ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– На что же она способна? Предъявить нам долг крови, чужестранец?

– Это сказал ты, а не я. Ты показал нам одно чудовище, я другое. Кто может сказать, которое сильнее, когда спор идет о тенях?

Бесшумно ступая голыми ногами по террасе, Ламбрило выдвинулся вперед.

Теперь он отстоял от врача на вытянутую руку.

– Ты вызвал меня на состязание, – произнес колдун.

Дэйн удивился, так как не понял, вопрос это или утверждение.

– С какой стати мне вызывать тебя, Ламбрило? У каждой расы свое волшебство и я пришел не сражаться. – И глаза Тау встретились с глазами хаткианина.

– Ты вызвал меня. – Ламбрило повернулся, но потом глянул назад через плечо. – Сила, которой ты владеешь, может стать сломанной щепкой, чужестранец. Вспомни мои слова, когда тени овеществятся, а вещи станут подобны теням!

Глава 3

– Вы действительно владеете силой?

Отвечая на эти слова Азаки, Тау покачал головой.

– Не в такой уж большой степени, сэр. Ваш Ламбрило сильный колдун, хотя я и остановил его. Вы видели результаты.

– Не отрицаю. То, что мы видели, не ступало по этому миру.

Тау подтянул лямку заплечного вещмешка.

– Сэр, когда-то люди вашей расы, от которых вы происходите, охотились на слонов, брали их бивни в свои сокровищницы, ели их мясо, но также и погибали под ударами их ног, когда бывали неосторожны или им не везло. Это заложено в вас и память об этом может проснуться. И тогда вы видите слона из времен, когда он был владыкой и не боялся ничего, кроме хитрости и копий маленьких, слабых людей. Ламбрило просто пробуждает ваши умы и вы видите то, что он хочет.

– Как он это делает? – резко спросил Азаки. – Мы видим льва вместо Ламбрило благодаря колдовству?

– Он сопровождает свои заклинания звуками барабанов, танцами и, как я предполагаю, таким образом его разум навязывает нам свою волю. Но, вызвав у вас нужную ему иллюзию, он не может удержать ее, если из древней родовой памяти всплывет другая иллюзия. Я просто использовал методы Ламбрило, чтобы показать вам картину, некогда хорошо знакомую вашим предкам.

– И так поступив, вы нажили себе врага, – сказал Азаки, стоя перед полкой с очень современным оружием. Наконец он сделал выбор и взял серебряную трубку со скругленным у плеча для лучшего прилегания стволом. Ламбрило этого не забудет.

– Да, – Тау коротко усмехнулся, – но я просто сделал то, чего вы хотели не так ли, сэр? Я сосредоточил не себе его вражду, вражду опасного человека, и теперь вы надеетесь, что мне придется из самосохранения убрать его с вашей дороги.

Хаткианин медленно повернулся, держа оружие на плече.

– Я не отрицаю этого, космонавт.

– Тогда дело здесь действительно серьезное...

– Оно настолько серьезно, – прервал его Азаки, обращаясь не только к нему, но и к другим инопланетникам, – что происходящее ныне может означать конец Хатки, какой я ее знаю. Ламбрило самая опасная фигура из всех, кого я встречал за свою жизнь охотника. Или мы вырвем ему клыки, или все, над чем я здесь трудился, будет сокрушено. Чтобы предотвратить это, я готов воспользоваться любым оружием.

– И теперь ваше оружие – я, и вы надеетесь, что я окажусь столь же полезен, как иглоружье, которое вы сейчас держите. – Тау снова засмеялся, но смех его был невеселым. – Будем надеяться, что я докажу свою полезность.

Джелико выдвинулся из тени. Весь разговор происходил тотчас после рассвета и сумрак исчезающей ночи еще держался по углам оружейной. Капитан направился прямо к полкам и выбрал себе короткоствольный бластер. Только когда рукоять его оказалась сжата рукой капитана, он посмотрел на Азаки.

– Мы приехали в гости, Азаки. Мы ели хлеб и соль под этой крышей.

– То плоть и кровь моя, – мрачно отвечал хаткианин. – Коли понадобится, я спущусь во тьму Сабры прежде вас, если силы смерти против нас. Я буду всегда впереди, отгораживая вас от тьмы, капитан. Но помните также – то, что я сейчас делаю, для меня важнее жизни любого человека.

