ЛитМир - Электронная Библиотека

Дзы-ы-н-нь! Острие меча высекло искры буквально в сантиметре от правого ботинка Дэйна.

Меч взлетел высоко над головой швера, огромные, могучие мускулы вздулись под серой накидкой...

А Дэйн в третий раз сделал глубокий вдох, подул, и на этот раз хагис дурным голосом издал что-то похожее на мелодию.

Швер вдруг опустил меч и разинул рот, из которого вырвались мощные «Хум, хум, хум».

Он хохотал.

Все шверы, стоявшие вокруг площадки, тоже хумкали, и это было похоже на какую-то музыкальную грозу.

Дэйн слабо улыбнулся, сунул пузырь под мышку, и звуки умолкли.

Али был прав, подумал Рип. По крайней мере до сих пор.

«А не начнет ли он после этого задирать нос?» – уныло спросил внутренний голос, но Рип подумал: «Если выберемся от» сюда живыми, то по мне пусть себе важничает, хоть пока Солнце не станет сверхновой".

Земляне – что было весьма мудро – стояли неподвижно.

Они ждали, когда шверы кончат смеяться.

Дуэлянт, застывший посередине площадки, проговорил теперь уже на торговом языке:

– Показать ты храбрость, землянин. Ссора с тобой я не иметь. – Он сделал жест уважения. – Она умирать.

Дэйн, в свою очередь, притронулся свободной рукой к подбородку и, хотя все еще с трудом переводил дыхание, прохрипел короткую фразу по-шверски.

На этот раз швер ответил ему на своем языке, произнося слова медленно.

После того как они обменялись несколькими фразами, Дэйн произнес немногословную речь, которая, впрочем, заняла довольно много времени, поскольку ему между тяжелыми вздохами приходилось подыскивать правильные выражения.

Но сказанное им, видимо, произвело сильное впечатление.

Наблюдавшие за поединком шверы вдруг начали издавать разнообразные рычащие звуки, да такие низкие, что Рип почувствовал, как земля дрожит у него под ногами и стучат зубы.

Его охватил страх, и он с трудом поборол в себе желание схватиться за «розгу». Рип заставил себя стоять тихо и даже не вытирать вспотевшие ладони; в этом ему помогал пример капитана Джелико, который за все время не сделал ни единого движения.

Когда швер закончил что-то рассказывать Дэйну, произошла удивительная вещь: вперед выступила свирепого вида пожилая шверка, топая толстыми ногами, похожими на стволы деревьев. Она по-шверски сказала несколько слов Дэйну, а потом, сделав жест уважения, повернулась и исчезла в скрытом среди кустов проходе.

За ней последовал весь клан, за исключением пяти встречавших шверов, которые проводили Дэйна и его товарищей к наземным машинам.

Рип был уверен, что они едут теперь другим путем, и тревога снова охватила его, но в этот момент машина выехала прямо к остановке магура.

Чувство облегчения разлилось по всему ноющему телу Рипа, когда он наконец плюхнулся на сиденье, а остальные расселись вокруг него в пустом коконе.

Дэйн тяжело вздохнул и закрыл глаза. Магур медленно тронулся.

– Вот вещмешок Стина, – сказал Фрэнк Мура, протягивая его Дэйну. Он с опаской дотронулся до обмякшего пузыря с болтающимися трубочками, зажатого у Торсона под мышкой, и спросил:

– Кстати, что это за штука? Какое-нибудь ультразвуковое пыточное орудие?

– Музыкальный инструмент, – ответил Ван Райк, едва не давясь от смеха.

Рип вытаращил глаза.

– Этот жуткий шум – музыка?

Все рассмеялись.

– Называется волынка, – сказал Дэйн, стараясь дышать ровно. – Когда я стал надувать ее по дороге туда, – Стин предупредил меня, что она смазана маслом и какой-то патокой, и поэтому стенки пузыря могут слипнуться, – вот тогда я понял, что попал в беду. Играть на ней – прямо кошмар. – Он тихо засмеялся. – Наверно, она звучит лучше в руках знающего человека. Стин успел только показать, как из нее извлекать ноты, а мы с Али подобрали начало мелодии шверского победного марша. Потом уже надо было идти. Но видите – сработало.

Ван Райк покачал головой:

– Дело тут не в марше – они, наверно, даже не узнали его. Им понравилось то, что ты твердо стоял на месте и играл на этой нелепой штуковине, пока придурковатый швер крошил камни около твоих ног.

