ЛитМир - Электронная Библиотека

Он с братом и сестрой ушли на восток и нашли то, что искали, — землю, из которой произошел наш род. Там началась борьба, потому что их приход нарушил равновесие власти. Они сражались со злом и с теми, кто служит Тьме. И звали на помощь всех, кто готов им помочь. Пусть только отправляются на восток, и там их найдут.

Закончив, он протянул одну руку в туман, стеной стоявший около него, и сказал:

— Посмотри сюда, товарищ по щиту, и ты поймешь, что я говорю правду и все это тебе не приснилось.

Он исчез, и наступила темнота, но я уже проснулся и открыл глаза.

Равит вскочила на задние лапы, поставив передние на стену, и резко залаяла. Но я уже и так увидел: по камню пробежала голубая полоска, словно начерченная пальцем.

Не в последний раз навестил меня Кемок, и все, что он мне рассказывал, я записывал. Дважды я смог сказать ищущим, что те, кого они ищут, ушли за горы на восток. Как будто древний запрет, который не давал моему народу даже подумать об этом направлении, перестал действовать. Мы слышали рассказы о целых семействах и даже родах, которые собирали имущество и уходили в ту сторону. И я все это записывал.

Снова шла война, но другая. Потому что Тьма, запечатанная в Эскоре и спавшая там, проснулась, и не только в той земле, а повсюду. Одну историю сообщил мне сам Кемок, когда вернулся из своих походов, хотя это не его рассказ, и он добавил к нему от себя только некоторые подробности. В нем я узнал о море — до этого я о нем мало что знал — и об опасностях, которые могут поджидать там.

Наступил месяц Перитон, и в воздухе уже пахло зимой. Мы закончили уборку урожая, а я снова обратился к тому, что стало главным интересом моей жизни, — к работе над своими «Хрониками Лормта». В это время к нам прибыл отряд, хотя сейчас Лормт лежит еще больше в стороне от дорог, чем было до Поворота.

Командовал отрядом Кемок Трегарт, мой бывший товарищ по оружию среди пограничников. Он поведал мне историю о борьбе с Тьмой на далеком юге, который нам теперь так же неведом, как некогда был неведом Эскор. Я добавил это повествование к своему быстро растущему собранию летописей, в котором говорится о жизни множества людей после Поворота. Мы сделали еще один шаг в борьбе с невежеством к свету знаний.

Глава первая

Свинцово-тесное небо было мрачно, как и вековая толщина стен сторожевой башни. Всю ночь шел дождь, и утром не очень посветлело. Две лампы в комнате не могли разогнать мрак. Молодой человек, сидящий на широкой скамье у окна, не повернул головы; говоря, он продолжал смотреть на мрачное небо.

— Четыре корабля за четыре месяца… — Он словно рассуждал вслух. Потом спросил: — А раньше? О чем говорится в ваших записях?

Высокий человек, сидевший за столом, зашевелился в своем резном кресле.

— Ни одного со времен колдеров. О да, мы теряли корабли, но не в одной и той же части моря, и у нас не было плавучих свидетельств зла. Было потеряно шесть кораблей, и пять из них — в год Крылатого Быка, во времена моего отца. Осберик собирался послать отряд для выяснения причин их исчезновения, но колдеры захватили Горм, и нам стало не до этого. Я послал запрос в Лормт, просил просмотреть записи. Твой летописец, лорд Кемок, пообещал прислать сообщение…

— В Лормте может оказаться мало сведений о событиях на море. Но я уверен: если что-то можно узнать, Дуратан это раскопает. У вас есть еще легенды о таких происшествиях до колдеров?

Высокий светловолосый человек пожал плечами и развел руки.

— Наши записи находились в крепости. Когда Осберик уничтожил ее вместе с войском живых мертвецов колдеров, все погибло.

— Ваши люди говорят, что проклятой оказывается всегда одна и та же часть моря? — Женщина в длинном серо-голубом платье слегка наклонилась вперед; огонь лампы отразился в ее броши на груди и в камнях пояса на тонкой талии.

— Всегда на юге, — согласился светловолосый. — Мы торгуем с варнцами, и торговля идет хорошо. Посмотрите.

