ЛитМир - Электронная Библиотека

— Никаких полетов? — прервала его я. — Если хочешь; я поклянусь в этом. Но я считаю, что мы видели именно то, что ищем…

— Да будет так, — сказала Орсия. — Это место смерти.

Она вздрогнула и отвернулась от нас.

Послышался стук в дверь, это пришли за мной. Я взглянула на Кемока, тот кивнул в знак согласия, я повернулась и открыла дверь каюты.

Там стоял помощник капитана Якин.

— Капитан Сигмун хочет поговорить с тобой, — он не смотрел на меня, но говорил так, словно приказывал. По его тону я поняла, что так оно и есть. Хоть я не принадлежу к клану Сигмуна, он обращается со мной так, словно я обязана ему повиноваться.

Я медленно поднялась. Снова сказываются последствия дальновидения. Силы мои истощены. К тому же я испытывала дурное предчувствие. Я была уверена, что Сигмун не ждет добра от меня и моего дара. Может, он каким-то образом узнал о далеком путешествии, из которого я только что вернулась?

Глава пятая

Сигмун смотрел на меня. Мы находились в его небольшой, единственной одноместной каюте на корабле, на котором живет целый салкарский клан. Глаза у капитана темно-синие, цвета тени, которая падает от снежного сугроба; они никакие смягчали суровости его лица. Тем не менее он указал на свободный стул — единственный дополнительный предмет мебели в этом узком пространстве.

— Это колдовство! — недовольно заговорил он. — Мы не хотим, чтобы пробуждались живущие в глубинах.

— Если это можно назвать колдовством, — ответила я. — Оно пришло без призыва, и то же колдовство прогнало его.

Подбородок и рот Симгуна оставались напряженными. Он с силой ударил кулаком по колену.

— Я не позволю подвергать «Морского бродягу» опасности!

— Но ведь опасность отвели от корабля, разве не так? Водная магия крогианцев сильнее, чем мы считали.

Он не ответил, только продолжал смотреть, как будто силой воли хотел вырвать у меня клятву, которая его успокоит. Я сохраняла настороженность. Сигмун сам высказался за эту экспедицию. Было достаточно предупреждений, что нас не ждет приятное плавание по спокойному океану. Почему же он так внезапно переменился?

— Это существо следует за нами? — продолжил он.

То, что он сам попросил у меня помощи в предвидении, поразило меня. Я сказала ему правду:

— Капитан, тебе отвратителен мой дар, почему же ты хочешь воспользоваться им?

— Когда плывешь вслепую, полезно сверяться с любой картой.

Он говорит серьезно. Опасения за корабль прорвали, по крайней мере, на время тот невидимый барьер, которым всегда окружали меня салкары. Дальновидение не приносит другим злую участь, как мое предвидение; я могу решиться на него…

Сигмун взял в руки предмет с пола. Поднес его к свету единственного иллюминатора в каюте. Он держал в руках кусок дерева размером с мою ладонь, расколотый с обоих концов. Очевидно, это часть лодки, на которую напал подводный житель.

— Прочти по этому, — в голосе его не было ни капли тепла, только настойчивость. Я не могла ему отказать, хотя очень устала от дальновидения. И, возможно, напрасно буду напрягать остатки сил.

Я неохотно взяла кусок обломанного дерева в руки, положила на колени. Закрыв глаза, постаралась увидеть, прочесть…

… Сумрак окружил меня. Но в нем движение. Я словно погрузилась в густой туман, в котором шевелится какая-то жизнь. Но туман такой густой и липкий, что я не знаю, что за существа мелькают рядом, на мгновение привлекая мое внимание.

Это не туман — вода! Я глубоко в море, а то, что мелькает на пределе моего привыкшего к суше зрения, должно быть, рыбы или морские животные. Неожиданно стая рыб стремительно проплывает мимо. Теперь в тумане поселился страх.

Я не видела чудовище, напавшее на нас, и потому не зная форм его тела, не могу сосредоточить на нем внимание.

Это громоздкое существо движется вперед. Я видела много морских обитателей, и некоторые выглядят так, словно их нарочно придумали такими, чтобы пугать других, но ничего подобного этому мне видеть не приходилось.

