ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он говорит искренне, – серьезно ответил Картр. – Созываю совет. – И он отдал приказ, после которого все насторожились. – Рольтх? Белокожее лицо, более чем наполовину закрытое темными очками, было лишено всякого выражения.

– Местность хорошая? – Многообещающая, – быстро ответил Зинга. – Ясно, что мы не можем вечно сидеть здесь, – пробормотал рейнджер с туманного Фальтхара. – Я голосую за то, чтобы снять все необходимое с корабля и основать базу. Потом немного осмотреться…

– Филх? Когти тристианина отбивали дробь на широком поясе. «Полностью согласен. Но это предложение слишком разумно.» Насмешливое окончание было обращено к Смиту. Филх не собирался быстро забывать старое разделение на рейнджеров и патрульных.

– Зинга? – Основать базу, да. Я предложил бы место вблизи реки с этими вкусными существами. Сейчас бы похлебку из них… – Его веки опустились в насмешливом экстазе. Картр посмотрел на Смита. «Я присоединяюсь к их голосам. У нас остался только один пригодный вездеход. На нем мы сможем перевезти командора, Мириона и припасы. Если опустошим главный бак, то горючего хватит на несколько поездок. Остальные пойдут пешком и еще понесут с собой груз. Земля хорошая, пищи и воды достаточно. Похоже, местность пустынна, ничего похожего на зеленых. Если бы я был командором!..»

– Но ты не командор, ты грязный рейнджер-бемми! Рука Картра опустилась на ручку бластера еще раньше, чем он увидел вошедшего. Волны угрозы была как физический удар по чувствительным рецепторам рейнджера. Зная, что любой ответ лишь усилит гнев противника, Картр колебался, в этот момент тишину нарушил Смит.

– Заткнись, Спин! В руке оружейника, повернувшегося к связисту, блеснул свет. Волна ненависти, основанной на страхе, была такой сильной, что Картр удивился, почему другие этого не чувствуют. Сержант мгновенно бросился в сторону, ударив плечом Смита. Сноп зеленого пламени вырвался из оружия: палец оружейника нажал курок. Спин двинулся вперед, и Картр тщетно пытался одной рукой сбить его. Секунду или две спустя все было кончено. Спин еще катался и выкрикивал приглушенные проклятия под тяжестью Зинги, а Филх методично выкручивал ему руки так, чтобы можно было вставить «прут безопасности». Когда это было сделано, Спина не очень вежливыми толчками посадили.

– Он сошел с ума! – убежденно сказал Смит. – Так использовать ручной бластер! Во имя Черного неба…

– Я должен был сжечь вас всех! – кричал пленник. – Всегда знал, что дьяволам-рейнджерам нельзя доверять. Вы все бемми! Но черная ненависть более чем на три четверти состояла из страха. Картр сел на спальный мешок и пристально смотрел на извивающегося человека. Он знал, что рейнджеров не считали полноправными членами Патруля, знал также, что существует растущее предрасположение против негуманоидов-бемми, но этот пугающий гнев против товарищей по экипажу хуже всего, что он мог вообразить.

– Мы ничего не сделали вам, Спин… Оружейник плюнул. И Картр понял, что на того не подействуют разумные доводы. Оставалась единственная возможность. Но он давно поклялся себе, что никогда не будет делать этого, не будет применять к людям. И позволят ли остальные? Он взглянул на Смита.

– Он опасен… Смит посмотрел на рваную щель в стене, все еще раскаленную.

– Не нужно подчеркивать это! – Связист с беспокойством переступил с ноги на ногу. – Что вы собираетесь с ним делать? Много времени спустя Картр понял, что именно этот момент служил поворотным пунктом. Вместо того, чтобы обратиться за поддержкой к Смиту и рейнджерам, он сам принял решение. С быстротой молнии обрушил он свою волю. Искаженное лицо Спина покраснело, на губах появилась пена. Но у него не было барьера против тренированного мозга сержанта. Глаза Спина остановились, остекленели. Он перестал биться, безвольно раскрыл рот. Смит наполовину извлек свой бластер.

– Что вы с ним сделали? Спин лежал теперь неподвижно, устремив глаза в потолок. Смит схватил Картра за плечо. «Что вы с ним сделали?»

–Успокоил. Сейчас он спит. Но Смит пятился к двери. «Выпустите меня! – Голос его дрожал. – Выпустите, вы… вы… проклятый бемми!» – Он торопливо пытался выбраться, но Рольтх преградил ему выход. Смит повернулся и, тяжело дыша, как загнанное животное, посмотрел на Картра!

