ЛитМир - Электронная Библиотека

– Рассснообрасссие прельссстительных яссств высссокочтимые госссти найдут вот сссдесссь, – промурлыкала энкханка обворожительным музыкальным голосом, дотронувшись до консоли в углу. – К вашшшим уссслугам как автоматичессское, так и чувссствительное обссслуживание. Доброго обеда! – Грациозно вильнув хвостом, она снова поклонилась и быстро исчезла.

Как только энкханка ушла, Джелико вопросительно взглянул на Раэль, и девушка продолжала:

– Проблемы возникли сразу же. Вне зависимости от того, что за существа приходили в ресторан, они, казалось, неизменно предпочитали гравитацию на другом уровне. В те времена Торговцы с не меньшей готовностью, нежели сейчас, улаживали споры при помощи кулаков, зубов или щупальцев, так что драки случались весьма часто. После того как заведение Гэбби Гримвига несколько раз разносили в щепы, он учредил некоторые нововведения. Во-первых, нанял шверов в качестве охранников. Во-вторых, решил, что ресторан будет останавливаться через определенные интервалы, подавая сигналы вспышками огней, чтобы посетители сами решали, когда заходить и при каком тяготении заканчивать трапезу. И в-третьих, посетителям надлежало вкушать пищу в гармонии: никаких ссор и дуэлей – ничего, кроме вежливой светской беседы. Всякий, нарушивший эти правила, препровождался к хозяину, и тот налагал наказание.., зачастую довольно причудливое.

– Например? – Джелико смотрел на нее как зачарованный.

Раэль вдруг почувствовала приступ озорства.

– Ну, как-то дебоширу предложили выбрать один из трех одинаковых сосудов, все содержимое которого он должен был съесть. – Девушка помолчала, наблюдая за глазами капитана.

Обычная жесткость его взгляда ушла, появился интерес и, кажется, благодарность. – Тем блюдом, которое ему досталось, оказались худапийские тыквы. Сотни худапийских тыкв. Чтобы их съесть, посетителю потребовалось несколько месяцев, и Гэбби заработал целое состояние, продавая билеты желающим поглазеть на это зрелище.

Джелико широко улыбнулся и вдруг рассмеялся:

– Взрыв слизи каждый раз, когда откусывал кусочек?

– И споры прорастали везде, где только была хоть какая-то влага. Приблизительно столько же времени потребовалось, чтобы потом беднягу отчистить: когда он покончил с тыквами, то представлял собой огромный клубок спутавшихся зеленых волос. – Раэль хихикнула и продолжала:

– Так что успех заведению был гарантирован, поскольку, как бы споры ни решались в других местах обиталища, здесь даже самые отпетые пираты вели себя с изысканной вежливостью, когда приходили поесть. Заклятые враги по обоюдной негласной договоренности будто бы не замечали друг друга.

– Я слышал о нескольких таких местах в галактике, – сказал Джелико.

Раэль улыбнулась:

– Уверена, что ты в нескольких из них и побывал. Я тоже:

Тиг всегда питал слабость к заведениям с необычной историей. Как бы то ни было, Гримвиг прожил довольно долго, сменивший же его новый владелец увидел, что заведенный порядок себя оправдывает, а имя «Гэбби» тоже ему подходит. Кажется, с тех пор было три или четыре хозяина, которых звали Гэбби. Тикатик – последний, и Тиг утверждал, что он, видимо, ничуть не меньший оригинал, чем первый Гэбби. – – А мы его увидим?

– Почти наверняка, – ответила Раэль и нажала на кнопку меню на консоли. – Он ведет себя так, словно здесь званый обед, а он – наш хозяин. Сделаем заказ?

Девушка небрежно нажимала кнопки, просматривая на экране вспыхивающие и быстро сменяющиеся столбцы надписей на разных языках. Наконец добралась до опции «Дежурное земное меню» и увидела поразительное разнообразие деликатесов с бесчисленного количества планет. Выбрав то, что ей хотелось, Раэль сделала заказ и посмотрела на Мисеала, – Вот то, что всегда интриговало меня, – неожиданно проговорил Джелико, ткнув пальцем в меню. – Засахаренные цветы тулу в свежем соусе из корня пансевния. Кажется, тулу растут не более чем на десятке планет, а цветут раз в столетие?

– Взгляни на цену и получишь ответ на свой вопрос, – сказала Раэль, радуясь, что он ведет светский разговор.

Джелико тихонько присвистнул.