Ламбрило и те, кто за ним стоит должны быть уничтожены. И в моем приглашении не было коварства.

Они стояли лицом к лицу, равные ростом, личным авторитетом и чем-то неясным, что делало их хозяевами в столь различных мирах. Потом рука Джелико опустилась и кончики его пальцев скользнули по рукояти ножа.

– Обмана не было, – уступил он. – Я понял, что вы в нас сильно нуждаетесь, когда вы пришли на «Королеву».

Поскольку капитан и Тау посчитали, казалось, ситуацию приемлемой, Дэйн приготовился следовать за ними, хотя совершенно ничего не понимал. И с той минуты у них не осталось иного выбора, как посетить Зобору.

Азаки, один из его охотников-пилотов и трое с «Королевы» прошли к флиттеру и, поднявшись над краем гор, встававших за укрепленным двориком, помчались на север. На востоке вставало солнце, похожее на пылающий шар.

Внизу раскинулась оголенная местность – скалы, вершины и розовые тени, укутавшие расщелины. Но все это быстро осталось позади и они очутились над морем растительности, переливавшимся всеми оттенками зеленого цвета. В общий зеленый ковер древесных вершин врезались желтые, синие и даже красные тона. Снова цепь возвышенностей и за ней открытая местность, болотистые низины, поросшие высокой травой, уже выгоревшей до желтизны на палящем солнце... Здесь протекала река – буйный, извивающийся поток, временами текущий почти в обратную сторону. Попадалось много разломов в земле, образованных доисторическими вулканическими силами. Азаки указал на восток, на черное пятно, расширявшееся в обширный клин.

– Болото Мигра. Оно еще не исследовано.

– Вы же можете зафотографировать его с воздуха... – начал Тау.

Главный лесничий нахмурился.

– При таких попытках было потеряно четыре флиттера. Перелетают через гребень вот этой последней на востоке горы и перестают присылать сообщения. Тут какой-то вид воздействия, нам пока непонятного. Мигра мертвое место. Попозже мы сможем пройти вдоль его края и тогда сами увидите. А сейчас...

Он заговорил с пилотом флиттера на своем языке и тот направил машину вверх под таким углом, будто хотел доставить их на высочайшую вершину, встретившуюся им в этой горной стране. И наконец перед ними возникла обширная травяная степь с пятнами небольших лесных массивов.

– Зобору? – одобрительно кивнул Джелико.

– Зобору, – подтвердил Азаки. – Мы движемся к северному концу заповедника, я хочу показать вам гнездо фасталов. Сейчас у них сезон высиживания и это зрелище, которое надолго запоминается. Но вначале мы отправимся на восток – я должен попутно проверить два лесничества.

После посещения второго лесничества флиттер полетел еще дальше на восток, снова поднявшись над цепью возвышенностей. Решено было осмотреть одно из новооткрытых чудес – кратерное озеро, о котором сообщили работники второго лесничества. Подлетев к озеру, флиттер спланировал вниз поперек зеркала воды, имеющей глубокий изумрудный оттенок. Вода наполняла кратер от одной скальной стены до другой, не оставляя места для пляжа у подножия отвесных утесов. Когда машина начала подниматься, чтобы они смогли яснее увидеть противоположную стену, Дэйн насторожился.

Одной из его обязанностей на «Королеве» было пилотирование флиттера при перемещениях по планетам и хотя этим утром они были пассажирами и летели с хаткианским пилотом, все же он подсознательно следил за каждым изменением в управлении. И теперь он почувствовал, что замедленный отклик флиттера на сигнал к подъему требует вмешательства со стороны пилота и инстинктивно вытянул руку отрегулировать рычаг мощности. Они поднялись немного выше опасной скальной стены, но машина реагировала неважно. Дэйну не надо было следить за быстро движущимися руками пилота, чтобы понять, что они в опасности. И его легкое беспокойство превратилось в нечто иное, когда нос машины вновь наклонился вниз. Капитан Джелико беспокойно пошевелился и Дэйн понял, что тот тоже встревожен.

Пилот перевел регулятор мощности на приборной доске в крайнее верхнее положение, но флиттер не отреагировал. Он продолжал снижаться, будто нос его был перегружен или скалы внизу притягивали его, как магнитом.

5
{"b":"20888","o":1}