ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, происходит вот что... – начал Дэйн.

Глава 13

Крэйг Тау почесал Омегу за ухом и погладил ей морду, улыбнувшись громкому удовлетворенному урчанию. Альфа ткнулась головой ему в другую руку. Врач наклонился и некоторое время ласкал кошек.

Было приятно отвлечься, просто поиграть с животными.

Они жили лишь настоящим моментом, их не волновали пропавшие корабли, лживые слухи, иссякающий кредит или личные проблемы товарищей по команде.

Удар по руке заставил Тау обратить внимание на Синдбада, который снова царапнул его. Теперь приходилось гладить трех кошек. Тау почесал клинообразную голову Синдбада, с улыбкой наблюдая, как тот от удовольствия прижал уши и прищурился. Хриплое урчание Синдбада было в два раза громче, чем других кошек.

– Итак, старик, что же мне делать? – спросил Тау кота.

Синдбад облизнулся и только громче заурчал.

– Так я и думал, – сказал врач, криво усмехнувшись. – Помалкивать.

Альфа вспрыгнула к нему на колени и попробовала свернуться, несмотря на микрогравитацию. Когти через брюки впились в ногу, и Тау поморщился. Он осторожно опустил кошку вниз, зацепившись ногами за кресло, чтобы не выпасть из него, и бросил несколько сделанных им игрушек. Три кошки кинулись за ними, используя вытянутые хвосты в качестве стабилизаторов, как это делают привыкшие к невесомости животные. Синдбад отстал – он еще не совсем приспособился к микрогравитации. Еще одна зацепка при поиске команды «Ариадны»: они, видимо, долгое время находились в микрогравитации, то есть за пределами земного пространства, где часто встречались обиталища.

Две новые кошки на вид были здоровыми и веселыми, поэтому Тау считал, что правильно выпустил их из изолятора.

Синдбад же проявлял большую терпимость и снисходительность, нежели можно было ожидать от кота, который так долго единолично владел всей территорией корабля. А может, он понимал, что не может тягаться с двумя новичками в новых непривычных условиях, которые им отлично знакомы. Разумеется, эта парочка еще не осмеливалась лазить по всему судну; пока им, видимо, было достаточно и лаборатории.

Тау выпрямился, не сводя взгляда с трех кошек. Если бы с людьми было так же просто!.. Впрочем, с какими-то людьми, наверное, действительно легко. Но он уже многие годы служил медиком на корабле, где команда состояла из личностей замкнутых, и не был уверен, следует ли ему ломать привычку – нет, традицию – и заставлять тех двоих, о ком он думал, говорить. Может, разумнее просто самому держать рот на замке?

Дело осложнялось еще и тем, что один из этих двоих был командиром корабля, а другой – его коллегой, с кем он непосредственно работал.

– Работаешь не покладая рук, как я погляжу.

Тау поднял глаза и увидел в дверях Раэль Коуфорт. Девушка улыбалась и, как всегда, выглядела безукоризненно от шапки каштановых волос до форменных ботинок. Тау снова посмотрел ей в лицо, заметил в ее глазах усталость, которую не скрывала улыбка, и подумал: не прервать ли это молчание? Возможно, лучше подступиться к ней, начав с относительно безопасной рабочей темы?

– Капитан Джелико хочет, чтобы я обсудил с тобой один вопрос, – произнес Тау и заметил, как ее глаза слегка вспыхнули при упоминании имени капитана. Джелико отреагировал точно так же, когда Тау заговорил с ним о Раэль.

– Ты когда-нибудь бывала на Сарголе?

Коуфорт, гладившая громко урчавшую Омегу, посмотрела вверх.

– Даже никогда не слышала о нем. Если не считать той записи в твоем журнале об эпидемии и случае с напитком.

– Хорошо, – сказал Тау. – Значит, ты заметила, что те, кто употреблял напиток, избежали смерти от болезни.

Коуфорт кивнула и потянулась к Альфе.

– Я читала и твой лабораторный отчет о новых антителах у них в крови.

– Видишь ли, биохимические изменения в их организмах могли быть глубже, чем мы предполагаем, – заметил Тау.

Коуфорт опустила руки. Теперь она слушала очень внимательно.

