ЛитМир - Электронная Библиотека

Ван Райк улыбнулся, сделав жест Приятной Беседы с оттенком Удивленного Вопроса.

– Чем же еще мы можем заниматься с нашим соотечественником с далекой Земли, как не сравнением этого края великолепной растительности с чудесными садами, оставленными дома? Кстати, не соблаговолите ли вы поведать мне названия вот этих очаровательных открытосеменных? – Он показал на что-то за спиной канддойдца и, напирая на него, продолжал сыпать вопросами относительно каждого растения, мимо которого они проходили.

Канддойдец скрипел и щелкал изо всех сил, однако был вынужден отвечать на прямо поставленные вопросы. Так, от растения к растению, шаг за шагом они приближались к кабинке, пока наконец сквозь листву не увидели Флиндика. Как ни странно, его кабинка, несмотря на зелень, была открыта в направлении верхних уровней. Неужели он был настолько уверен в своей власти?

Флиндик увидел посетителей почти в тот же момент, как Дэйн увидел его, и на секунду оторопел. Когда же команда «Королевы Солнца» обогнула последнее препятствие, он уже сидел, откинувшись в кресле, и его фантастический панцирь сверкал отраженным светом, лившимся с верхних уровней.

– Мой драгоценнейший капитан, – учтиво проговорил Флиндик, раскрывая руки. – Какая честь! Если вы пришли, "дабы уладить ваши дела, то я буду счастлив немедленно прервать свой досуг и постараюсь упростить ваши затруднения.

– Не стоит спешить, – ответил Джелико. – Пожалуйста, продолжайте свой ужин. Побеседуем о приятностях жизни в Саду Гармоничной Биржи.

Сквозь зелень папоротниковой изгороди Дэйн заметил двух служителей Гэбби – длинное существо в зеленой форме и канддойдца, украшенного зелеными лентами.

Флиндик выпрямился, и стало видно, как он огромен в своем разукрашенном, сияющем, похожем на доспехи панцире. Внезапно Дэйн понял, что именно доспехи он и носил; это .не просто старый тучный землянин, прикидывающийся канддойдцем: он был закован в броню. «Готов поспорить на любые деньги, что эта штука, которую он носит, бластеронепробиваемая», – подумал Дэйн.

Флиндик чуть улыбнулся и поднял красивый хрустальный бокал, наполненный янтарным вином. Дэйн заметил, что Флиндик не пользовался пузырьком, а значит, был вполне уверен, что совладает с жидкостью.

– Вы оцените мое гостеприимство, когда мы покинем это место, – проговорил он. – Обещаю.

Ван Райк сделал едва заметное движение, словно собирался что-то сказать, но Джелико бросил на него быстрый взгляд.

Дэйн заметил, как суперкарго в ответ кивнул и принял вид стороннего наблюдателя.

Джелико отнюдь не было первым (или даже десятым) именем, которое пришло бы Дэйну в голову, если бы его попросили назвать тех членов команды «Королевы Солнца», кто уметет разговаривать в цветистой, пустопорожней манере канддойдцев. Но, по всей видимости, капитан в случае необходимости вполне мог прибегать к такому языку.

– Как вам будет угодно, однако об угощении позвольте позаботиться мне.

– Жаль, – проговорил Флиндик, поднимая бокал к свету.

Дэйн завороженно глядел на бледно-желтые отблески и искры, которые отбрасывал прекрасный хрусталь. – Жаль, хотя ваши намерения.., искренни.., да, отдадим должное по крайней мере их искренности, если не дальновидности. Впрочем, продолжим. Хотя намерения ваши достойны всяческой похвалы, меня глубоко огорчило бы то, что вы без надобности тратите свои и без того весьма ограниченные средства.

Флиндик улыбался, поигрывая в пальцах хрустальным фужером. Дэйн изо всех сил пытался отвлечься от необычного поведения жидкости в бокале, которая и не думала проливаться. Напротив, вино вздувалось странным пузырем над кромкой фужера, удерживаемое поверхностным натяжением и увлажняющим эффектом хрусталя. Учитывая, как дико ведут себя жидкости в невесомости, Флиндик таким образом наглядно демонстрировал им свою невозмутимость.

«Это намек, – думал Дэйн, чувствуя, как что-то сжимает ему голову. – Он хочет показать, что играет с нами, что полностью контролирует ситуацию».

