ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Можем ли мы рассчитывать на Смита? – задал вопрос Зинга. – Раньше он не производил впечатления новобранца-рекрута.

– Нет, но у него достаточно мозгов, – заметил Рольтх.

– Картр, – обратился он к сержанту, – это твоя игра, мы предоставляем говорить тебе.

Остальные двое кивнули. Картр ощутил теплое чувство. Он и раньше знал: рейнджеры всегда стоят друг за друга. Что бы ни ожидало их впереди, они встретят опастность единым фронтом.

Маяк

Четверо рейнджеров пересекли участок обгоревшей земли и остановились в тени высокого скального выступа. Солнце садилось, посылая красные копья света с западного края горизонта. Но песок и камни по-прежнему излучали жар.

Джексен, Дальгр и Смит ждали их, сузив глаза от блеска металлических бортов искареженного «Звездного пламени». Они стояли плечом к плечу, как бы ожидая… Чего? Нападения? На лице офицера пролегли глубокие морщины. Он был человеком средних лет, но раньше все его движения отличались пластичностью. Сейчас Картр заметил, что у Джексена поседели виски, и вдруг понял, что в золотые дни службы Джексен вообще уже не находился бы в космосе. Задолго до этого он занял бы административную должность в одном из портов флота. А есть ли сейчас у патруля такие порты? Уже пять лет Картр не бывал ни в одном.

– Ну, чего вы хотите от нас? – взял на себя инициативу Джексен.

Однако Картр не проявил ни малейшего смущения или испуга.

– Нам необходимо…, – он инстинктивно обратился к формальной речи, которую слышал в детстве. – Нам необходимо обсудить положение. Взгляните на корабль… – ему не понадобилось указывать на разбитый корпус. Никто и так не мог оторвать взгляд от корабля. – Неужели вы искренне думаете, что его можно починить? Последний полет мы начали неукомплектованными. А те запасы, что мы растягивали на месяцы, кончились. Нам остается лишь одно: мы должны снять с корабля оборудование и разбить лагерь в местности…

– Именно такую болтовню мы и ожидали услышать! – выпалил Дальгр. – Но вы должны выполнять приказы, хотя и произошло крушение!

– Чьи приказы? – спросил Картр. – Командор не в состоянии отдавать приказы. Вы приняли командование, сэр? – прямо спросил он Джексена.

Покрытая загаром кожа офицера не могла побледнеть, но лицо его стало старым и несчастным. Губы его растянулись, зубы резко оскалились в зверином рычании гнева, боли или отчаяния. Прежде чем ответить, он взглянул на разбитый корабль.

– Это убьет Вибора… – он с трудом выталкивал из горла слова.

Картр оградил себя от лишних эмоций, разрывавших его рецепторы. Он мог облегчить боль Джексена, присоединившись к остальным, отказавшись поверить, что старая жизнь окончена. Может, служба искалечила их всех, рейнджеров так же, как экипаж, возможно, им нужна уверенность приказов, обычных обязанностей, даже когда все это превращается в мертвый груз?

Сержант отсалютовал.

– Даете ли вы разрешение на подготовку к тому, чтобы покинуть корабль, сэр?

На мгновение он напрягся: Джексен резко повернулся к нему. Но офицер не схватился за бластер. Напротив, плечи его обвисли, морщины на лице стали еще глубже.

– Поступайте, как хотите! – и он пошел за скалу. Никто не последовал за ним.

Картр стал распоряжаться:

– Зинга, Рольтх, выведите вездеход и возьмите двухдневный запас. Топливо – в главном баке. Потом отправитесь к водопаду и разобьете там лагерь. Рольтх, приведи офицеров – командора и Мириона – и мы отправим их…

Они съели свой рацион – безвкусные концентраты – и принялись за работу. Немного позже к ним присоединился Джексен. Он работал упрямо и молча. Картр с благодарностью передал ему ответственность за подготовку оружия и боеприпасов. Рейнджеры держались в стороне от членов экипажа: им хватало работы в собственном помещении и при подготовке исследовательского оборудования. Вездеход, пилотируемый Рольтхом, для которого тьма была ясным днем, за ночь трижды слетал к водопаду, перевозя раненых, все еще бессознательного Спина и различное оборудование. Одинокая луна повисла в небе. Все обрадовались ей. Она дополняла слабый свет их переносных фонарей. Люди работали с короткими передышками, пока над пустыней не занялся серый рассвет. Именно в последний час работы Джексен сделал самую важную находку. Он заполз в разбитую рубку и тут же громко позвал остальных.

