ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

4. МАЯК

Четверо рейнжджеров пересекли обгоревшую землю и остановились в тени высокого скального выступа. Солнце садилось, посылая красные и желтые копья света с западного края света. Но песок и камень по– прежнему излучали жар. Джексен, Дальтр и Смит ждали их, сузив глаза от блеска металлических бортов «Звездного пламени». Стояли они рядом, как бы ожидая… Чего? Нападения? На лице офицера-оружейника пролегли угрюмые морщины. Он был человеком средних лет, но раньше все его движения были эластичны. Картр заметил, что у Джексена поседели виски. И вдруг с некоторым удивлением понял, что в золотые дни Службы Джексен вообще не находился бы в коосмосе. Задолго до этого он занял бы административный пост в одном из портов флота. Есть ли до сих пор у Патруля такие порты? Уже пять лет Картр не бывал ни в одном.

– Ну, чего вы хотите от нас? – взял на себя инициативу Джексен. Но Картр не проявил ни малейшего смущения или испуга. «Необходимо,

– инстиктивно он обратился к формальной речи, которую слышал в детстве, – нам необходимо обсудить положение. Взгляните на корабль… – Ему не потребовалось указывать на разбитый корпус. Никто и так не мог оторвать от него взгляда.Неужели вы искренне думаете, что его можно оживить? Последний полет мы начали недоукомплектованными. А те запасы, что мы растягивали на месяцы, кончились. Нам остается лишь одно: мы должны снять с корабля оборудование и разбить лагерь в местности…

– Именно такую болтовню мы и ожидали услышать! – выпалил Дальтр. – Вы все еще должны выполнять приказы, хотя и произошло крушение! Но этот горячий ответ произнес не Джексен. Джексен, крутой, резкий, поглощенный Патрулем, приказами, традициями, – он не был ослеплен и оглушен всем этим.

– Чьи приказы? – спросил Картр. – Командор не в состоянии отдавать приказы. Вы приняли команду, сэр? – прямо спросил он у Джексена. Покрытая загаром кожа офицера не могла побледнеть, но лицо его стало старым и несчастным. Губы его растянулись, зубы оскалились в зверином рычании гнева, боли или раздражения. Прежде чем ответить, он вновь взглянул на разбитый корабль.

– Это убьет Вибора… – говорил он с трудом. Картр оградился от диких эмоций, разрывавших его рецепторы. Он мог облегчить боль Джексена, присоединившись к остальным, отказавшись поверить, что старая жизнь кончена. Может, Служба искалечила их всех, рейнджеров так же, как экипаж, возможно, им нужна уверенность приказов, обычных обязанностей, даже когда все это превращается в мертвый груз. Сержант отсалютовал. «Даете ли вы разрешение на подготовку к оставлению корабля, сэр?» На мгновение он напрягся: Джексен резко повернулся к нему. Но офицер не схватился за бластер. Напротив, плечи его обвисли, морщины на лице углубились.

–Делайте, что хотите! – он пошел за скалу, и никто не последовал за ним. Картр нвчал распоряжаться. «Зинга, Рольтх, выведите вездеход, возьмите двухдневный запас. Топливо – в главном баке. Потом отправитесь к водопаду и разобьете там лагерь. Рольтх, вы приведете обратно вездеход, и мы перевезем командора и Мириона.» Они съели невкусные продукты своего рациона и принялись за работу. Немного позже к ним присоединился Джексен. Он работал печально и молча. Картр с благодарностью передал ему ответственность за сбор и подготовку оружия и боеприпасов. Рейнджеры держались в стороне от членов экипажа: им хватало работы в собственном помещении и при подготовке исследовательского оборудования. Пилотируемый Рольтхом, для которого тьма была ясной, как день, вездеход за ночь слетал к водопадам, перевезя раненых, все еще бессознательного Спина и различное оборудование. Единственная луна повисла в ночном небе. Все обрадовались ей. Она восполняла слабый свет их переносных фонарей. Они работали с короткими перерывами, пока над пустыней не занялся яркий рассвет. Именно в последний час работы Джексен сделал самую важную находку. Он залез в разбитую рулевую рубку и громко позвал. Все собрались, отупевшие от усталости. Горючее – целый запасной комплект обойм. Все округлившимися глазами смотрели, как офицер вытаскивает их в коридор.

– Спрячьте. – Джексен тяжело дышал. – Нам может очень понадобиться вездеход. Картр вспомнил высоту водопада, кивнул. И вот, несмотря на эту находку, когда Рольтх вернулся в следующий раз, они погрузили комплект в вездеход, но велели Рольтху не возвращаться. Они поедят, проспят самое жаркое время наступающего дня и пойдут пешком, неся на спине личное имушество. Солнце встало, когда они собрались маленькой группой у скал. Сине– черная тень разбитого корабля упала на три могилы в песке. Джексен обветрившимися губами прочел традиционные слова прощания. Памятник они не стали возводить – много лет «Звездное пламя» будет служить памятником своему экипажу, пока не проржавеет и не превратится в пыль. Потом они последний раз легли спать в опустошенном корабле. Когда Филх разбудил Картра, тому показалось, что он лег лишь несколько минут назад. Однако приближался заход. Сержант вместе с остальными проглотил сухой рацион. Потом без разговоров все надели рюкзаки и двинулись по пустыне, направляясь к скальным образованиям, которые Картр подметил накануне. Скоро наступила ночь, освещаемая полной луной, и они не включали фонарики. Это хорошо, угрюмо подумал сержант: вряд ли есть надежда снова зарядить их. Поскольку они шли не вдоль реки, а прямо через пустыню, вскоре они вышли на гладкий участок дороги. Картр позвал Джексена.

