ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В темноте ночи стали видны прожекторы космопорта, в свете которых проплывавшие над нашими головами луны планеты потускнели и стали мертвенно-бледными. Самым главным теперь было пройти через ворота и пересечь космодром, чтобы добраться до стоянки наше о корабля. Если Патруль, а, возможно, и Гильдия, продолжали следить за нами, то, пусть мы и оторвались от них в городе, все равно кто-нибудь должен был поджидать нас возле корабля. И мой шрам, если он все еще на мне, мог не выдержать личностной проверки на последнем контрольном посту. Возможно, чтобы спастись, придется бежать, а вот этого Рызк как раз и не мог. На первом контрольном посту я не задержался дольше, чем это было нужно для проверки наших с Рызком идентификационных дисков. Какая-то часть его одурманенного мозга выполняла внушения Иита, поэтому, когда потребовалось, он неловко достал диск из-под туники. Потом я нашел способ двигаться быстрее. Неподалеку был припаркован носильщик — дорогая услуга, которой я не воспользовался бы для перевозки дорожной сумки. Но теперь было не до экономии. Поддерживая и подталкивая, я подвел к нему Рызка. Возить на нем пассажиров запрещалось, но сейчас меня не заботили такие мелочи. Я уложил Рызка на платформу и, прикрыв его водонепроницаемым чехлом, так, чтобы изменить контуры, положил на него свою сумку, чтобы казалось, что я везу багаж. Потом я установил номер сектора, где стоял мой корабль, вложил кредитку и запустил носильщика. Я был уверен, что если по пути Рызк не свалится с него, он вскоре подъедет к аппарели нашего корабля. В то же время мы с Иитом должны были добраться до корабля кратчайшим и самым безопасным маршрутом. Я огляделся в поисках чего-нибудь подходящего. Возле аппарелей внутрисистемной ракеты туристического класса толпилось много пассажиров, и еще больше опоздавших направлялись к ней. Многих из отлетающих провожали родственники или шумные компании друзей. Я присоединился к такой группе и старался идти так, чтобы держаться в хвосте процессии. Мои спутники провожали двоих мужчин, одетых в форму Охраны, ко которые, очевидно, направлялись на чрезвычайно нежелательную для них работу на Мемфору, следующую планету системы, имевшую репутацию далеко не веселого места. Компания состояла в основном из мужчин, и мне казалось, что я не особенно заметен среди них. Я бы не смог найти лучшего прикрытия. Но достигнув входа в ракету, мне придется расстаться с ними и направиться к своему кораблю. Как раз в это время я буду особенно отчетливо виден.

Я обогнул толпу провожавших, стараясь не привлекать к себе внимания. Кроме того, мне показалось, что Иит использовал пелену для отвода взглядов. Мне очень хотелось быстро побежать или укрыться под чем-нибудь вроде панциря краба. Но об этом я мог только мечтать. Теперь я не смел даже оглянуться, потому что уже этим движением мог насторожить наблюдателя. Впереди я увидел медленно движущегося по курсу носильщика. Моя сумка не свалилась, а это означало, что Рызк не шевелился. Носильщик подъехал к аппарели и остановился, дожидаясь, чтобы с него сняли груз.

— Постовой… справа… Патруль…

После этого предупреждения Иит ожил. Я не посмотрел туда, где он обнаружил наблюдателя.

— Он приближается?

— Нет. Он снимает на пленку носильщика. У него нет приказа предотвратить вылет — только убедиться, что ты действительно улетаешь.

— Чтобы знать, что наживка готова и им остается только приготовить ловушку. Очень ловко, — прокомментировал я.

Но теперь дороги назад не было, и в этот момент я и вполовину не боялся Патруля так, как боялся Гильдии. В конце концов для Патруля я представлял какую-то ценность — пришло время для принесения наживки в жертву. Но я чувствовал, что вне планеты они не смогут так просто использовать меня в своих целях. Я все еще имел то, о чем они не подозревали, — камень предтеч. Так что я не подал виду, что знаю о постовом. Под его наблюдением я стащил Рызка с платформы носильщика, провел его к аппарели, затащил внутрь и загерметизировал корабль. Я уложил свою добычу в одну из двух кают, расположенных палубой ниже, привязал его там, взял с собой его пилотский диск и вместе с Иитом забрался в штурманскую рубку. Там, чтобы удовлетворить портовые власти, я установил диск Рызка в идентификатор и приготовился к взлету. Иит подсказывал мне, как управляться с автоматикой. Но у меня не было пленки с маршрутным заданием, и это означало, что в космосе придется работать Рызку, иначе следующий порт мы сможем найти лишь случайно.