– Капитан просил меня – пока – не касаться этой темы в присутствии Викса и трех других помощников, главным образом ради их же пользы. Однако создается впечатление, что они проявляют кое-какие признаки воздействия эсперита, которому мы подверглись перед посадкой на Трусволд.

– Эсперит, – шепотом повторила Раэль.

– Воздействие было минимальным, и до сих пор ни у кого из нас, старших членов команды, не наблюдалось никаких болезненных или иных симптомов. Но четверо молодых, тех, кто попробовал этот напиток на Сарголе, кажется, реагируют на настроения друг друга. Даже не отдавая себе в этом отчета. Иногда они вдруг чувствуют, где находятся остальные, опять-таки, не думая об этом. Возможно, здесь простое совпадение; во-первых, все они дружат между собой и потому часто находятся в одном настроении, а во-вторых, они помогают друг другу в работе и легко могут вычислить, где находится товарищ. Однако , такое случается слишком уж регулярно.

Раэль кивнула; теперь ее поведение было строго профессиональным.

– Но мы не обсуждаем это в присутствии других.

– Собственно говоря, вообще ни с кем: пока только мы с капитаном говорили об этом. Теперь и ты в курсе.

Она ни словом не обмолвилась о капитане.

– Что мне нужно сделать?

– Пока только наблюдать. Если случится какое-либо... происшествие.., которое ты сочтешь важным, отметь его в лабораторном отчете. Я покажу тебе пароль к той самой поддиректории.

Раэль, вздохнув, выпрямилась.

– А капитан знает, что ты рассказал мне?

– Нет, – ответил Тау. – У него и без того много дел. Но ты медик, поэтому должна иметь полную информацию.

Коуфорт сжала губы, взгляд ее сделался отчужденным, и тут Тау решил рискнуть:

– Как судовой врач я обеспокоен твоим состоянием.

Раэль Коуфорт чуть улыбнулась уголками губ и иронически подняла бровь.

– Тебя больше ничье состояние не беспокоит?

Крэйг Тау посмотрел ей прямо в глаза.

– Капитан никогда не был словоохотлив, но таким замкнутым я его еще никогда не видел. Вы оба бродите по этому маленькому кораблю, выполняя свои обязанности, неизменно любезные со всеми, но если вы перемолвились с капитаном после той погони хоть двумя словами, то я их не слышал. Вы с ним что, поссорились?

– Нет, – ответила Коуфорт, садясь в кресло. – Мы поцеловались.

Тау присвистнул.

Она промолвила тихо:

– Это, конечно, было ошибкой, но, должна признаться, самой приятной из моих ошибок.

Тау тяжело вздохнул.

– Может, объяснишь?

Раэль слегка повела плечами и сказала:

– Наверно, я так и сделаю, если ты считаешь, что это поможет. Я знаю, что Мисеал говорить не станет; это не в его правилах. Подозреваю, что нам обоим следовало бы обо всем Поговорить.., наверно, мы бы так и сделали, если бы было время. Но когда мы вернулись, следовало решать вопрос с Туе, потом драка Кости, еще и Али... – Она снова пожала плечами. – Дело в том, что мы оба влюблены. Нет, мы ни о чем таком не говорили, но я знаю, что чувствую, и чувствую, что чувствует он. Ни Мисеал, ни я не созданы для таких необременительных отношений, которые, например, Али считает в порядке вещей. Влюбляться и расставаться, без сожалений... и без прощаний.

– Ну, если вы оба чувствуете одинаково...

– Почему тогда мы ничего не предпринимаем? – Коуфорт подняла блестящие глаза к потолку, словно хотела сквозь стальную палубу заглянуть в каюту капитана. Потом опять посмотрела в лицо Тау. – Потому что, насколько я вижу, в нем идет борьба. Он будто чего-то боится. И поскольку я люблю его, то стараюсь хотя бы не доставлять ему неудобств, если уж не могу сделать его счастливым. Если ему нужно, чтобы его любили на расстоянии, то я так и поступлю. Не знаю.., возможно, в жизни Мисеала было слишком много тяжелых расставаний, и он не хочет, чтобы вдруг произошло еще одно. Я не хуже него сознаю, насколько неспокойна и неустроенна торговая жизнь; я выросла среди нее. И потеряла обоих родителей.

34
{"b":"20892","o":1}