ЛитМир - Электронная Библиотека

Оставшись в приемной, Дэйн заставил себя подойти к широкому окну, из которого открывался вид на внутреннюю часть цилдома, и выглянуть наружу. При этом он испытал такое внутреннее сопротивление, что внезапно понял: канддойдец, без сомнения, специально посадил его сюда, чтобы как-то воспользоваться широко известным отвращением землян к обиталищам.

«Канддойдцы действительно самая дружелюбная из всех чужих рас, – вспомнил он слова Ван Райка, – однако это не значит, что они не преследуют собственной выгоды».

Неожиданно Дэйн почувствовал, что вид из окна восхищает его. Офис Первого помощника находился посередине уровней Канддойда: своего рода компромиссное решение, направленное на удобство многочисленных прибывающих сюда рас. Фасадом он был обращен к длинной стороне обиталища, и ничто не загораживало поля зрения.

Вид был чрезвычайно необычным. Дэйну показалось, что, если смотреть прямо перед собой, это похоже на полет на флайере над поверхностью планеты, над каким-нибудь огромным каньоном. Как Разлом на Имменсе, вспомнилось ему, когда выступы зданий среди зелени смягчены расстоянием и потому напоминают далекие горы.

Но когда взгляд последовал за изгибом цилиндрических стен, Дэйна снова охватило головокружение: огромные башни, кособочась, устремлялись в небо явно вопреки всем законам гравитации и механики. К счастью, лампы, освещавшие внутреннюю часть огромного обиталища, полностью заслоняли противоположную поверхность – Дэйн не знал, сможет ли он вынести зрелище, когда полмира висит вверх ногами у тебя над головой. Он вспомнил, как Крэйг Тау сухо заметил: «Мозжечок ничего не знает о гравитации кручения».

Тем не менее конструкция обиталища прекрасно соответствовала природе населявших его трех рас. На внутренней поверхности сила тяжести составляла 1,6 g, что соответствовало гравитации родной планеты шверов и давало им львиную долю жизненного пространства – как раз то, что предпочитала эта устремленная вовне раса. Канддойдцы же, напротив, жили высоко в колоссальных, похожих на трубы зданиях, пронизывающих цилиндр от края до края; они очень ценили меньшее тяготение, а также сочетание замкнутости и открытого пространства. Канддойдцы не возражали против неравномерного распределения территории, поскольку долгая, безнадежная борьба на умирающей планете привила им любовь к тесноте.

В сущности, чем дольше Дэйн смотрел, тем больше поражался инженерному искусству канддойдцев, несмотря на личное ощущение дискомфорта.

Колоссальные цилиндрические здания заслонили бы от солнца многие акры поверхности планеты, поэтому там были бы нежелательны, но здесь, поскольку проходили через Ось Вращения, они не отбрасывали тени. А на лифтах можно быстро попасть с одной стороны обиталища на другую – если, конечно, тебя не смущают перепады силы тяготения и переезд через центр, где гравитация равна нулю.

Размышления Дэйна были прерваны радостным клацаньем и жужжанием: его приветствовала канддойдка, с головы до ног раскрашенная приятного оттенка алыми кругами. Драгоценности забренчали, когда она сделала замысловатый жест, соответствующий человеческому поклону. Тонким пронзительным голосом канддойдка проговорила:

– Добро пожаловать в Восхитительный Вертоград Растительных Восторгов, о любезный Торговец. Заместительница Данакак не чает большей радости, нежели иметь честь споспешествовать вам в ваших важных делах.

Дэйн ответил:

– Я пришел зарегистрировать найденное и спасенное имущество.

– Ах, – отозвалась чиновница, – позвольте поздравить вас по случаю благоприятного открытия и в то же время поскорбеть о несчастье тех неизвестных, чей корабль потерпел крушение, по предопределению судьбы, к вашей выгоде.

Она быстро защелкала мандибулами и потерла друг о друга сложной формы щитки на лодыжках, напомнившие Дэйну древние изображения шпор. Раздался глубокий монотонный звук и тут же замер. Дэйн идентифицировал оба звука – Скорбь по Мужественно Погибшим и Признание Призрачности Материального Обладания – и поспешил извлечь из своего магнитофона приличествующие случаю шумы.