Рип спросил:

– Хотелось бы мне знать, что они тебе сказали?

Дэйн опять вздохнул:

– Подожди минуту. Кажется, мне уже никогда не отдышаться.., у-х-х-х!

– Отдохни, – посоветовал Джелико, похлопав Дэйна по плечу. – Расскажешь, когда будем в невесомости. Ты там держался молодцом!

Похвала редко звучала из уст капитана, и худое длинное лицо Торсона залилось краской.

Чтобы не смеяться, Рип смотрел в окошко, пока кокон входил в зону меньшей гравитации. Тяжесть потихоньку отпускала тело, оставляя лишь ощущение покалывания в суставах. Рип растирал себе плечи, остальные тоже разминали шею, локти, колени.

Наконец Дэйн проговорил:

– Ну, вот и полегчало. А Али оказался абсолютно прав.

Этот гражданин заявил, что я вел себя с достоинством и он никогда не поверит, будто я мог бы обесчестить кровь или преградить стезю.

– Что? – воскликнул Ван Райк, подняв белые брови.

– Так им сказали.

– Сие суть Кровь, Стезя и Грядущее Завоевание, – тихо проговорил суперкарго. – Традиционная формула шверского кодекса чести.

Дэйн кивнул:

– Я так и подумал. Он говорил, что это... Наверное, самый простой перевод – «семейный долг»; только для них было оскорбительным вызывать на поединок такую рвань, как мы, – сказал Торсон с иронией. – Пришлось, однако, иначе позор лег бы на всю семью. И догадайтесь, кто их к этому принудил?

Рип и Ван Райк в один голос ответили:

– Клан Голм.

Никто не засмеялся.

Дэйн угрюмо подтвердил:

– Точно. Им была не по душе эта обязанность, потому что они не верили, будто мы действительно в чем-то виноваты, поэтому с самого начала выбрали нейтральный путь.

Ван Райк покачал головой:

– И если бы не Али, мы по недоразумению могли бы дойти до смертоубийства.

Дэйн серьезно сказал:

– Именно. Я не мог придумать ничего лучшего, как выйти на поединок.., и проиграть. В той гравитации я не смог бы поднять никакого оружия. Чуть не умер просто от того, что дул в этот проклятый пузырь. – Он потрогал волынку. – Как бы то ни было, мы продемонстрировали, что у нас с ними нет ссоры, хотя, должен признаться, я был в полуобморочном состоянии, когда огромный швер рубанул своим мечом. – Он поморщился. – Во всяком случае, когда я рассказал им о Флиндике и брошенных кораблях, шверы заявили, что теперь они наши должники. Этот разбой их ужасно разозлил.

Рип, вспомнив глухое рычание, сказал:

– Уж точно.

– Они говорят, что Голм с помощью Управления Торговли завоевывает все больше влияния – в ущерб другим шверским кланам, занимающимся торговлей.

– Любопытно, – проговорил Ван Райк, сплетая и расплетая пальцы. – Очень любопытно.

– И что? – поинтересовался Джелико.

– И то, что мы можем рассчитывать на их клан, если нам понадобится помощь.

Джелико медленно кивнул.

Все стали обсуждать подробности поединка. Когда кокон добрался до микрогравитации, Рип почувствовал большое облегчение – как душевное, так и телесное. У команды было приподнятое настроение, потому что они возвращались на «Королеву Солнца». Только капитан Джелико сидел молча, и его серые глаза глядели куда-то вдаль, словно он был всецело погружен в собственные мысли.

На корабле всю историю пришлось рассказывать еще раз с самого начала, но теперь они должным образом отметили ее благополучное завершение в кают-компании, куда Фрэнк принес деликатесы, специально припасенные для подобного случая.

Рип не мог не заметить, что капитан по-прежнему молчал, если не считать двух очень коротких разговоров с Танг Я и Яном Ван Райком. Рип счел, что это его не касается, но тут заметил, что Тау тоже наблюдает за капитаном.

Время летело быстро, и несколько членов экипажа решили закончить на сегодня все дела и пойти отдыхать. Рип понял, насколько трудным выдался этот день; несмотря на окружающую невесомость, его тело, утомленное двумя поездками к шверам, молило об отдыхе.

57
{"b":"20892","o":1}