, необходимыми для установления контакта, которые я знал от отца. Именно теперь я вплотную приблизился к полному краху. Если Тэктайл не вел дел с Гильдией и захотел бы продемонстрировать свою лояльность по отношению к Патрулю, мое разоблачение последовало бы сразу же после демонстрации камней. Если же он захотел бы передать меня Гильдии, их обязательно заинтересовало бы происхождение моих драгоценностей. Я был готов к любому исходу и хотел лишь одного — побыстрее совершить сделку. Я хорошо знал ценность того, что имел, и лишить меня заработка можно было только силой.

Я посмотрел на терранца взглядом, который, по моему мнению, можно было назвать многозначительным, и извлек из прошлого то, что, как я надеялся, должно сработать — если условные знаки за это время не изменились.

— Клянусь шестью руками и четырьмя животами Сапута, — пробормотал я,

— сейчас меня нужно ублажить.

Служащий не проявил никакого интереса. Он был или идеально вышколен или слишком осторожен.

— Дружище, ты говоришь о Сапуте. Значит ты опоздал на «Янгур»?

— Я не так беспечен, чтобы при желании не успеть вернуться. Ее слезы заставляют мужчину помнить слишком долго.

Я сказал три условные фразы принятого в Гильдии кода, которые когда-то давно обозначали наличие у говорящего чего-то необычного, чего-то такого, что он может показать только хозяину магазина. Эти фразы накрепко вошли в меня, когда я стоял за таким же прилавком в заведении моего отца.

— Да, Сапут недоброжелателен к гостям из других миров. Здесь тебе будет получше.

Он положил одну руку на прилавок ладонью вниз. Другой подтолкнул ко мне блюдо засахаренных бико-слив. Меня обхаживали как покупателя в каком-нибудь вице-президентском магазине в центре города.

Я взял верхнюю сливу, положил на ее место самый маленький из зеленых камней и глазами показал на него. Он забрал блюдо и поставил его под прилавок, откуда, как я догадывался, портативная камера передавала изображение Тэктайлу.

— Что у тебя, друг? — без запинки продолжил он.

Я положил перед ним один из самых маленьких дзоранов из неудачной сделки на Лоргале.

— Вот трещина. Он быстро и профессионально осмотрел камень. — Но мы давно не покупали дзораны, поэтому пойдем тебе навстречу. Хочешь заложить или продать?

— Продать.

— Но мы не покупаем, а лишь берем в заклад. Для продажи тебе нужно поговорить с хозяином. А иногда он бывает не в духе. Тебе бы лучше заложить его, друг. Три кредитки…

Я покачал головой как настаивающий на более высокой цене упрямый торговец.

— Четыре кредитки — вот его цена.

— Хорошо. Мне нужно спросить у хозяина. Если он скажет нет, ты не сможешь даже заложить свой камень, друг, и тогда лишишься всего.

Он задержал палец над установленной в прилавке кнопкой вызова, как будто дожидаясь, что я передумаю. Я покачал головой и сочувственно пожав плечами он нажал кнопку.

Я не знал, почему он так долго и тщательно разыгрывал эту сцену. Кроме меня, в магазине посетителей не было, а остальные служащие наверняка знали условные фразы. Единственным объяснением могло быть то, что они опасались какого-нибудь шпионского устройства, установленного в торговом помещении магазина. Возле кнопки вспыхнул свет, и служащий кивнул мне в сторону внутреннего помещения.

— Потом не говори, что тебя не предупреждали, друг. Твой камень не так хорош, чтобы заинтересовать хозяина, и ты ничего за него не получишь.

— Посмотрим.

Я прошел мимо остальных служащих, и никто из них даже не посмотрел на меня. Когда я подошел к концу прохода, часть стены отодвинулась, и я оказался в офисе Тэктайла.

Я не удивился, когда увидел, что блюдо с липкими сливами стоит на его столе, а зеленый камень уже освещен ярким светом. Он поднял свою драконью голову и, когда его глубоко посаженные глаза посмотрели на меня, я искренне порадовался тому, что он лишен того органа чувств, которое дано самкам его рода, и не мог прочесть мои мысли.

— У тебя еще есть такие камни?

Он сразу перешел к делу.

— Да, и получше этого.

— Они в розыске, с уголовным прошлым?

