ЛитМир - Электронная Библиотека

Они прошли по нескольким этажам и переходам, сплошь засаженным цветами, среди которых иногда открывались виды на обиталище, до двери, выложенной сказочной красоты мозаикой, изображающей рождение звезды. Войдя в кабинет, Дэйн оказался среди свежих цветочных ароматов. Откуда-то доносилась мягкая канддойдская музыка; ее не очень мелодичные, но сложные ритмы были приятны для земного уха.

Пришлось преодолеть два или три уровня чиновников, в обязанности каждого из которых входило, по-видимому, ограждать просителя от огорчений, связанных с не правильным заполнением бумаг. После обычного обмена любезностями Лактик предъявлял свиток с яркой шапкой Управления Торговли, и помощники отвешивали глубокие поклоны.

Казалось, Лактик испытывал не меньшее удовлетворение, чем Дэйн, если вообще возможно приписать нечеловеку человеческие эмоции. Когда они достигли, по всей вероятности, последней инстанции, Дэйн подумал, не платят ли аугменторам жалованье за каждое успешное дело, которое они помогли завершить. Если так, то он тем более отдавал должное неизменно приятным манерам, сопровождавшим их на всем пути следования; на Земле, хотя никто и не любил стоять в очереди, по крайней мере человек двадцать успели бы заполнить все документы за то время, что ушло у него лишь на поиски лица, которому их следовало вручить.

Однако в конце концов Лактик привел Дэйна к низкому столику, за которым поджидала канддойдка, чей панцирь украшали драгоценные камни золотистого цвета, прекрасно сочетавшиеся с ее глазами. После того как они наговорили друг другу массу незабываемо цветистых приятностей, Торсон обнаружил, что это и есть Первый помощник Койтатик.

Наконец она отпустила Лактика, поблагодарившего Дэйна.

Когда Торсон выразил признательность за помощь, тот не преминул рассыпаться в благодарностях за его признательность и после обмена взаимными пожеланиями долгой и счастливой жизни удалился.

– А теперь, – сказала Койтатик, щелкая в знак Общего Благорасположения, – не окажет ли любезный Торговец мне честь, дозволив попросить данные, которыми, по заверению аугментора, он располагает, дабы направить все наши усилия на завершение дела.

– Вот свиток, – отозвался Дэйн, надавливанием на пояс вызвав код Радостного Согласия.

Койтатик протянула хватательный член, чтобы взять свиток, который она вложила в скрытую среди мозаичных разводов стола прорезь. Появился наклонный экран тонкого монитора, и Дэйн с высоты своего роста увидел через край, как на нем загораются ровные столбцы информации, написанной по-канддойдски.

Возникла пауза, и на мгновение Торсон ощутил какую-то вспышку – почти болезненную – в висках. Но все тут же прошло, и Дэйн сообразил, что Койтатик издает стрекотание, которое надо расшифровать. Среди других, более беглых звукосочетаний, он опять узнал Общее Благорасположение.

– «Королева Солнца», – констатировала Койтатик. – А судно, которое вы нашли, называется «Звездопроходец», зарегистрированное через Вольных Торговцев Земли.

– Совершенно верно, – подтвердил Дэйн.

Снова он почувствовал странное сжатие в голове – и тут вдруг вспомнил о трубке-усилителе Фрэнка Муры с ее десятью ультразвуковыми нотами. Дэйн незаметно включил замаскированный под перстень ультразвуковой магнитофон, изготовленный Джаспером, в то же время отметив, что Первый помощник быстро издает низкое жужжание: Важные Дела Лучше Выполнять Тщательно и Осторожно.

– Мы обязаны проверить данные в регистратуре исков Вольных Торговцев, а также и в нашей регистратуре, – заявила Койтатик. – Если, конечно, владельцы «Звездопроходца» или наследники владельцев подали страховой иск на возмещение убытков за судно – а это будет означать, что, в сущности, они в свое время покинули его, – тогда корабль ваш. Если же нет, мы предпримем следующий шаг в этом процессе, то есть направим иск.

Торсон кивнул:

– Нам это понятно. Сколько времени потребуется на то, чтобы связаться с Вольными Торговцами Земли и получить ответ? Несколько дней?