Он взял в руку кубок, стоявший перед ним на столе, и принялся медленно поворачивать его. Как жемчуга в украшениях женщины отозвались на свет, так и кубок произвел целую радугу. Дно кубка — правильный овал, но ножка — цветущая ветвь, а стебель и лепестки покрыты маленькими золотыми капельками.

— Работа варнцев, — продолжал человек. — Если привезти, не повредив, двенадцать таких и продать на аукционе, два года можно больше не пускаться в плавание. Вы видели фонтан в саду Единорога? Его привез Бретваль… а в следующем рейсе на него напали колдеры. И все его карты вместе со знаниями… — Он снова пожал плечами. — Все пропало. Только после того как было разгромлено гнездо колдеров, мы решились снова отправиться на юг. Варн не единственный порт, в котором выгодно побывать купцу. А теперь вот что мы имеем: корабли, невредимые, насколько мы можем судить, но покинутые людьми, и совершено непонятно, что произошло с экипажем. Я говорю, и есть такие, кто со мной согласен: это Сила, и злая Сила при этом. Или колдеры…

При этом последнем слове все собравшиеся за столом задвигались. Кемок повернул голову, наблюдая за ними. Он говорил с капитаном Сигмуном, салкаром, известным своими «счастливыми» плаваниями. Два года назад он очень отличился при разгроме пиратского гнезда на островах у южных границ Карстена. Женщина справа от него — леди Джелит, и имя это вызывает множество воспоминаний. Волшебница, отказавшаяся от своей Силы и власти ради замужества с чужеземцем, тем самым человеком, что сидит в кресле, глядя на Сигмуна. Это лорд Саймон Трегарт. Сегодня на нем нет кольчуги, но что-то в его внешности говорило, что он всегда ждет звука трубы и готов в любую минуту взяться за оружие.

Тот, что сидел во главе стола, добавил лишнюю подушку на сидение, чтобы быть на одном уровне с остальными. Корис из Горма во всем, кроме титула, теперь полноправный правитель Эсткарпа. Рядом с ним леди Лойз, которая в свое время тоже отличилась в битвах.

Еще одна женщина за столом рядом с пустым стулом, который перед этим занимал Кемок… Он внимательно следит за ней, пытаясь определить, не пора ли ей спуститься к бассейну в огражденном стенами саду на пять этажей ниже и оживить себя водой, как того требует ее крогианское происхождение. Она уловила тревожный взгляд своего лорда и легкой улыбкой успокоила его.

— Совет ничего не предпримет, — резко сказал Корис. — Он пытается только вернуть себе силу, которой лишился при Повороте.

Сигмун хрипло рассмеялся.

— О да, мне так и сказали, когда я просил аудиенции. Но я скажу вам: на юге высвободилось зло. А зло, которое не останавливают, усиливается. Если колдеры — может, быть, какая-то группа, отсутствовавшая, когда их гнездо было уничтожено, — снова начали действовать… — Рука, которая осторожно касалась кубка, теперь сжалась в кулак.

Корис наклонился и снова разгладил тонкий лист пергамента, занимавший треть стола. Он провел пальцем вдоль границы Карстена (старый враг, пребывавший теперь в хаосе), прослеживая заливы и полуострова, устья рек, которые через свои притоки связаны с основанием восточных гор.

— Все это нам известно! — Сигмун следил за движением его пальца. — А вот что дальше… — Корис достал свой нож и вонзил лезвие в точку на юге. — Тут дикое и опасное побережье. К тому же оно кажется необитаемым. Здесь никогда не встречаются рыбачьи лодки и на берегу не видно жилищ. Выше Варна, вот здесь, — он указал то место в береговой линии, где она перестает быть непрерывной и превращается в множество точек, — здесь коварные мели и рифы, которые устроены словно нарочно, чтобы остановить неосторожных. Отсюда мы отправляемся в открытое море. Никто не наносил на карту берег. По всем признакам, Варн очень древний город. Его жители не из Карстена, они не принадлежат ни к одному известному нам, салкарам, народу. Они не любят море, скорее боятся его, но почему, мы не знаем.

Кемок встал.

— Да, море путает варнцев. И именно по дороге в Варн или вблизи нее исчезают корабли. Похоже, у жителей Варна есть серьезные основания бояться. У них нет никаких легенд? Рассказов, которые можно услышать в тавернах, когда пьющий теряет осторожность?

4
{"b":"20895","o":1}