— Нет, я получил их в честной торговле.

Он неуверенно постучал своими тупыми когтями по столу.

— Сколько ты хочешь за них?

— Четыре тысячи кредиток.

— Ты лишен мудрости, незнакомец. На открытом рынке они…

— На аукционе за них дадут впятеро больше.

Он не предложил мне сесть, и я сам устроился на табурете с другой стороны стола.

— Если ты хочешь заработать двадцать тысяч, отнеси их на аукцион, — парировал он. — Если ты действительно честно добыл их, может, ты и получишь столько.

— У меня есть причина.

Двумя пальцами я сделал жест, означавший, что мое имя внесено в Список.

— Вот как.

Он помолчал.

— Четыре тысячи — хорошо, их можно продать вне этой планеты. Тебе нужны наличные?

Про себя я облегченно вздохнул. Мой самый большой риск оправдал себя

— он принял меня за курьера Гильдии. Теперь я покачал головой.

— Переведи деньги на порт.

— Хорошо, очень хорошо.

У меня в мозгу прозвучали слова Иита:

— Он слишком боится чтобы попытаться нас обмануть.

Тэктайл приготовился записывать.

— Имя?

— Иит, — сказал я. — Портовое отделение, четыре тысячи некоему Ииту. Выдать после повтора заказа голосом, — и назвал ему цифры кода.

На Лилестан я прилетел с огромными надеждами, а убирался прочь со скромной суммой — тем, что останется после оплаты портовых сборов и доставки разного снабжения, и опасениями, что мои новые контакты могут насторожить моих врагов.

Я вынул зеленые камни, и дракон быстро разложил их. По тому как он осматривал камни, я убедился, что он разбирался в драгоценностях. Затем он кивнул, и сделка состоялась.

Когда я шел к выходу, никто из служащих, включая терранца, не обратил на меня внимание. Я как будто стал невидимым. Когда я вышел на улицу, Иит заговорил:

— Хорошо бы отметить твой успех в «Пурпурной звезде».

Его предложение было настолько неожиданным, что я едва не споткнулся. Было бы гораздо мудрее вернуться на корабль, побыстрее приготовиться к отлету и вылететь отсюда прежде, чем мы угодили в какую-нибудь новую переделку. Хотя насколько я помнил прошлое, предложениями Иита никогда не следовало пренебрегать.

— Зачем? — спросил я, продолжая идти по направлению к видневшимся впереди огням порта.

— Этого закатанина Тэктайлу подсадили. — Иит отвечал без запинки, будто читал. — Он собирает информацию. Тэктайл ее имеет. В течение этого часа дракон собирается с кем-то встретиться в «Пурпурной звезде», и это крайне важная встреча.

— Не для нас, — отверг его предложение я.

Ввязываться в темные дела Гильдии мне совсем не хотелось.

— Не Гильдии! — Иит ворвался в мои мысли. — Тэктайл не из Гильдии, хотя и сотрудничает с ней. Это что-то другое. Пиратство — или ночной налет…

— Это не для нас!

— Ты внесен в Список. Если это сделал Патруль, то ты сможешь попробовать откупиться от них своевременной информацией.

— Как прошлый раз? Я не думаю, что мы сможем сыграть в эту игру дважды. Это должна быть очень ценная информация…

— Тэктайл был взволнован, его уговорили. Он думал только об удаче, — продолжал Иит. — Отнеси меня в «Пурпурную звезду», и я узнаю, что его так взволновало. Если ты в Списке, то о каких будущих полетах ты думаешь? Дай нам купить свободу. Мы все еще далеки от того, чтобы начать искать камни предтеч.

Ежедневные проблемы, связанные с необходимостью обеспечивать наше существование, оттеснили далеко в сторону планы поисков месторождения камней предтеч. Интуиция подсказывала мне, что Иит втягивает меня в очередную авантюру, причем из нее могло быть два выхода. Предположим, мы сможем подслушать беседу между драконом и каким-то таинственным собеседником — это дело должно быть весьма серьезным, если закатанам пришлось устроить в магазин своего агента. С другой стороны, выпивка в пилотском баре только добавит скандальной известности к моему образу чужеземного космонавта, который провернул в ломбарде удачную сделку.

22
{"b":"20877","o":1}