ЛитМир - Электронная Библиотека

16

Тревис поднес трубку к губам и дунул. Вылетел тонкий блестящий кусочек сплава с оперением из шерсти — и попал в центр импровизированной мишени, пригвоздив лист папоротника к стволу дерева в нескольких десятках футов от него. Тревис обрадовался успеху своего пробного выстрела. Отошел на несколько футов и приготовился выстрелить снова. А на поляне возбужденно гудели местные зрители.

Когда вторая стрела вонзилась рядом с первой, Тревис испытал полное удовлетворение. Подозвал молодого крылатого, который помог ему отнести оружие к месту испытания. Передал ему испытанное ружье, а сам взял второе, чуть подлиннее.

Молодой воин положил копье на влажную почву, вцепившись в него когтями ног, и принялся разглядывать духовое ружье. Потом поднес его ко рту и дунул. Игла вонзилась в дерево ниже листа. Два других туземца, развернув крылья, бегом бросились смотреть на цель, и Тревис, улыбаясь и кивая, одобрительно хлопнул в ладоши.

Аборигенов не требовалось уговаривать испробовать новое оружие. Трубки расхватали, передавая из рук в руки, даже с некоторыми ссорами. Потом по очереди пробовали стрелять с неодинаковым успехом. Время от времени доставали стрелы из ствола и сменяли лист цели.

У нескольких учеников Тревиса оказался острый глаз снайперов, и апач полагал, что после небольшой практики они его превзойдут. В полдень он оставил своих охваченных энтузиазмом учеников и отправился на поиски товарищей.

Ренфри по-прежнему был занят изучением записей и корабельных приборов. Но в рубке Тревис застал и Эша. На полу стоял экран для чтения, Эш и Ренфри сидели перед ним на корточках и время от времени вносили какие-то изменения в щит управления. С него была снята крышка, обнажившая сложную путаницу проводов. Время от времени Ренфри прослеживал какой-нибудь провод и либо радостно улыбался, либо хмурился из-за результатов своего исследования.

— Что происходит?

Тревису ответил Эш.

— Возможно, мы нашли! В этой записи нечто вроде руководства. В ней схемы, которые Ренфри сумел отождествить с приборами корабля.

— Не со всеми, — в голосе Ренфри слышалось гораздо меньше энтузиазма. — Одна линия из десяти! Все равно, что пытаться собрать боеголовку «Найка», когда инструкция написана по-китайски. Да, красный провод соединяется с платой здесь, но что сказать об этой белой петле слева?

Эш вопросительно взглянул на петлю и снова посмотрел на экран.

— Есть! — Ренфри немедленно опустился на колени и стал рассматривать изображение на экране.

— Есть кто дома? — послышался снизу голос Росса, и Тревис ощутил дрожь лестницы.

Из колодца показалась голова и плечи Росса. Его лицо было вымазано пылью: он продолжал разбирать сокровищницу в башне крылатых людей.

— Нашел что-нибудь? — сочувственно спросил Тревис. Росс пожал плечами.

— Может, они сумеют кое-что использовать. Я не из тех, кто из проволоки, гвоздей и нескольких жестянок может собрать атомный самолет. Видел твоих Вильгельмов Теллей с их плевательницами. Один из них уже раздобыл добавку к обеденному котлу; впрочем, дорогой усопший не выглядит очень аппетитным. Мне не нравятся существа с четырьмя десятками лап. Но более цивилизованную пищу готов принять хоть сейчас.

Тревис взглянул на Эша и на поглощенного своим занятием Ренфри.

— Если захотим сегодня поесть, похоже, этим придется заняться нам с тобой. Они обнаружили запись, в которой рассказывается об устройстве рубки управления.

— Здорово! — Росс поднялся в рубку и через плечо Эша заглянул на маленький экран. — Ну, мне тут не разобраться, — рассудительно заметил он. — Готов приняться за похлебку.

Позвали Эша и Ренфри, те ели с отсутствующим видом людей, чьи мысли витают где-то совсем в другом месте. Когда они ушли, Росс потянулся и взглянул на Тревиса.

— Хочешь пройтись? — спросил он с небрежностью, сразу вызвавшей подозрения у апача.

— В каком направлении?

— К зданию с воронкой. Помнишь — там передний зал выглядит так, словно жившие в нем парни торопились уехать, но забыли свое барахло? Мне хотелось бы взглянуть на их багаж.

