ЛитМир - Электронная Библиотека

Он слегка пожал плечами и отхлебнул кофе.

– На моем первом корабле – а я был тогда моложе, чем Торсон, когда он к нам пришел – капитан отозвал меня в сторону и сказал: "Свое прошлое и свое мнение держи при себе.

Чем меньше другие о тебе знают, тем меньше используют против тебя, если вдруг возникнет ссора". Позже я узнал, что там было две жуткие драки. С тех пор я всегда следовал этому совету и никогда не жалел.

Длинные ресницы Раэль прикрыли глаза, полностью скрыв ее реакцию. Капитан внимательно посмотрел на крылья этих ресниц над щекой девушки и перевел взгляд на свой кофе.

– Значит, ты просишь меня не беседовать с экипажем, правильно я поняла?

Он подавил нетерпеливое восклицание.

– Нет, – ответил Джелико. – Скорее я пытаюсь объяснить тебе, почему они такие. Команда усваивает некоторые привычки капитана – иногда. Они все спокойные, и не по приказу, а в силу собственных склонностей. Обычай. Привычка.

Но мы ладим друг с другом.

Раэль серьезно кивнула.

– И учти, ты – единственная женщина. Волей-неволей это проводит определенную границу. Последняя женщина, которая с нами летала, была предшественницей Торсона. Ей – очень не хотелось служить на судне, где полно мужчин.

Коуфорт слегка улыбнулась:

– Знаю. Она обратилась к моему брату, помнишь? Теперь она довольна, что работает на корабле, где почти одни женщины. Но мне кажется, что я смогу вписаться в команду, если мне позволят сделать это по-своему. Ты мне разрешишь?

Джелико проглотил кофе, надеясь, что это поможет ему быстрее соображать.

– Да, только.., просто будь осторожнее. Особенно с теми, кто помоложе. С Камилом все в порядке – дне кажется, что с ч уже родился рассудительным, но вот Торсон совсем другого склада. Он может принять твою дружескую заинтересованность за.., в общем, за что-то другое.

Глаза Раэль округлились, и на губах появилась очаровательная улыбка. Джелико посмотрел на отражения светильников, мерцающие в глубине голубых глаз девушки, потом взял вилку и стал ее изучать.

– Думаю, тебе не следует беспокоиться, – сказала Раэль со смешком. – В курсе психологии у нас был такой предмет, который можно назвать профессиональным поведением. Я очень следила за тем, чтобы создать образ заботливой старшей сестры, и думаю, Дэйн в конце концов так и будет меня воспринимать. – Она вдруг тихонько рассмеялась. Ее смех был мягким и приятным. – Если бы я позволила себе что-нибудь большее, то бедняжка просто выпрыгнул бы из «Королевы» в открытый космос. Женщины приводят его в ужас!

– Он никогда их не знал, – промолвил Джелико. – Во всяком случае, не общался. Сирота, сразу попал в Школу, потом к нам. В свободное время или работает, или читает.

Раэль кивнула безо всякого удивления, и капитан подумал, что она, конечно, изучила медицинские карты всей команды, Так поступил бы всякий хороший судовой врач, а Тау дал ясно понять, что принимает ее как достойного коллегу.

Гоняя вилкой по тарелке отменную еду Муры, Джелико размышлял о том, что его медицинская карточка, к счастью, содержала лишь самые скупые сведения о здоровье и ничего больше.

– Спокойной ночи, – пожелала Раэль Коуфорт, вставая из-за стола.

– Тебе тоже, доктор.

И он остался наедине со своим ужином и мыслями.

Глава 5

– Прошел внутренний маяк, – долетел из интеркома голос Рипа Шэннона с другого корабля.

– Понял, – отозвался Танг Я. Потом он нажал клавишу на своей консоли и поглядел на капитана Джелико. – Поступают новые инструкции.

– Передай их на мой компьютер, – ответил капитан, твердой рукой подводя «Королеву» к гигантской конструкции, которая теперь полностью заполняла собой все пространство впереди.

Через несколько секунд и со «Звездопроходца» поступило сообщение: получены указания относительно стоянки и высадки.

