ЛитМир - Электронная Библиотека

Тревис взял металлическую бутылку, но не стал ее открывать.

— На борту все четыре? — Вероятно, он лучше всех остальных понимал ценность воды и как плохо без нее.

Ренфри достал все, потряс.

— Три полны. А эта примерно наполовину или чуть меньше.

— Придется установить норму.

— Конечно, — согласился техник. — Наверно, есть и таблетки пищевого концентрата. У вас, приятели, они есть?

— У Эша была с собой сумка с припасами. Правда? — спросил Тревис у Росса.

— Да. И надо проверить, сколько там таблеток.

Тревис взглянул на булькающий контейнер чужаков. Много бы он дал за то, чтобы открыть крышку, попробовать содержимое и утолить жажду и голод.

— Наверно, придется когда-нибудь испытывать и это, — ответил на невысказанный вопрос Ренфри, взял контейнер и поставил его на место.

— Я думаю, нам многое придется испытать до конца путешествия — если оно когда-нибудь кончится. А сейчас мне хотелось бы в ванну. На худой конец в душ, — Росс оглядел собственное исцарапанное, полуобнаженное — и очень грязное! — тело с явным неудовольствием.

— Это можно. Идемте.

Снова Ренфри исполнял роль проводника. Он привел их в маленькое помещение за кают-компанией.

— Становись сюда. Держаться можно за эти вот штуки, — он указал на прутья, укрепленные в стене. — Встань ногами на эту пластину и нажми диск на стене.

— И что будет? Я поджарюсь или испекусь? — подозрительно спросил Мэрдок.

— Нет. Это действует. Мы вчера испробовали на морских свинках. А потом Харви Ваш пролил на себя банку масла и вымылся. Похоже на душ.

Росс снял свою поношенную шкуру и сбросил сандалии. И даже от такого движения скользнул вдоль стены.

— Ну, хорошо. Я готов попробовать, — он встал на пластину, держась руками за прутья, и нажал круг. Из-под пластины на полу начал подниматься туман, окутал его ноги, и продолжил ползти вверх. Ренфри закрыл дверь.

— Эй! — запротестовал Тревис. — Он задохнется.

— Все в порядке! — послышался из-за двери голос Росса. — И даже еще лучше!

Когда несколько минут спустя он вышел из полного туманом помещения, вся грязь и большая часть краски полностью сошли с тела. Больше того, свежие кровоточащие царапины превратились в розоватые сморщенные линии. Росс улыбался.

— Все удобства на дому. Не знаю, что это за штука такая, но прочищает до второго слоя кожи, и очень приятно. Первая хорошая вещь, которую мы нашли в этой мышеловке.

Тревис снимал свою шкуру медленнее. Ему не хотелось закрываться в этой душегубке, но и нынешнее состояние ему не нравилось. Он осторожно ступил на пластину, поставил устойчивей ноги и нажал круг, задержав дыхание, когда начал подниматься туман.

Но это оказался не газ, как тут же понял он, и не туман, а что-то более материальное. Как будто погружаешься в струю пенных пузырей, и они растирают тело, как полотенцем. Улыбаясь, Тревис расслабился и, закрыв глаза, нырнул под поверхность. Он чувствовал мягкие прикосновения к лицу и телу, снимающие боль от ушибов и царапин.

Выйдя из душа, Тревис увидел обновленного Росса. Тот надевал на широкие плечи верхнюю часть синего костюма, который облегал его тело, выделяя каждую мышцу. Костюм был сшит из одного куска, ноги облегали нечто вроде чулок, оканчивавшихся мягкими подошвами, пружинящими при ходьбе. Росс подобрал с пола другой такой же костюм и бросил его индейцу.

— За счет заведения, — объявил он. — Никогда не думал, что когда-нибудь снова надену такое.

— Их форма? — Тревис вспомнил мертвого пилота. — Что это, шелк? — он провел рукой по гладкой поверхности ткани и поразился игре цвета — синий, зеленый, фиолетовый. Оттенки сменяли друг друга при движении ткани.

— Да. С одной стороны, у него отличные качества, он предохраняет как от жары, так и от холода. Но с другой, его можно проследить.

Тревис перестал надевать костюм.

— Как это проследить?

— Ну, за мной шли около пятидесяти миль по весьма пересеченной местности, потому что на мне был такой костюм. И пытались подчинить мое сознание. Я уснул однажды, а проснувшись, увидел, что иду прямо к тем парням, которые хотели меня поймать.