Койтатик произвела серию звуков столь быстрых, что Дэйну ничего не удалось уловить, но он в очередной раз почувствовал незнакомое давление под черепом и, взглянув на свое ультразвуковое устройство, увидел, что оно полыхает синим цветом. Вслух же чиновница ответила:

– Приблизительно столько, да, вы правы, любезный Торговец. Если вы снова почтите нас своим присутствием через два стандартных дня, что составляет три цикла по времени Биржи, я непременно доставлю себе удовольствие опять вернуться .к вашему вопросу.

Торсон кивнул, про себя формулируя вопросы, которые ему надо задать относительно следующего шага, чтобы капитан смог заранее подготовиться. К его изумлению, Первый помощник отвесила поклон и, вежливо щебеча и чирикая, со всем проворством своей расы скрылась за перегородкой. Дэйн сделал было шаг, чтобы последовать за ней, но перегородка уже закрылась, и он, пожав плечами, решил, что в целом все прошло достаточно хорошо. Вопросы он сможет задать и в следующий раз и тут же доложить капитану.

Помощник суперкарго встал и побрел назад через лабиринт утопающих в цветах дорожек, останавливаясь лишь затем, чтобы обменяться галантными прощаниями с встречающимися на пути чиновниками.

Глава 7

Рип Шэннон был рад возвращению на «Королеву», о чем и сообщил, как только они с Джаспером Виксом вышли из челнока, включили магнитные ботинки и присоединились к другим помощникам в кают-компании.

– На «Звездопроходце» все спокойно? – спросил Али, откинувшись в кресле.

Рип оглядел тесную кают-компанию и уселся на одно из старых расшатанных сидений. «Королева» была одновременно и успокаивающе знакомой, и немного странной; Рип уже давным-давно перестал замечать, насколько маленькие здесь каюты. Маленькие, да уютные. Все здесь было привычно – как его старая пара ботинок. И все же.., и все же...

– Спокойно, как в вакууме, – ответил Рип, заставив себя усмехнуться. Он ни за что не стал бы рассказывать, как представлял себя ведущим корабль... Шэннон посмотрел через стол на Джаспера Викса, созерцавшего трубочку в своем пузырьке свежего джакека, и вдруг прямо нутром почувствовал, что отрешенное настроение Викса, после того как он в течение двух дней вахты исследовал машинное отделение, вероятнее всего, навеяно такими же мечтами.

Рип поймал какой-то серьезный, оценивающий взгляд голубых глаз Дэйна Торсона и с глубокой внутренней убежденностью понял, что оба других помощника испытывали аналогичные чувства. Но он также знал, что ни один из них ничего не скажет вслух.

Рип с облегчением потянулся.

– Ну, что тут без меня происходило? Ведь ты, Торсон, сегодня, кажется, должен был снова идти в регистрацию?

Дэйн кивнул:

– Три дня по местному времени прошло, так что отправляюсь туда, как только закончу. – Он показал большой рукой на недоеденный завтрак.

– А кроме этого, – сказал Али своим вкрадчивым голосом, – все мы много смотрели и слушали. Масса звуков.

– Великое множество, – добавил Торсон с кривой усмешкой.

– Есть что-нибудь о нашей загадке?

Все трое отрицательно покачали головами.

– Вообще-то мне кажется, не стоило слишком рассчитывать на то, что кто-нибудь вроде тебя случайно забредет в не-. кий полутемный бар и расположится в соседней кабинке от таинственных космонавтов как раз в тот момент, когда они обсуждают странное происшествие с их старыми друзьями, экипажем «Звездопроходца».

– Такое случается только в видиках, – пробурчал Торсон.

Прислонившись к переборке, Али постукивал длинными пальцами по подлокотнику сиденья.

– Может, всему виною моя испорченная натура, но если бы я и услышал что-нибудь подобное, то не поверил бы ни единому слову.

Джаспер кивнул.

– А мне кажется, что нам лапшу на уши вешают.

– С какой-то таинственной и неблаговидной целью, – заунывно прокомментировал Али. – Точно.

– Кстати о лапше, – заметил Рип. – Как идут дела у суперкарго с попытками обменять этот груз на что-нибудь путное?

16
{"b":"20892","o":1}