Раэль Коуфорт с удобного пассажирского сиденья посмотрела на экран, где было видно медленно приближающееся обиталище. Корабль двигался вдоль продольной оси цилиндра прямо по направлению к открытому зеву колоссального шлюза, окруженного дикой металлической путаницей антенн, передатчиков и каких-то непонятных предметов. На миг у нее закружилась голова: из-за отсутствия масштаба металлический диск, казалось, разросся до планетарных размеров.

Раэль помотала головой, чтобы избавиться от иллюзии, и разглядела сложнейшие детали обиталища, обрамленные чистыми, простыми, почти аскетичными линиями командной палубы «Королевы». За те годы, что Раэль торговала вместе со своим братом Тигом, она дважды посещала обиталища, в том числе и Биржу. И каждый раз испытывала такое же головокружение: каким-то образом искусственная природа обиталищ заставляла более ярко ощутить их размеры, нежели огромность любой планеты. Кроме того, сверхъестественная тишина, в которой они плыли, была для астронавта страшнее самых жутких звуков космоса, приводя на ум отказ двигателей, что при обычной посадке на планету означало почти неминуемую гибель.

– Скорость ноль-ноль-восемь, – произнес Танг Я.

Теперь корабль шел со скоростью земного автомобиля, подумала Раэль. Нет, почти как пешеход. Но указания маяка у входа были непререкаемыми: здесь ограничение скорости диктовала сама смерть, так как, несмотря на размеры, обиталища были хрупкими – судно, потерявшее управление на значительной скорости, могло повредить такие жизненно важные места, что весь цилдом развеялся бы в космосе.

Теперь диск основания цилиндрического обиталища превратился в поверхность, состоящую из сложных металлических форм, а впереди уже можно было различить стоянки дока и яркие бело-голубые огни, обозначающие место их швартовки.

Медленно проплыли мимо огромные створки шлюза, и обиталище проглотило «Королеву Солнца». Корабль вздрагивал, когда капитан Джелико стал быстро переключать маневровые двигатели.

Раэль оглядела командную палубу. Контраст между кричащим технологическим совершенством там, за видеоэкраном, и функциональной заурядностью «Королевы» был символичен.

На Бирже сказочные технологии были нормой – чуть ли не «коньком». У канддойдцев все самое современное, самое сложное, самое быстрое – от кораблей до приготовителей еды. Как это было не похоже на Джелико и его команду, которые работали с видимым удовольствием, используя судовые технологии, показавшиеся бы в некоторых районах устаревшими, которые жили просто, словно находились на планете – независимо ни от гравитации, ни от окружающей среды. Это, наверно, диктовалось их внутренней честностью, прямым подходом ко всем проблемам, что и привлекало в них Раэль в первую очередь.

Любопытно, понравится им в таком месте, как Биржа?

– Как-то все это странно, – проговорил Али хриплым голосом. – Находиться внутри...

– Никаких степеней свободы, – согласился Ван Райк.

Что являлось, подумала Раэль, настоящим проклятием для астронавтов и для Вольных Торговцев, в частности.

Боковым зрением она заметила какое-то мерцание и внезапно осознала, что колоссальное пространство вокруг них полно движения: маленькие грузовики самых разнообразных форм и даже фигурки в космических скафандрах сновали вокруг других кораблей, на огромном причале и в широких коридорах, которые расходились во все стороны в направлении районов с большей гравитацией. «Королеве Солнца» выделили стоянку в секторе микрогравитации.

Танг Я внезапно поднял голову:

– Вызов по общему интеркому.

Джелико кивнул:

– Включай.

Я нажал на кнопку, и в этот раз голос, заполнивший мостик, был странным, певучим. Раэль пришло в голову, что такой голос мог бы быть у скрипки, если б та разговаривала.

– Добро пожаловать, земляне судна «Королева Солнца», в цилдом с прекрасным названием Сад Гармоничного Обмена.

Вы встретите здесь представителей многих миров, далеких и близких систем, ведущих важные торговые дела в атмосфере совершенного миролюбия и пользующихся гостеприимством трех рас: Канддойда, Швера и Земли, О законах, закрепленных Соглашением о Гармонии между нашими народами, можно узнать по Земному Стандартному Каналу двадцать семь. Мы бы желали, из самых дружеских побуждений, привлечь ваше внимание к тем из них, которые направлены на обеспечение безопасности каждого и в первую очередь определяют отношения между тремя подписавшими Соглашение видами.

10
{"b":"20892","o":1}