– Дорога! – впервые депрессия оставила офицера. Он опустился на колени, провел рукой по древним блокам и включил фонарь, чтобы лучше видеть. – Не очень много видно. Должно быть, ею давно не пользовались. Вы можете проследить?..

– Со следоискателем на вездеходе – да. Но стоит ли? У нас мало горючего. Джексен устало поднялся. «Не знаю. Запомним на всякий случай. Возможно, это ниточка, но я не знаю… – Он погрузился в угрюмые размышления, но на следующей остановке заговорил со следами прежнего энтузиазма: – Дальтр, вы мне рассказывали о том, как приспособить заряды разрушителя к вездеходу. Его помощник с готовностью поднял голову. – Нужно… – Через три слова он погрузился в такую путаницу терминов, как будто говорил на языке другой галактики. Джексен был специалистом в своей области и следил за тем, чтобы его помощники знали гораздо больше, чем необходимо для выполнения простых обязанностей. Дальтр все еще продолжал свои объяснения, когда они пошли, и офицер-оружейник шел с ним рядом, слушая, время от времени вставляя вопрос, после которого язык Дальтра начинал работать с удвоенной энергией. Они не сразу углубились в холмистую местность. Три дня спустя умер Мирион и был похоронен на небольшой поляне между двумя высокими деревьями. Филх и Зинга прикатили с берега большой камень, а Рольтх ручным разрушителем нанес на камень имя, родной мир и ранг того, чье тело вечно будет лежать под камнем. Вибор не разговаривал. Он ел механически, вернее разжевывал и глотал то, что Джексен и Смит клали ему в рот. Большую часть времени он спал, не проявляя никакого интереса к происходящему. Старое разделение на рейнджеров и экипаж, пропасть между регулярными патрульными и менее дисциплинированными исследователями сокращалась по мере того, как они вместе работали, вместе охотились, ели незнакомое мясо, орехи и ягоды. Пока их прививки продолжали действовать! А может, они еще не съели ничего отравленного. На следующее утро после похорон Мириона Картр предложил, чтобы они перебрались в более гостеприимную местность за водопадом. Джексен не возражал. При помощи вездехода они перевезли имущество к пункту на милю выше их первой базы. Оттуда Филх повел вездеход с Вибором и Джексеном в открытую местность, а остальные, разобрав имущество, двинулись пешком. Первым шел по мелким бассейнам вдоль скалистого берега Зинга: у него действовали обе руки, а у Картра лишь одна здоровая. Дальше шли сержант, Дальтр, Спин, Смит, замыкал колонну Рольтх. Утренний воздух был свеж. Прохладно, но это приятная прохлада. Картр поднял голову, ловя ветер, глубоко вздохнул. Смог „Звездного пламени“ остался далеко в прошлом. Картр обнаружил, что нисколько не жалеет об этом. Если они обречены провести здесь всю оставшуюся жизнь, какая удача – найти такой мир! Он попытался, отгородившись от окружающих, вступить в мысленный контакт с туземной жизнью. Красноватый зверек с пышным хвостом некоторое время сопровождал их по ветвям деревьев, издавая трещащие звуки. Зверек был любопытен и совершенно не боялся. Птица, а может, насекомое – пролетела в воздухе, взмахивая крыльями. Еще одно животное вышло из убежища примерно в ста футах прямо перед ними. Большое, почти такое же, как коричневый рыболов на реке, которого они видели в первый день. Но это животное было желтовато– коричневатого цвета, двигалось неслышно, как тень, пробираясь среди скал уверенно и высокомерно. Оно присело, прижимаясь животом к камню, и следило за подходившими глазами с узкими вертикальными зрачками. Кончик его хвоста дергался. Зинга остановился, пропустив вперед Картра. Высокомерие – высокомерие и любопытство – и еще слабый начинающийся голод, без страха или осторожности. Зверь начинал рассматривать их как пищу… Картр видел, как шевельнулись мышцы под густой шерстью, когда животное медленно двинулось вперед. Оно было так прекрасно в своей удивительной дикой свободе, что Картр захотел побольше узнать о нем. Он установил контакт, нащупал путь в чужой мозг. Голод забыт, любопытство оказалось сильнее. Животное село на задние лапы. Только дергающий кончик хвоста выдавал его легкое беспокойство. Не поворачивая головы, Картр отдал приказ:"Сверните немного влево, обогните ту скалу. Она не нападет на нас сейчас…»

8
{"b":"20896","o":1}