ЛитМир - Электронная Библиотека

Росс вздохнул.

— Ладно, шеф. Когда пойдем?

— В сумерках. Незачем привлекать к себе внимание. Ночью тут соберется множество желающих полакомиться.

— Желающие полакомиться! — Росс мрачно ухмыльнулся. — Мягко сказано. Мне вовсе не улыбается в полной темноте повстречаться с одиннадцатифутовым львом!

— Сегодня полнолуние, — поправил Тревис и лег, чтобы отдохнуть перед выходом.

Но не одна только луна светила ночью. Темное небо часто озарялось далеким мрачным огнем вулкана — или вулканов. Тревису теперь казалось, что таких огнедышащих гор на севере несколько. В воздухе ощущался отчетливый металлический привкус, Эш объяснил это мощным извержением во многих милях отсюда.

Кое-как они поставили пленника на ноги и повели его. Он оставался в полубессознательном состоянии и сразу лег на землю, когда Тревис отправился на разведку поближе к группе дикарей у костра.

Фолсомские люди пожирали мясо, слегка поджаренное на огне. Запах жареного мяса долетел до Тревиса, ему захотелось смешаться с дикарями, схватить горячий кусок. Концентраты дают набор необходимых для тела веществ, но никак не заменяют, на его вкус, мясо. Туземцы продолжали пировать.

Опасаясь задерживаться — аппетит мог победить осторожность, — Тревис отполз назад к Россу и сообщил, что часовых нет и помешать их простому плану они не могут. Агенты подтащили пленника к самому краю освещенного круга, сняли с него путы, вытащили кляп и слегка подтолкнули дикаря. И убежали.

Если аборигены и пытались их преследовать, они не нашли след, и вдвоем разведчики без происшествий добрались до перевала.

— Глупо, — заметил Росс, когда они преодолели последний подъем и оказались в относительно защищенном месте под каменным навесим. Не совсем пещера, но все же тут при необходимости придется оборонять только одну сторону. — Никто в здравом уме не пойдет в темноту.

— В темноту? — переспросил Тревис, обхватив колени руками и глядя на север. Его предположение о вулканической активности подтверждалось: небо на севере покраснело, в воздухе ощущался химический запах. Не очень красочное зрелище, к тому же оно не внушало доверия наблюдателю. Единственное утешение — между возвышенностью, на которой они находится, и рассерженными горами — мили расстояния.

Росс не ответил. Так как Тревис должен был дежурить первым, его товарищ завернулся в шкуру и уже уснул.

Тяжелая ночь. Поднявшись на рассвете, Тревис обнаружил, что и его кожа, и окружающие скалы сплошь усыпаны сероватым порошком. Порыв ветра с запахом серы заставил его закашляться.

— Что-нибудь заметил внизу? — прохрипел он.

Росс покачал головой и протянул товарищу тыквенную бутылку с водой. Маленький космический корабль мирно лежал под ними, и единственное отличие от предыдущего дня — стало меньше стервятников.

— Какие они, эти люди из космоса? — неожиданно спросил Тревис.

К его удивлению. Росс, которого Тревис привык считать лишенным нервов, вздрогнул.

— Чистая отрава, приятель, никогда не забывай об этом! Я видел две разновидности: лысых в синих костюмах и мохнатолицых с заостренными ушами. Они похожи на людей, но это не люди. И поверь мне, всякий, кто связывается с этими парнями в синем, напрашивается, чтобы его пропустили через мясорубку!

— Интересно, откуда они, — Тревис поднял голову. Звезд на небе немного — тусклые огоньки в предрассветных сумерках. А ведь это солнца, вокруг которых вращаются планеты, такие же, как прочная почва под ним, и на планетах живут люди… Ну, не люди, но похожие на них существа — такая мысль потребовала напряжения воображения.

Росс махнул на небо рукой.

— Выбирай, Фокс. Яйцеголовые, которые правят нашим шоу, считают, что там целая конфедерация разных планет, Объединенные-Чего-то-Там… Тогда… — он мигнул и рассмеялся. — То есть, я хочу сказать «сейчас». Эти прыжки вперед и назад во времени хоть кого собьют с толку.

— И если кто-то решится полететь в этом корабле, он с ними встретится?

— Ну, он об этом пожалеет!

— Ну, а если лететь в наше время, они все еще ждут там?

Росс завязывал свою сумку.