4

Итак, мы не могли войти в гиперпространство до тех пор, пока Рызк не ввел координаты для прыжка. Поднявшись с планеты, мы остались внутри системы, а это было еще опаснее. В то время как за движением корабля в гиперпространстве следить было невозможно, найти его внутри системы очень просто. Поэтому, придя в себя после стартовых перегрузок, я сразу расстегнул ремни безопасности и пошел за пилотом.

Наш корабль, «Обгоняющий ветер», был побольше кораблей разведчиков, но не так велик как суда вольных торговцев класса Д. Когда-то он служил личной яхтой одного из вице-президентов. Это подтверждали многочисленные заплаты в тех местах, откуда были грубо вырваны дорогие предметы обстановки. Потом его использовали внутри системы на грузовых линиях. Саларик купил судно для перепродажи после того, как Патруль конфисковал его за контрабанду.

Кроме обычных помещений для экипажа, на судне было еще четыре каюты. Правда три из них были переоборудованы в трюм. Особенно, меня устраивал установленный здесь удобный для торговца драгоценностями сейф с запорным устройством, которое открывалось только с помощью личного отпечатка.

Судя по опечатанным кронштейнам и отметинам на палубах и переборках, «Обгоняющий ветер» когда-то был оборудован строго запрещенными боевыми джей-лазерами. Но сейчас корабль был безоружен.

Я оставил Рызка в единственной пассажирской каюте. Когда я вошел, он, дико озираясь, пытался выпутаться из ремней безопасности.

— Что?.. Где?..

— Ты в космосе, на корабле в качестве пилота. Я решил сказать ему все сразу, не пускаясь в пространные разъяснения. — Мы все еще в системе, но готовы идти в гиперпространство сразу после того, как ты установишь курс.

Он часто заморгал, и, как это ни странно, его обмякшее от планетной праздности лицо изменилось, стало понятно, что когда-то этот человек был другим. Он протянул руку и приложил ладонь к переборке, как будто только это прикосновение могло заставить его поверить, что все услышанное — правда.

— Чей корабль? Его речь неожиданно стала отчетливее, изменившись подобно лицу.

— Мой.

— А кто ты такой? — Он, прищурившись, посмотрел на меня.

— Мэрдок Джорн. Я торгую драгоценными камнями. Иит неожиданно, как он это умел, прыгнул со стола на край кровати и присел там, сложив на коленях свои передние лапы.

Рызк перевел взгляд на Иита, потом снова посмотрел на меня.

— Хорошо, хорошо! Но мне нужно выспаться.

— Нет, — услышал я мысль, которую Иит отправил Рызку, — только после того, как ты введешь курс.

Пилот вздрогнул, потом потер руками лоб, как будто желая стереть то, что появилось у него в сознании, миновав уши.

— Курс куда? — спросил он, как будто пытаясь отогнать появившуюся от употребления фэша или вивера галлюцинацию.

— В квадрат 7-10-500.

В течение последних недель, когда я боялся, что мы уже никогда не попадем в космос, у меня было более чем достаточно времени, чтобы детально продумать свои планы. Чем быстрее мы начнем зарабатывать на дорогу, тем лучше. Кроме того, я многому научился у Вондара, поэтому надеялся на удачное начало.

— Я не прокладывал курс уже… уже… — Его голос затих. Он еще раз приложил руку к переборке. — Это… это же корабль! Я не сплю?

— Это корабль. Теперь ты можешь отправить нас в гиперпространство? — Я больше не скрывал свое нетерпение.

Двигаясь сначала несколько неуверенно, он вскочил с кровати. Но, очевидно, ощущение того, что он находится на корабле, действовало на него тонизирующе, уже на трапе он набрал хорошую скорость и легко вбежал в штурманскую рубку. Не дожидаясь, чтобы ему предложили кресло пилота, он сел и внимательно осмотрел показания приборов.

9
{"b":"20877","o":1}