ЛитМир - Электронная Библиотека

Андрэ Нортон

Шервуд Смит

Покинутый корабль

Глава 1

Если не считать писка, доносившегося из компьютерных консолей, да беспорядочно-быстрого постукивания клавиш, контрольная панель «Королевы Солнца» хранила гробовое молчание.

Дэйн Торсон посмотрел на высокого, гибкого, словно пантера, мужчину в командирском кресле и почувствовал, как напряглись мышцы живота.

Взгляд капитана Джелико не отрывался от постоянно меняющихся показаний приборов на экранах панели управления.

Лицо его было непроницаемым, но по тому, как побелел шрам от бластера на щеке и напряглись мышцы спины, угадывалось волнение.

Над консолью штурмана, непрерывно перебирая пальцами, склонился Стин Вилкокс, будто пытался в чем-то убедить и уговорить данные, которые выдавал на экраны навигационный компьютер, – группы цифр, сменявшие друг друга так быстро, что Дэйн ничего не мог разобрать.

Но Дэйну и не надо было понимать их. У него как у помощника суперкарго в настоящий момент никакой работы не было.

Он жался на тесном капитанском мостике лишь потому, что не мог просто сидеть в своей каюте, как его начальник Ян Ван Райк или в кают-компании со стюардом Франком Мурой и врачом Крэйгом Тау. Дэйн был не в состоянии, как эти двое, играть в карты, не обращая никакого внимания на напряжение, охватившее корабль; не обладал он и невозмутимым отношением к жизни, подобно Ван Райку. Дэйн понимал, что кораблю грозит опасность, возможно, самая серьезная из всех, с которыми им приходилось встречаться, и должен был встретить ее лицом к лицу.

– Черт, черт, черт, – раздраженно бормотал Вилкокс, – не нравится мне выходить из гипера так близко к планете, шеф.

– Ничего не поделаешь. – Джелико говорил отрывисто, четко. – Мои вычисления пока подтверждаются до десятого знака после запятой: у нас не хватит топлива для броска. Придется использовать гравитационный колодец.

Дэйн Торсон снова взглянул на шкалу уровня топлива. Он постоянно следил за ней последний час – как и остальные члены экипажа. Капитан все вычислил очень точно; если они не воспользуются пространственной недостаточностью, вызванной планетарной массой, у них не хватит горючего, чтобы вырваться из гиперпространства, – или, точнее, бросок не оставит им достаточного количества топлива для того, чтобы "добраться до Биржи – торгового города, расположенного на орбите над Микосом. Что, по сути, было одно и то же.

– Минута до броска, – проговорил капитан.

Двигатели заурчали, набирая энергию, которая вышвырнет «Королеву» обратно в нормальное пространство. Дэйн вжался в свое кресло и потянулся, чтобы застегнуть ограничительный ремень...

Страшный удар сотряс корабль.

Голова Дэйна дернулась, и он вцепился в подлокотники своего кокона. На капитанской консоли замигали аварийные лампочки, по интеркому из машинного отсека донесся поток ругательств обыкновенно молчаливого Иоганна Штоца.

Псевдогравитация гиперпространства внезапно исчезла, на Дэйна накатила знакомая «бросковая» тошнота, и он чуть не вылетел из кресла, прежде чем смог опять натянуть свои магнитные ботинки, стоявшие на мостике, и пристегнуть ремень.

– Бросок! – крикнул Вилкокс, а потом, тонким голосом:

– Мы попали в узел!

– Координаты, – скомандовал Джелико. – Определи, где мы находимся и что у нас по курсу.

Пальцы Вилкокса уже порхали над панелью управления.

Дэйн посмотрел на капитана Джелико, который с тем же спокойным выражением лица изучал приборы.

Произошло самое скверное, за исключением, пожалуй, эпидемии, поскольку выбросившее их гравитационное искривление означало наличие поблизости большой массы, а там, где находилась одна масса, вероятнее всего, были и другие.

Неужели они каким-то образом залетели в необозначенное на карте скопление астероидов? Дэйн взвесил такую возможность.

Нет, Стин Вилкокс слишком опытен для такого.