— Вот это трудный вопрос. И никто на него не ответит, пока мы не слетаем и не посмотрим сами. Двенадцать-пятнадцать тысяч лет — много времени. Ты знаешь, любая цивилизация на Земле так долго не жила. От разрисованных охотников до овладевших атомом. А потом там, может быть, все пошло назад — от атома к раскрашенным охотникам. А может, сейчас вообще нет ничего.

— А ты сам не хотел бы посмотреть?

Росс улыбнулся.

— Я уже сталкивался с парнями в синем. И если бы был уверен, что там, на какой-нибудь звезде, их нет, сказал бы «да». Не хотел бы я с ними встретиться у них дома. Да я и не космонавт. Но сама мысль заманчивая… Эй! Да у нас гости!

Движение в долине — к северу. Но из деревьев неторопливо и громоздко выходили не фолсомские охотники. Росс негромко присвистнул, и Тревис разделял его возбуждение.

Ни стадо бизонов, ни полосатые лошади, ни саблезубый тигр в схватке с гигантскими ленивцами — ничто так не поражало, как это зрелище. Слон вызывает почтительное удивление просто своим размером, впечатлением силы и бесстрашия. А эти огромные более ранние представители того же рода почти парализовали удивленных разведчиков.

— Мамонты!

Высоченные гиганты с густой шерстью, спина круто уходит вниз от массивного черепа, бугры плеч — все это превращало деревья и окружающую местность в миниатюру. Три мамонта в стаде достигали четырнадцати футов в плечах. Они гордо несли тяжелые изогнутые клыки, размахивая хоботами в такт шагам. Таких грозных животных Тревис никогда не видел. Глядя на них, он не мог представить себе, что охотники, которые им встретились в долине, осмеливаются со своими копьями выступать против таких гигантов. Но доказательства несомненные: ведь выкопано множество находок — огромные ребра с застрявшими в них каменными наконечниками.

— Один… два… три… — негромко считал Росс. — Маленький…

— Теленок, — пробормотал Тревис. Но даже с мамонтенком не стоит встречаться, если нет в руках ружья с разрывными пулями.

— Четыре… пять… семейный прием? — рассуждал Росс.

— Может быть. Разве они не передвигаются стадами?

— Спроси Яйцеголовых. Оххх! Ты только посмотри на это дерево!

Предводитель громоздкого парада уперся лбом в ствол, слегка надавил, и дерево рухнуло. С визгом, донесшимся до разведчиков, теленок устремился вперед и начал обрывать листья с большого ствола, а взрослые снисходительно за ним наблюдали.

Росс отбросил с глаз прядь парика.

— Возможно, возникает проблема. Что, если они не уйдут? Не думаю, чтобы наши техники могли работать, когда поблизости бродят эти тонны мяса с клыками.

— Если хочешь спуститься и отпугнуть их, я тебя не стану останавливать. Мне приходилось тащить упрямых коров: но я не собираюсь спускаться и набрасывать аркан на эти клыки.

— Они могут ударить по корпусу корабля.

— Могут, — согласился Тревис. — И как же мы им помешаем?

Но в данный момент семейство мамонтов оставалось на дальнем конце долины, в четверти мили от корабля. Понаблюдав с час, Росс завязал ремни своих сандалий и подобрал копья.

— Доложу. Может, эти бродячие горы отпугнут охотников.

— Или привлекут их сюда, — пессимистично поправил его Тревис. — Дорогу назад найдешь?

Росс улыбнулся.

— Эта тропа скоро станет регулярным маршрутом. И нам потребуются полицейские регулировщики. Пока… — И он исчез с той внезапностью и легкостью, которые до сих пор казались Тревису просто невероятными у белого.

Тревис продолжал лежать, опираясь подбородком на руку, лениво глядя на мамонтов. Он думал о том, что делает Эша и Росса Мэрдока такими отличными от других членов их расы. В какой-то степени он встретил подобное качество и у доктора Моргана. Для Прентиса Моргана раса человека, цвет его кожи ничего не значили; главное — энтузиазм, отношение к работе. Морган расколол раковину Тревиса и выпустил его в большой мир. А потом, подобно всем мягким лишившимся раковины существам, он был больно ранен, когда этот мир оказался враждебен. И Тревис бросился назад, оставив все, даже дружбу.

10
{"b":"20893","o":1}