ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если это попало в запретный список, – сказала Майлин, – то кто-то обязательно должен был знать происхождение и источник этого – и конечно же, должен был и видеть это прежде.

Тут заговорил Зорор:

– Крылья… собрат, – теперь он смотрел на Фарри, и в его взгляде чувствовалась тревога, частично скрываемая морщинистыми чешуйками. – Ты смог бы рассказать нам, кто и где?

Фарри вновь ощутил волну головокружения.

– Я…

– Нет! – перебила его Майлин. – Есть одно место, куда он не рискнет отправиться – то есть, в прошлое, откуда он появился. – Она вытянула руку и откинула со лба Фарри мокрые от пота волосы.

– Где же вы нашли это, Дочь Лунной Силы? – спросил Зорор обычным тоном, словно она предоставила ему какие-то улики.

– На открытой продаже, на рынке. Просто искали что-нибудь необычное, – парировала она. – Фарри может отправиться туда и поискать нужную информацию.

– Найти космонавта, павшего духом от неудач, и даже гораздо больше, – заметил Ворланд.

– Космонавта, побывавшего на многих планетах, известных и неизвестных, – добавил Зорор, словно пытался разобраться с проблемой при помощи всей силы своего знания. – Но для того, что встретиться с ним – нам придется отправиться к нему. А с этим, вероятно, можно будет узнать и побольше!.. – Он не дотронулся до шарфа, на который показывал его коготь. – Но нашему маленькому собрату необходима какая-нибудь защита. Давайте-ка подумаем…

– Защита? – переспросил Ворланд.

– Разумеется. Когда у нас будет побольше времени, я объясню. Но уже сумерки, и я бы сказал, что нам лучше приступить к обсуждению того, что нам надо делать, до наступления ночи.

Майлин взяла плащ с капюшоном и ловко набросила его на Фарри, прикрепила капюшон к верхним кончикам крыльев, оставив ему впереди смотровое отверстие. В таком виде Фарри ростом почти не уступал своим спутникам. Прежде чем он успел взять Тоггора, тот сам соскочил со стола и устроился на Фарри, удерживаясь всеми восемью коготками.

Когда они вышли на маленький задний дворик, закатанин заговорил в наручное устройство, вызывая скутер. Ворланд покачал головой.

– При всем уважении к вам, великий истортех, здесь мы будем на виду у всех, как опознавательный знак на дороге…

– Да, это так, – отозвался Зорор, когда маленький летательный аппарат приземлился и замер в ожидании распоряжений. – Но он доставит вас прямо к воротам космопорта. А там будет полным-полно народу, и мы проведем вас через эту толпу к выходу в Факсц – откуда всего лишь шаг до Торговой улицы.

Майлин пристально посмотрела на него.

– Мой старший брат, ты говоришь как человек, идущий на поле брани и ожидающий победы. Ты говоришь, что Фарри отправляется в опасный путь. И как ты думаешь там действовать?

– Я хотел спросить то же самое у тебя, младшая сестра, – отозвался закатанин. – То, что узрел наш маленький собрат – я уверен, оно оттуда. Да, он направляется в самое сердце опасности. А таким образом мы предпринимаем все возможные для нас меры предосторожности.

Они забрались в скутер, и Ворланд наклонился вперед, чтобы настроиться на нужное направление.

Фарри занимал больше места, чем его часть отсека, поскольку закрытые плащом крылья вновь возвращали его к тем временам, когда горбу сильно пригибал его вниз. По крайней мере ему удалось сложить крылья сзади во всю их длину, и он избавился от чрезмерного неудобства, хотя не смог избавиться от ощущения, что где-то его ожидает огромная опасность. Он переводил взгляд с Майлин на Ворланда, затем смотрел на своего третьего спутника – закатанина. Тот, судя по выражению его чешуйчатого лица, похоже, чувствовал то же самое. Майлин подняла голову, и Фарри увидел в ее глазах уже знакомые ему искорки; потом он узнал крепко сжатые губы Ворланда и заметил то обстоятельство, что рука космонавта скользила то взад, то вперед вдоль пояса, будто он нащупывал рукоятку длинного ножа или хватался за станнер, которые по закону забрали на хранение офицеры космопорта, когда они приземлились.