– Немного добавить, и можно купить звездолет. Новые двигатели – точно.

– Примерно то же самое говорил и Тиг, – засмеялась Раэль.

– А потом он выходил из ресторана да так и делал, – лукаво улыбнулся Джелико.

– Ну, вообще-то да. Впрочем, нельзя сказать, что нам всегда сопутствовал успех. У нас было несколько на редкость удачных рейсов в самом начале, но случались также и потери.

Не всегда финансового характера, тем не менее очень болезненные. – Она вспомнила прошлое и покачала головой, чтобы отогнать грустные мысли.

Когда она вновь посмотрела на Джелико, в его голубых глазах светился вопрос.

– Тиг по-прежнему одинок?

"Одинок, – подумала Раэль. – Любой другой человек спросил бы: «Он так и не женился?»

– Да, – ответила она. – Говорит, что боится рисковать – вдруг вступит в брак с какой-нибудь напланетницей. Тем более боится заводить детей, которые захотят жить на одной планете.

Может, когда-нибудь возьмет приемного ребенка, если встретит такого, кто будет похож на него самого в детстве. А до тех пор, говорит Тиг, достаточно непродолжительных отношений, которые шутя завязываются и так же легко прекращаются.

Джелико хмурился, опустив глаза.

У столика моргнула зеленая лампочка, и появились два дымящихся пузырька с напитками.

Оба они предпочли автоматическое обслуживание «чувствительному» ожиданию, стоившему дополнительных денег и заключавшемуся в артистической расстановке блюд и мгновенной уборке использованных приборов. Кроме того, это прибавляло интимности.

Нужна ли ему интимность? Или он выбрал автомат, только чтобы сэкономить деньги?

Раэль улучила момент и перешла с общих тем на личную.

– В этом смысле мы с Тигом совершенные противоположности.

Джелико взглянул на нее, и Раэль, ощутив некоторую настороженность в его взгляде, добавила:

– Хотя тебе это и в голову не пришло бы, особенно, если бы ты познакомился со мной в университетские годы.

Мы, студенты, увлекавшиеся психологией, весьма охотно и счастливо транжирили время, обсуждая и анализируя каждую свою мысль, впечатление или ощущение. Просто поразительно, что мы вообще что-то еще успевали делать. Эти отношения, естественно, тянулись недолго – до исчерпания запаса сновидений, в которых мы копались, чтобы отыскать символизируемый ими смысл или музыкальные и художественные пристрастия.

– Звучит мрачно, – заметил Джелико с тонкой улыбкой. – Я бы скорее дал себе выдрать зубы через уши, чем пройти сквозь такие испытания.

Раэль рассмеялась:

– Мне кажется, все окружающие думали то же самое, поскольку – по крайней мере в те годы – никого за пределами нашего факультета мы не интересовали. Полагаю, это неизбежно: мы выбираем спутников в своей профессиональной среде, когда есть возможность.

Итак, слово было сказано – оно могло стать увертюрой.

Джелико снова помедлил с ответом, и тут опять вспыхнула зеленая лампа, и капитан обернулся с поспешностью, которая выдавала, насколько он обрадовался этой помехе.

Они осторожно извлекли из автомата благоухавшие пряными ароматами тарелки с едой, следя за тем, чтобы свежий горох вдруг не взмыл в воздух. Раэль, наблюдая уголком глаза за Джелико, обратила внимание на его отсутствующий взгляд, словно мысли капитана витали на расстоянии десятков световых лет отсюда.

Она посмотрела на него. Джелико, будто почувствовав взгляд, повернулся и слегка кивнул.

– Флиндик, – сказал он.

Сквозь окружающие их кабинку тонкие листья Раэль вдруг увидела массивную фигуру, причудливо облаченную в канддойдские «доспехи», с привычной легкостью входящую в одну из более уединенных кабинок, расположенных прямо напротив огромных полукруглых окон. Флиндик тут же скрылся за непроницаемой стеной цветов.

Джелико нахмурился и встал.

– Он говорил, что мы можем обращаться к нему с любой проблемой. Как раз сейчас она у нас и возникла.

24
{"b":"20892","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чистые и ровные мелодии. Традиционная китайская поэзия
Легенда о Подкине Одноухом
Перерожденная
Опечатки
Первая невеста чернокнижника
Планета нервных. Как жить в мире процветающей паники
World Of Warcraft: Военные преступления
Хозяин Замка Бури
Дневник блондинки