ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Подожди…

Я как будто натолкнулся на предупреждение Иита.

— Впереди ловушка.

— Что же делать?

— Ты не делай ничего, только не мешай мне! — резко ответил он.

Я почти не сомневался, что он продолжит идти вперед, чтобы обезвредить преграду. Но он поступил иначе. Я ощутил, как перед нами пошли волны телепатической энергии — при этом камень предтеч в моем поясе стал довольно горячим.

— Достаточно, — сообщил Иит. — Теперь ловушка разряжена. Проход открыт.

Прежде чем мы добрались до шлюзового отсека на поверхности станции, нам пришлось обезвредить еще две такие невидимые для меня ямы-ловушки. Как и обещал Иит, в шлюзе мы нашли скафандры. Скафандр был как раз на меня, и я не смог поместить туда все сокровища, поэтому чашу и корону передал Ииту, который забрался в самый маленький, но все же слишком просторный для него скафандр.

Я все еще не представлял, как мы доберемся до свода из обломков кораблей, а затем и до спасательной шлюпки. Правда, скафандры были оснащены ракетными двигателями, предназначенными для того, чтобы работающий в нем человек мог удаляться от станции, а потом возвращаться назад, на ее поверхность. Но их мощности не хватило бы на на весь путь, кроме того, нас бы легко заметил любой наблюдатель. Как бы то ни было, но сейчас у нас было сокровище и…

— Кстати о моей ошибке — действительно ли вице-президент знал что-то о чаше? — поинтересовался я.

— Он знал, что это карта, — подтвердил Иит.

— И они все-таки не собирались просто уничтожить ее.

Я надеялся, что не ошибался.

— Ты можешь только надеяться на это, — ответил мутант. — Но теперь нам действительно остается полагаться лишь на надежду.

Дверь открылась, и я выполз из шлюза, на поверхности станции меня крепко удерживали магнитные подошвы моих ботинок. Однажды мы с Иитом уже выходили в космос, и сейчас я вспомнил тот непередаваемый ужас, который охватил меня, когда я оторвался от корпуса корабля и оказался в космической пустоте.

Но здесь у пустоты был предел. Грузовой корабль, за которым мы сюда пробрались, уже ушел, но остроносый катер и яхта все еще были на месте, и над ними, во все стороны простирались обломки летательных аппаратов, и теперь я не знал, на что мы надеемся, рассчитывая найти узкий вход в эту спрессованную, перемешанную массу покинутых кораблей, среди которых была спрятана наша спасательная шлюпка.

Нам нужно было спешить, чтобы, пока энергозапас скафандра не исчерпался, пробраться к шлюпке. Каждая минута промедления увеличивала вероятность того, что нас поймают прежде, чем мы попробуем сбежать. Тем не менее, мы выполнили все предосторожности и связались вместе не очень длинным тросом. После этого взлетели между двумя угрожающе нависшими над головой кораблями.

— Я не достаю до пульта управления реактивным двигателем, — сообщил Иит.

Этот удар лишил меня последней надежды. Хватит ли энергии лишь моего ранцевого двигателя на нас обоих? Я включил управление и почувствовал толчок, с которым оторвались от поверхности станции наши скафандры. Я направлялся к ближайшим обломкам. По ним я надеялся пробраться до прохода. Я ждал, что в любой момент нас поймают лучами, надеясь что вице-президент не рискнет применять аннигиляционное оружие, которое вместе с нами уничтожило бы сокровища.

Несмотря на то, что Иит, медленно вращаясь на конце троса, тормозил движение, мой двигатель продолжал работать, а лучей преследователей не было видно. Я не ощущал никакого триумфа, только дурные предчувствия действовали сейчас мне на нервы. Нет ничего хуже, чем ждать нападения. Я не сомневался, что нас уже заметили и в любой момент мы можем оказаться в сети.

Двигатель умолк, когда мы были все еще далеко от цели. И хотя, отчаянно нажимая на кнопки, я извлек из него еще одну слабую вспышку, это лишь придало мне вращательное движение. Иит по инерции вылетел вперед, и теперь я видел, как раскачивался его скафандр оттого, что внутри Иит отчаянно пытался дотянуться до пульта, чтобы включить свою ракету.