Хотя в темноте трудно судить о размерах, у меня сложилось впечатление, что это существо не меньше «Морского бродяги». Тело чешуйчатое, но покрывающие друг друга чешуйки довольно большие и кажутся очень прочными. Я видела однажды привезенное с севера животное; по форме оно похоже, но гораздо меньше. В нем что-то от рыбы, но что-то и совершенно чуждое, необычное: нет хвоста, нет плавников на спине и боках. Толстые, снабженные когтями выступы производят быстрые вращательные движения. Голова почти такого же размера, как туловище, и большую часть головы занимает рот. Теперь он широко раскрыт, поглощая стаи рыб. Двигаясь, существо непрерывно открывает и закрывает пасть. Добыча его так ничтожна по сравнению с его размерами, что оно должно большую часть жизни тратить на то, чтобы только поддерживать жизнь своего гигантского туловища.

Я решилась послать мысль.

Крикнуть я не могла. А только оборвала нить своего «видения»…

И когда открыла глаза, была не в сумраке глубин, а сидела на стуле в капитанской каюте, а сам капитан уставился на меня пристальным свирепым взглядом.

— Ты его видела! — Это не вопрос, а утверждение, и я не могла отрицать. — Оно нас преследует?

— Эти глубины не нанесены на карты, — ответила я, стараясь вернуть себе внешнюю уверенность. — Оно кормится, охотится на стаи рыб.

Он помолчал, потом кивнул, словно отвечая на какие-то собственные мысли.

— Но там кое-что еще? Ты увидела не просто морское животное, питающееся своей естественной пищей.

Значит, я чем-то себя выдала. Что сказать этому человеку, который мне не доверяет? Он может решить, что я задумала какую-то хитрость. Только обладающие даром понимают, что видения нельзя выдумывать. Можно только говорить правду.

— Существо… оно… страж. Каким-то образом… может быть, горячей водой от вулкана… оно отогнано от своего привычного места… оно заблудилось. Но это не местное животное. И его оставили сторожить…

Он не улыбнулся, как если бы услышал вздор. Напротив, нахмурился. Потом повернулся, и я увидела за его спиной небольшую шкатулку. Он пододвинул ее к себе, открыл замок и отбросил крышку. Из нее достал очень древний свиток с потрепанными краями. Снова закрыв шкатулку, он развернул небольшую часть свитка.

Знаки на свитке поблекли. Мне пришлось наклониться, чтобы разглядеть их. Некоторых линий не хватало. Кое о чем можно было гадать, но в целом я увидела грубое изображение того самого существа, которое кормится в глубине.

Капитан Сигмун торжественно проговорил:

— Это Скалга.

Я застыла. Приходилось признать, что он говорит серьезно. На этой поблекшей картинке легендарное чудовище, такое древнее, что упоминание о нем сохранилось лишь в немногих легендах. Я много беседовала с теми, кто бывал в Эскоре. В этой полузабытой земле сохранились древние легенды. Но Скалга не из Эскора, он даже не из легенд Древних.

Никто не знает, откуда первоначально пришли салкары, даже барды и пророки не могут этого сказать. У нас есть поверье, что мы тоже пришли через врата. Но было это так давно, что еще не были вырублены и уложены на свое место первые камни Эса. И мы не знаем, почему пришли. Жители Высокого Холлака утверждают, что ушли через врата, спасаясь от преследования врагов. И таким образом оказались в Дейле. Колдеры воевали друг с другом. Одна из воюющих сторон хотела использовать ресурсы нашего мира, чтобы установить собственную всемирную империю.

Но чаще те, кого считают пришедшими извне, появляются по одиночке или небольшими группами. Как лорд Саймон в свое время.

В легендах салкаров не говорится, что нас преследовали. Может, мы пришли сюда случайно, путешествуя в поисках нового. Но вернуться оказалось невозможно, и этому воспрепятствовало появление стражей. Слышавшие древние легенды знают имена этих стражей:

— Теффан, Лакит, Скалга… — я произнесла эти имена. Уже давно с этой строчкой не связывали никакого смысла. Это детская игра, считалка, когда определяют, кто должен выйти из круга танца.

14
{"b":"20895","o":1}