— Помню, что там на двери прочная решетка, — заметил Тревис.

— А у меня есть способ преодолеть ее. Пошли.

Способ Росса оказался достаточно прост. Один из аборигенов взлетел к окну второго этажа, неся прочную веревку с корабля. Окно было закрыто ставнями, но абориген концом копья открыл его, и несколько мгновений спустя веревка свесилась вниз, приглашая подниматься.

Галерея, в которой они оказались, хранила много свидетельств торопливой эвакуации. На стенах висели обрывки ткани, которая распадалась при малейшем прикосновении. Кое-где виднелась мебель странных очертаний, вся покрытая пылью. На пыльном полу попадались следы, при виде которых абориген подготовил копье. Потом, глядя на землян, воткнул конец копья в след с такой энергией, словно нападал на врага.

Еще одно логово ласок? Тревис, изучая эти следы в свете, падавшем из окна, решил, что нет. Вообще, след напоминает отпечатки ног человека. И сразу в воображении возникло представление об одном из прежних хозяев, одиночество которого они нарушили.

В этом здании впервые обнаружилась лестница, хотя ступеньки ее оказались слишком узки и низки для человека. Росс первым спустился по ней в заполненный предметами зал, который они увидели снаружи.

Тревис принюхался. Слабое зловоние. Не разложение листьев, принесенных ветром. Запах логова какого-то животного. И запах не только свежий, он чем-то знаком.

Предупреждение о логове ласок? Он так не думал. Запах не такой острый и поглощающий, как в здании с красными стенами, которое ласки избрали своим логовом. В то же время это не тот запах, что ощущался в помещениях крылатых людей.

Тревис заметил, как раздулись носовые лопасти туземца, как сверкнули глаза на фиолетовом лице, которое настороженно поворачивалось из стороны в сторону. Не в первый раз апач пожалел об отсутствии быстрого способа коммуникации. Земляне оказались не способны воспринимать гудение, из которого состоит речь туземцев. А те, в свою очередь, не смогли произнести ни одного слова, сколько бы раз ни повторяли перед ними существительное или глагол.

В здании стояли сумерки, хотя зал, в который они спустились, освещался через дверь. Росс обогнул груду ящиков. Одну руку положил на ящик, другую — на рукоять бластера.

Тревис оставался на месте. Запах — что-то он напоминает. Они стояли неподвижно, молодой абориген тоже застыл. И тут порыв ветра проник через решетку, запах стал сильнее, свежее, и Тревис понял…

— Обитатели песчаной планеты! — говорил он шепотом, но прозвучало это как крик. Что ночные существа из пустынного мира здесь делают?

— Ты уверен? — к удивлению Тревиса, Росс больше ничего не спросил.

— Такую вонь не забудешь, — Тревис внимательно разглядывал тени за грудами ящиков и корзин. Передвинулось ли там что-то? Может, за ними наблюдают глаза, способные лучше видеть в темноте?

Абориген коснулся его руки, требуя внимания. Тревис медленно повернул голову и увидел, что тот держит копье наготове. Апач вложил стрелку в духовое ружье.

— Что-то здесь есть — слева, — донесся еле слышный шепот Росса. Бластер его был направлен в темный угол.

И тут зал ожил. Из-за всех укрытий показались неуклюжие фигуры. Нападающие бежали на четвереньках, как животные. Но молчаливое нападение было тем ужасней, что эти животные — вернее, их отдаленные предки, — были некогда людьми.

Блеснул луч бластера, трое первых напавших упали. Четвертый упал со стрелой в волосатой груди. Абориген за Тревисом взлетел в воздух, зашумев крыльями. Повиснув над врагом, он принялся наносить удары копьем в бескостную середину тела, а зверь пытался схватить его. Ясно, что между этими двумя видами ведется давняя война.

Росс крикнул. Из тени показалось щупальце, обернулось вокруг его ног и дернуло, а он пытался сохранить равновесие. Повернув бластер в сторону живой веревки, он разрезал ее; в ответ послышался рев. Стрела Тревиса попала в существо, которое, приподнявшись на задние лапы, вцепилось Россу в плечи. Апач стрелял так быстро, как мог перезаряжать ружье. Он отступил к лестнице и теперь размахивал трубкой как дубин кой, расчищая место для Росса.

31
{"b":"20893","o":1}