Не знаю, что он сделал, но неожиданно его скафандр рванулся вперед и потянул меня за собой. Он перестал раскачиваться и двигался все стремительнее. Теперь он мчался, как летящая в мишень стрела, легко таща меня за собой к обломкам. Я все еще не мог понять, почему за нами до сих пор нет погони.

Стена заброшенных кораблей становилась все более отчетливой. Я был убежден, что Иит может регулировать мощность двигателя, и мы не врежемся прямо в нее. Любая острая конструкция могла разорвать оболочку скафандра и убить нас.

Иит снова начал двигаться в скафандре, пытаясь уменьшить скорость. Хотя я никак не мог повлиять на наше движение, я тоже начал менять свое положение, надеясь прикоснуться к борту покинутого корабля ногами, что было бы наиболее безопасно при встрече со стеной обломков.

Сейчас наша скорость значительно превышала возможности наших ракет. Неожиданно я догадался, что для увеличения мощности своего двигателя, Иит использовал камень предтеч, вставленный в чашу.

— Выключи! — мысленно приказал я. — Иначе от нас останутся одни клочья.

Я не знал, сумел ли он наконец справиться с двигателем, но мои ступни едва выдержали удар, когда я прикоснулся к небольшой ровной площадке, которую присмотрел для посадки. Я попытался схватить скафандр Иита. Ему удалось повернуть, и мы продолжали лететь вдоль обломков так далеко, чтобы не зацепиться за них. Магнитные ботинки помогли мне ненадолго задержаться, но слишком ненадолго. Хотя резким рывком я приостановил движение Иита, сила продолжавшая тянуть его дальше тут же оторвала меня от поверхности площадки.

Мы продвигались вдоль стены обломков, старательно лавируя, чтобы случайно не прикоснуться к ней. Но даже если видовой сканер не нашел бы нас на фоне этой массы искореженного металла, то любой теплочувствительный луч мог без труда засечь нас. И я не сомневался в том, что такое оборудование имелось на Блуждающей Звезде.

Может быть, они не нападали на нас, потому что боялись лишиться сокровища? А что если они послали впереди нас команду, которая введет в действие внешнюю защиту, и, закупорив нас здесь, как в бутылке, подождет, пока нас можно будет взять голыми руками, когда воздух кончится и мы станем абсолютно безопасными?

— Думаю, ты нужен им живым.

Иит как будто ответил на мою последнюю мрачную мысль.

— Они убеждены, что ты знаешь о ценности этой карты. Они хотят узнать, откуда тебе это известно. И возможно, им известно что Хайвел Джорн на самом деле не восстал из мертвых. Я могу просматривать сознания, но там, в этом гнезде, я не смог четко рассортировать все их мысли.

Меня не интересовали мотивы противника. Сейчас я думал только о побеге. Если бы у нас было время, мы могли обойти вокруг всей стены, чтобы найти выход. Но на это нам не хватит кислорода.

— Посмотри вперед — на тот корабль с разбитым люком, — неожиданно сказал Иит. — Мы уже близко!

Я внимательно посмотрел на разбитый люк. Он был похож на полуоткрытый рот. Я тоже вспомнил этот люк. Как раз перед тем, как луч взял нас в плен, я взялся рукой за край его крышки. Теперь я точно знал, что вход где-то поблизости, хотя поверить в такую удачу было трудно.

Выбираясь из обломков на открытое пространство, Иит рывком увеличил скорость, и мне было понятно, что энергии только его ранцевого двигателя для этого было бы недостаточно. Этого рывка хватило для того, чтобы мы долетели до прохода для кораблей. Оттуда я начал продвигаться к шлюпке, хватаясь руками за разные выступы, подтягиваясь вперед и волоча за собой скафандр с Иитом. Я мог сделать это только потому что мы находились в невесомости. И все равно мне было чрезвычайно тяжело и я не был уверен в том, что смогу дойти до конца.

Я уже не думал о том, сколько осталось до шлюпки, а направлял все свои силы и все свое внимание только на путь до каждой следующей опоры. Я даже перестал бояться потому что мысли о возможных преследователях лежали вне самой главной цели — подтянуться и найти следующий выступ.

36
{"b":"20877","o":1}