– Мы вас не тронем. – Картр не вставал и не повышал голос. Рольтх увидел его сигнал. Фальтхарианин поколебался секунду, потом повиновался и отошел от двери. Но даже видя свободный выход, Смит не двигался. Продолжая смотреть на Картра, он потрясенно спросил:

– Вы можете так … с любым из нас? – Вероятно. Ни у одного из вас нет достаточного мозгового барьера. Смит сунул бластер в кобуру. Дрожащими руками вытер потное лицо.

– Тогда почему вы не … только сейчас?..

– Почему я не использовал свою силу на вас? Зачем? Вы ведь не собираетесь нас сжечь. Вы были вполне в своем уме… Смит успокоился. Охватившая его паника почти совсем прошла. Разум подчинил эмоции. Он подошел и всмотрелся в спящего оружейника.

– Долго он будет так? – Не знаю. Никогда раньше не пробовал на людях. – И вы со всеми можете так?

– Человек с сильным самоконтролем или волей представил бы трудную задачу. Его нужно застать врасплох. Но Спин не отличался этими качествами.

– Но вам это ничего не даст, Смит, – спокойно сказал Зинга. – Если вы планируете, чтобы сержант походил по кораблю и уложил сопротивляющихся, можете об этом забыть. Либо мы договоримся с вами, либо… Но продолжение Смиту было ясно. «Сражаться? – угрюмо спросил он. – Но ведь это…»

– Мятеж? Конечно, мой дорогой сэр. Однако если бы вы еще раньше не подумали об этом, вы не пришли бы к нам. Не так ли? – спросил Филх. Мятеж! Картр заставил себя рассуждать спокойно. В космосе и на планете Вибор командор «Звездного пламени». Каждый человек на борту клялся выполнять его приказы и поддерживать власть Службы. Торк, понимая состояние командира, мог бы его сместить. Но Торк погиб, и больше никто на борту не имеет законного права отменять приказы командора. Сержант встал.

– Можно привести Джексена и Дальтра… Он осмотрел помещение рейнджеров. Нет, рузумнее организовать встречу где-нибудь в нейтральном месте. Снаружи, быстро решил Картр: психологический эффект зрелища разрушенного корабля может оказаться решающим доводом в споре.

– … наружу… – закончил он.

– Хорошо, – согласился Смит. Но в голосе его звучало нежелание. Он вышел.

– Во что же мы вмешались? – спросил Зинга, когда связист ушел достаточно далеко.

– Рано или поздно это все равно произошло бы. После крушения стычка неизбежна. – Это мягко говорил Рольтх. – В космосе у них был смысл жизни, они могли закрывать глаза и затыкать уши, занимаясь своими повседневными обязанностями. Теперь у них нет этого занятия. У нас есть – наша работа. И поскольку мы.. другие, мы всегда были слегка подозрительны.

– Если мы не будем действовать, то можем стать объектом их страха и негодования? – Картр выразил мысль, возникшую у всех. – Я согласен.

– Мы можем освободиться, – предложил Филх. – Когда корабль разбит, наши связи с ним разорваны. Записи… кого сейчас интересуют записи? Мы можем прожить сами…

– Но они не могут, – заметил Картр. – И поэтому мы тоже не можем порвать с ними. Нужно попытаться помочь им… Зинга рассмеялся. «Ты всегда был идеалистом, Картр. Я бемми, Филх тоже бемми, Рольтх полубемми, а ты любитель бемми, и мы все рейнджеры, и все это не внушит любовь ни одному патрульному. Ладно, попробуем помочь им увидеть свет. Но переговоры я буду вести с бластером в руке.» Картр не возражал. После того раздражения, с которым его встретил Джексен, после безумного нападения Спина он понял, что такая предосторожность не будет лишней.

– Можем ли мы рассчитывать на Смита? – пробормотал Зинга. – Раньше он не производил впечатление новобранца-рекрута.

–Нет, но у нас достаточно мозгов, – указал Рольтх. – Картр, – обернулся он к сержанту, – это твоя игра, мы предоставляем говорить тебе. Остальные двое кивнули. Картр ощутил теплое чувство. Он и раньше знал: рейнджеры всегда стоят друг за друга. Что бы ни ожидало их впереди, они встретят опасность единым фронтом.

7
{"b":"20896","o":1}