– Где же этот торговец? – с интересом осведомился Зорор.

– Неподалеку от конца сточных канав, – ответила Майлин, – рядом с такими местами, которые снимают на ночь те, у кого нехватка кредитов. – Ее рука указала на устройство, которое показывало ее покупную способность.

– Значит мы приземлимся возле Ворот Незарегистрированных Чужеземцев, – произнес Зорор и провел когтями по чешуйкам, прикрывающим его губы. – И…

– За нами хвост, – перебил ее Ворланд. – Частный скутер, не рейсовый, следует параллельным курсом. Ведь у купцов на этой планете есть свои цвета, не так ли, сэр?

Зорор не повернулся, чтобы посмотреть и удостовериться, что космонавт был прав, а отплатил Ворланду комплиментом доверия.

– Совершенно верно, сэр.

– Тогда, разве могут на аппарате купцов находиться три красных полосы с солнцем посередине?

Зорор дважды моргнул. Фарри попробовал повернуться и посмотреть на то, о чем сообщил Ворланд, но его попытка не увенчалась успехом из-за плотно завернутого плаща.

– Это бессмыслица, – промолвил закатанин.

– Что и почему? – осведомился космонавт.

– Вы назвали домашние цвета тех, кто занимается морской торговлей, но они не показали бы подобный знак в глубине континента. Торговые дома, базирующиеся на море, совершенно другого рода; и там очень мало тех, кто отправляется на сушу за чем-нибудь, кроме случаев Призыва от Консула – и делают они это весьма неохотно. Ни у одного из них нет здесь даже временного жилища.

– Нет! – голос Майлин прозвучал, как приказ; и этого было достаточно, чтобы все взоры обратились к ней. Выражение ее лица было угрюмо, а руками она вырисовывала на коленях какие-то узоры, в которых Фарри узнал символы Лунной Певицы. – Не думайте, что здесь нет никого, кто ищет! – сперва довольно громко проговорила она, но потом ее голос превратился в шепот.

Фарри в мыслях двигался по пути, по которому следовал в прошлом. Вот башня, которую он быстро создал в своих мыслях. Похожая на башню, что на Йикторе, где он по праву вступил в свое наследство, а Майлин раскрыла похороненную историю ее давным-давно забытого рода. Но эта башня была не из камня и не из каких-либо строительных материалов, которые он знал; и она быстро увеличивалась перед его воображаемым взором, становясь пурпурно-красной. Теперь она медленно начинала светиться, свет распространялся от одного этажа до другого, затем снова потемнела и посерела, а потом стала бархатного оттенка неба, в котором только что зарождалась ночь.

Он настолько сосредоточил на ней внимание, что Фарри даже вздрогнул от прикосновения Майлин, испытав потрясение, похожее на то, когда некто неожиданно пробуждается из глубокого сна.

Скутер приземлился. Прямо за ними возвышались ворота, о которых упоминал Зорор, хотя в эти минуты через них никто не проходил. Впереди, не очень далеко, начинался старый космопорт, имеющий вид такой же неприглядный и грязный, что и само Приграничье. Здесь скопилось множество людей, оставшихся в некотором роде из-за их личных качеств: космонавты, допустившие грубые ошибки, и те, кто был замешан в контрабанде различными товарами. При желании любой здесь мог снова вооружиться станнером, таким, какие Ворланда и Майлин сдали, едва приземлились.

Фарри казалось, что весь здешний воздух, витающий над джунглями полуразрушенных и полуразвалившихся зданий, борется с небом наступающей ночи, как, наверное, дым от отвратительного костра. Он сильнее завернулся в плащ и мягко коснулся Тоггора. Тот воспринял этот жест как проявление заботы, ибо заерзал туда и обратно, а в уме существа на какое-то время возникло ощущение единства.

– Проходи же… проходи!.. – услышал Фарри – и ощутил в голосе такую настоятельность, что почти побежал, но Ворланд схватил его за плечо.

– Не так быстро, брат, – спокойно произнес космонавт. – Они все еще наблюдают за нами – так давай не привлекать внимания к тому, что мы собираемся делать, а то, возможно, нас подстрелят, если они на это готовы.

5
{"b":"20879","o":1}