Тревис смотрел недоверчиво, но было ясно, что Росс говорит совершенно серьезно. Тогда апач взглянул на уже надетый костюм, и ему захотелось его снять. Однако Мэрдок, вопреки своему рассказу, уверенно застегивал кнопки, проходившие наискосок от плеча к бедру.

— Если бы мы оказались в том времени, я не притронулся бы к этому костюму и концом пятидесятифутовой палки, — продолжал Росс, сухо улыбаясь. — Но так как мы в тысячах лет от его хозяев, я рискну. Как я говорил, у этих костюмов имеются и достоинства.

Тревис застегнул кнопки на своем костюме. Стало легко, приятно, чуть тепло, и почти так же успокаивающе, как в душе из пузырей, который залечил его тело и придал ему энергию. И он решил, что будет носить этот костюм: он несравненно лучше снятой одежды из шкур.

Затем они учились передвигаться в невесомости. Обычный способ передвижения напоминал плавание, нашлись удобные ручки, за которые можно было подтягиваться. Если бы Тревис мог забыть, что корабль несет их в неизвестность, нынешнее положение было бы совсем неплохим. Но когда примерно час спустя все четверо собрались в рубке, они подготовились со всей возможной объективностью обсудить главную проблему.

Эш, вполне пришедший в себя, посвежевший после лечения средствами чужаков, с невысказанного согласия всех принял руководство. Но надежны трех агентов во времени были связаны с Ренфри. Однако техник мало что мог предложить.

— Скорее всего, пилот перед смертью настроил приборы на возвращение домой. Я только высказываю предположение, вы понимаете, но это единственное объяснение, которое имеет смысл. Когда мы здесь работали, мой шеф, пользуясь записями с того корабля, который грабили красные, определил три установки: ту, что позволяет видеть снаружи корабля, — начал он, указывая на экран, ставший голубым за несколько мгновений до их невольного старта. — Вторая — это внутренняя коммуникационная система, позволяющая связаться с любым помещением на корабле. И третье — вот это, — он погрузил какой-то рычаг в прорезь. На щите вспыхнули три огонька, а из воздуха над головами послышались звуки, которые вполне могли быть словом на неизвестном языке.

— И что же это? — Эш с интересом смотрел на огоньки.

— Орудия! Теперь у нас открыты четыре люка, и орудия готовы к стрельбе. Шеф считает, что это небольшой военный или патрульный полицейский корабль, — техник вернул рычаг на место, и огоньки погасли.

— Это нам не очень-то поможет, — заметил Росс. — А как насчет шансов на возвращение домой?

Ренфри пожал плечами.

— Я такой возможности пока не вижу. Откровенно говоря, боюсь трогать эти приборы в космосе. Очень велика возможность остановиться, а снова полететь — вперед или назад — мы уже не сможем.

— Это разумно. Итак, нам придется лететь в порт, на который нацелены твои приборы?

Ренфри кивнул.

— Не мои приборы, сэр. Это, все это намного превышает наши знания. Может быть, если бы у нас было время и мы бы спокойно стояли на поверхности, я и сумел бы разобраться, как работают двигатели, но заставить их работать — это еще одна проблема.

— Атомное горючее?

— Даже это я не могу сказать. Двигатели герметически закрыты. Может, это защита от радиации. Мы не решились проверять.

— А домашний порт может оказаться в любом месте вселенной, — размышлял Эш. — У них должен был существовать какой-то способ прыжка: полет не может длиться столетия.

Ренфри с раздраженным выражением разглядывал ряды кнопок и ручек.

— У них тут может быть любой прибор, придуманный фантастами, сэр, но мы этого не знаем и не узнаем, пока эта штука не заработает.

— Отличная перспектива, — Эш с осторожностью новичка в невесомости встал. — Я думаю, пора поближе познакомиться с нашим новым домом.

На корабле нашлись три маленькие каюты, в каждой по две койки-гамака. Экспериментируя со стенными панелями, агенты во времени обнаружили одежду и личные вещи экипажа. Тревису не хотелось притрагиваться к вещам мертвецов. Но он выполнил свою долю поиска. От находок в их нынешнем положении может зависеть разница между жизнью и смертью. Он порылся в одном из пустых ящиков и увидел что-то блестящее. Тревис достал этот предмет. В руках его оказался прямоугольник из какого-то гладкого материала, похожего на стекло. Но возбуждение от находки улеглось, когда он с любопытством начал разглядывать ее. По краям пластинки проходила рамка из крошечных вспыхивающих желтых точек, возможно, драгоценных камней. А в рамке — не изображение, а сплошная чернота.

14
{"b":"20893","o":1}