Тут боковым зрением молодой человек заметил легкое движение за живой изгородью кабинки и, повернувшись, увидел, что за ними наблюдают. Сквозь зелень папоротников он разглядел серую кожу швера, черную накидку, и давление в голове мгновенно переросло в чувство страха. Смертехранители!

Значит, Джхилу все-таки удалось провести сюда своих головорезов!

Едва заметное изменение освещения сверху заставило Дэйна поднять глаза, и там, вдалеке, на балконе самой верхней террасы, в ряд стояли шверы и молча глядели вниз. Их боевые украшения поблескивали в приглушенном свете.

Флиндик, видимо, тоже это почувствовал, так как слегка скосил глаза.

И улыбнулся еще шире и самоувереннее, преисполнившись фальшивого дружелюбия.

Но прежде чем чиновник успел что-либо сказать, Джелико спокойно проговорил:

– Хотя наши средства действительно ограниченны, я угощу вас такой захватывающей историей, что она заинтригует самую широкую аудиторию.

– Возможно, – согласился Флиндик, залпом выпив вино и ставя бокал, который его канддойдский прихвостень тут же наполнил вновь. – Учтите лишь, что в конце всякого рассказа публика приходит в себя и расходится, понимая, что услышанная история – не более чем праздный вымысел.

– Только если, – возразил Джелико, – не принимать во внимание топографических искусств. А они помогают нам вспоминать исторические события. Уверяю вас, выйдет чрезвычайно увлекательно.

Глаза Флиндика сузились, он улыбнулся и сложил пальцы домиком.

Уголком глаза Дэйн опять заметил движение, на сей раз мелькнуло что-то красное.

Это был Гэбби.

Дэйн спрятал руки за спину и крепко сцепил ладони, твердо решив, что если кто-нибудь сделает движение в сторону капитана, то сначала будет иметь дело с ним.

– К сожалению, и зрители, и исполнители отлично знают, что топографические представления могут быть сфабрикованы точно так же, как те истории, которые актеры озвучивают на сцене.

Джелико улыбнулся. И улыбка эта была не из приятных.

– Когда актеры верят в то, что они говорят, спектакль может стать на удивление убедительным.

Флиндик внимательно посмотрел в проницательные серые глаза, в жесткое лицо, правую сторону которого прочерчивал шрам от бластера, и наклонился вперед. Впервые Дэйн заметил у него следы сомнения.

– У вас недостаточно актеров для этой пьесы, – проговорил чиновник мягким голосом. – А когда все закончится и вас здесь уже не будет, то последствия.., представления.., останутся с актерами на всю жизнь.

– Это уже случилось, – парировал Джелико. – А актеров для истории о «Звездных Торговцах Одиннадцатой Сферы» вполне достаточно. Даже больше, чем вы думаете.

Папоротники у входа зашуршали, и вперед выступило несколько фигур. Дэйн взглянул на них и вдруг понял, на что делал ставку Джелико, – слух о происшедшем распространится среди всех Вольных Торговцев. В числе присутствующих были не только двое предводителей банд Вращалки; Дэйн узнал Шаува из того клана, с которым был поединок, и троих капитанов торговых компаний – в том числе из «И-С», – а также нескольких канддойдцев.

– Больше, чем вы думаете, – повторил Джелико.

Тонкие губы Флиндика побелели. Одной рукой он схватился за пояс, потом откинулся в кресле.

– Допускаю, что вам удалось заставить этих дураков поверить в глупый блеф, – спокойно проговорил он, отбросив притворную вежливость. – Но не забывайте, что я все еще занимаю высокий пост и слишком многие обязаны своим благосостоянием – да и самой жизнью – мне.

Они оба посмотрели в сторону; до сих пор Гэбби стоял неподвижно.

Джелико сказал:

– Наверное, пришло время вам признать правду: вы виновны в пиратстве, грабеже, убийствах, баратрии <Баратрия (мор, юр.) – преступная небрежность или умышленный вред, причиненный судну или грузу капитаном или командой.>, совершенных преднамеренно с целью наживы.

– Пришло время твоей жизни закончиться, – ответил Флиндик, забыв об учтивости. – Что и случится, как только ты ступишь за порог этой двери.

60
{"b":"20892","o":1}