Горючее – целый запасной комплект обойм. Все округлившимися глазами смотрели, как он вытаскивает его в коридор.

– Спрячьте, – Джексен тяжело дышал. – Нам может очень понадобиться вездеход.

Картр, вспомнив высоту водопада, кивнул. Однако, несмотря на эту находку, когда Рольтх вернулся в следующий раз, они погрузили комплект на вездеход, но велели Рольтху не возвращаться. Они поедят, проспят все самое жаркое время дня и пройдут до лагеря пешком, неся на спине личное имущество.

Солнце вставало, когда они собрались маленькой группой у скал. Сине-черная тень упала на три могилы в песке. Джексен обветрившимися губами произнес традиционные слова прощания. Памятника они не стали возводить. «Звездное пламя» долгое время будет служить памятником своему экипажу, пока не проржавеет и не превратится в пыль.

Потом они в последний раз легли спать в опустошенном корабле. Когда Филх разбудил Картра, тому показалось, что он лег лишь несколько минут назад. Однако приближался заход. Сержант вместе с остальными проглотил сухой рацион. Потом без разговоров все надели рюкзаки и двинулись по пустыне, направляясь к скалам, которые Картр подметил заранее.

Скоро наступила ночь, освещаемая полной Луной, так что они даже не включали фонарики. И это хорошо, подумал сержант: вряд ли есть надежда снова зарядить их. Поскольку они шли не вдоль реки, а напрямик через пустыню, они вскоре вышли на гладкий участок дороги. Картр подозвал Джексена.

– Дорога! – депрессия впервые оставила офицера. Он опустился на колени, провел рукой по древним блокам и включил фонарь, чтобы лучше видеть. – Но не очень много.

– Не очень-то много можно рассмотреть. Должно быть, ее давно не использовали. Вы можете проследить за ней?

– Со следоискателем и на вездеходе – да. Но стоит ли? У нас мало горючего.

Джексен устало поднялся.

– Не знаю. Но на всякий случай запомним. Возможно, это ниточка, но я не знаю, – он погрузился в размышления, но на следующей остановке заговорил со следами былого энтузиазма.

– Дальгр, вы мне рассказывали о том, как можно приспособить заряды разрушителя к вездеходу.

Его помощник с готовностью поднял голову.

– Нужно…

Через три слова он погрузился в такую путаницу терминов, как будто говорил на языке другой галактики. Джексен был специалистом в своей области и следил за тем, чтобы его помощники знали гораздо больше, чем это необходимо для простого исполнения своих обязанностей. Дальгр все еще продолжал свои обьяснения, когда они пошли, и офицер шел рядом с ним и внимательно слушал, время от времени вставляя вопрос, после которого язык Дальгра начинал работать с удвоенной энергией.

Они не сразу углубились в холмистую местность. Три дня спустя умер Мирион, и они похоронили его на небольшой поляне между двумя высокими деревьями. Филх и Зинга прикатили с берега большой камень, а Рольтх ручным разрушителем высек на камне имя, родной мир и ранг того, чье тело вечно будет лежать под камнем.

Вибор не разговаривал. Ел он механически, вернее, разжевывал и глотал то, что Джексен и Смит клали ему в рот. Большую часть времени он спал, не проявляя никакого интереса к происходящему. Старое разделение на рейнджеров и экипаж, пропасть между регулярными патрульными и менее дисциплинированными исследователями сокращалась по мере того, как они вместе работали, вместе охотились, ели незнакомое мясо, орехи и ягоды. Пока что их прививки продолжали действовать. А может, они еще не съели ничего ядовитого.

На следующее утро после похорон Мириона Картр предложил перебраться в более гостеприимную местность за водопадом. При помощи вездехода они перевезли имущество к пункту на милю выше их первой базы. Оттуда Филх повел вездеход с Вибором и Джексеном в открытую местность, а остальные, разобрав имущество, двинулись пешком.

8
{"b":"20897","o":1}