Наблюдая за сноровистой работой товарищей по команде, Дэйн вдруг почувствовал рядом с собой чье-то присутствие и ощутил приятный запах лаванды. Он обернулся. У люка на мостик, прямо позади его кресла, стояла новый медик, Раэль Коуфорт, внимательно наблюдая за происходящим бесстрашными фиалковыми глазами. Стало быть, ее тоже тянуло находиться здесь.

Это была их общая черта.., от такой мысли Дэйн почувствовал себя слегка неловко. Он повернул голову, чтобы отвлечься, и стал смотреть, как сенсоры дальнего радиуса действия «Королевы Солнца» медленно вычерчивают курс, а навигационный компьютер Вилкокса ориентирует их.

– Корабль в системе Микоса, приблизительно в двадцати пяти световых минутах от солнца, – говорил штурман. Он еще немного поколдовал над панелью. – Никаких планетарных масс по курсу не обнаружено... Мы примерно в пятнадцати градусах над эклиптикой. – Вилкокс помолчал, перевел взгляд с экранов на клавиши и обратно.

Дэйна кинуло в дрожь; он никогда еще не видел, чтобы штурман так колебался.

Помолчав еще и не меняя интонации, Вилкокс огласил смертный приговор их карьерам Вольных Торговцев;

– Ни до одного порта топлива недостаточно.

Никто не проронил ни слова. Всякий, кто был на мостике, мог видеть на экране истинное положение дел: они находились в миллиардах миль от того места, где намеревались вынырнуть, и без достаточного количества горючего, чтобы вовремя погасить огромную скорость корабля для безопасного прибытия в ближайший порт.

Дэйн прочистил горло, собираясь было предложить, чтобы послали радиограмму с просьбой о помощи, но лишь крепче сжал губы. Это должен сказать капитан. «Старик не хуже меня знает, что оплата услуг по спасению разорит нас», – подумал он.

Однако Джелико не смотрел на экран. Слегка повернувшись в коконе, он разглядывал Вилкокса, вопросительно прищурив свои жесткие глаза.

– И что?

Вилкокс как-то ссутулился:

– Мы движемся прямо на цилдома Микоса с приблизительно пятипроцентным отклонением. Если спасательный буксир не подойдет к нам самое большое через шестнадцать часов, обиталищная охрана разнесет нас в пыль.

Несколько секунд все молчали, и Дэйн с горечью подумал о нелепости их положения. Мало кто из Вольных Торговцев-людей любил заходить в доки искусственных обиталищ. Цилиндрические дома – так называемые «цилдома» – обычно заселяли представители чужих рас, находящихся вне сферы человеческого влияния. К несчастью для «Королевы Солнца», выбор был сделан не командой, а нехваткой топлива.

Когда на стратегическом совещании в кают-компании обсуждался такой вариант, все ворчали, несмотря на то что гостеприимство канддойдской расы по отношению к людям было хорошо известно. Но теперь они лишились даже и этой возможности, а также могли не беспокоиться насчет банкротства; хищные плазмапушки канддойдских патрулей вполне могли об этом позаботиться. Цилиндрические обиталища были настолько уязвимы для всякого рода космического хлама, что их защитники имели обыкновение сначала стрелять, а уж потом задавать вопросы.

Тишину нарушил неторопливый стук магнитных ботинок по плитам палубы. Дэйн посмотрел вверх и увидел возвышающуюся над ним вальяжную фигуру суперкарго Ван Райка, поднявшего кустистые белесые брови в немом вопросе.

– Ага. Послать сигнал бедствия и запрос на буксировку.

Стандартные условия, – сказал капитан.

Когда инженер-связист Танг Я, уроженец Марса, повернулся, чтобы выполнить приказание, Дэйн почувствовал реакцию товарищей по команде. Его собственное сердце, казалось, замерло от ужаса. Он вспомнил, как всего несколько минут назад перед глазами проплывали картины поведения каждого из членов команды в опасности. Он всех их хорошо узнал за то время, которое провел на борту «Королевы Солнца», и понимал, насколько они должны доверять друг другу и капитану. А теперь, видно, пришел конец их совместной работе на корабле.

Буксировка навсегда покончит с «Королевой» – это неизбежно.

1
{"b":"20892","o":1}