– Благодарю вас, – сказал молодой человек и, набрав другой код на магнитофоне, проговорил:

– Если вы окажете мне честь, проводив в регистрационный отдел Первого помощника Койтатик, мы оба выполним свои поручения. – Его слова сопровождались музыкальным позвякиванием Дружественных и Честных Намерений.

– Ну что ж, – промолвила заместительница, издав серию быстрых звуков, один из которых Дэйн узнал: Любопытство, Соответствующее Обстоятельствам. – Ваш уважаемый начальник должен быть счастлив иметь сотрудника, столь добросовестно и безотлагательно исполняющего его волю! Позвольте мне представить вашему вниманию скромного Аугментора Лактика, для которого величайшее наслаждение в жизни состоит в том, чтобы помогать гостям с Земли в немедленном разрешении их важных дел!

Данакак повела Торсона кружным путем по террасам мимо благоухающих трав. Помощник суперкарго изо всех сил скрывал свое нетерпение, зная, что это своего рода любезность.

Провести кого-то кратчайшим путем означало бы не только намекнуть, что у гостя отсутствует вкус к прекрасному, но и дать понять, что ты желаешь оставаться с ним как можно меньше времени. По петляющим дорожкам мимо кабинетов, наружные стены которых были разрисованы геометрическим орнаментом или украшены керамическими мозаиками, бродили многочисленные посетители. Занятые канддойдцы сновали среди прочих прогуливающихся, двигаясь с поразительным проворством, присущим, как до сих пор полагал Дэйн, лишь ригелианцам.

Под цветущей аркой из каких-то ползучих растений их поджидал канддойдец, и после взаимного обмена комплиментами, сопровождавшегося ритмическими звуками добрых намерений, Дэйн был препоручен Аугментору Лактику, все тело которого покрывал геометрический узор металлических оттенков.

Он многословно предложил Дэйну свое содействие, а Торсон тем временем вытащил свиток, который Флиндик дал капитану Джелико, и распечатку необходимых данных.

– Я уже подготовил соответствующие документы. Что мне нужно, так это найти офис, где можно зарегистрировать информацию. Был бы весьма признателен, если бы вы проводили меня туда, Аугментор Лактик.

Канддойдец взглянул на свиток, просмотрел распечатку и щелканьем выразил Удивление, Смешанное с Уважением.

– Я с неизменным восхищением созерцаю быстроту, которую земляне проявляют в своих деловых предприятиях, – проговорил он, издав серию скрипов и чириканий, носящих вопросительный характер.

За то время, что Дэйн выполнял обязанности помощника суперкарго, молодой человек накопил достаточно опыта, чтобы инстинктивно избегать даже малейшего намека на то, что "временные или финансовые ограничения вынуждают команду «Королевы Солнца» спешить. Хотя поручение, которое он сейчас выполнял, касалось лишь улаживания формальностей, Дэйн понятия не имел, о чем говорят между собой работники регистрационного отдела и сотрудники, имеющие дело непосредственно с Вольными Торговцами. С кем бы Ван Райк ни вел переговоры, его работа только осложнится, если станет известно об их отчаянной ситуации.

Поэтому он ответил:

– Земляне обычно действуют быстро при выполнении своих дел, дабы иметь возможность побыстрее посвятить себя досугу. Наш экипаж хотел бы иметь побольше времени, чтобы насладиться всеми прелестями, которые предлагает Биржа. – И он набрал на магнитофоне код, означающий Пылкое Предвкушение.

Канддойдец засмеялся, издав сложный звук, похожий на скрипичную каденцию.

– Ах! Ну конечно! Значит, мне надлежит поспешать с нашим делом, дабы поскорее дать возможность любезным землянам соединиться в прибежищах удовольствий с другими жизнерадостными существами. Поскольку вы, по-видимому, располагаете необходимыми документами и уже заполнили все формы – насколько может судить сей скромный аугментор, – притом совершенно правильно, я бы предложил вам прошествовать прямо в высокие пределы Департамента Регистрации и Претензий.

Торсон напряг всю волю, чтобы сохранить бесстрастное выражение лица, но внутренне прямо-таки подпрыгнул от радости. Стало быть, ему все же удалось!

15
{"b":"20892","o":1}