ЛитМир - Электронная Библиотека

Сторм разжевал предложенный ему жёлто-зелёный стручок, и рот его вдруг наполнился влажной прохладной мякотью.

Солнечные лучи заглянули в переднюю пещеру через пролом в стене, но в них почти не чувствовалось безжалостного дневного жара. И люди и животные спокойно продремали весь день.

Остин сам не понимал, что его разбудило. Но пробуждение было резким и тревожным, словно во времена его боевой службы.

Он приподнялся, стараясь не потревожить спящего рядом Логана, и прислушался. В передней пещере беспокойно топтались лошади. Он позвал Сурру, но она не ответила. То ли она раньше его почувствовала опасность и пошла на разведку, то ли пока не хотела вступать с ним в контакт. Тогда он позвал парившего в небе Баку, и тут же в его мозгу возник образ приближающихся к пещере всадников.

Сторм прикрыл рукой рот Логана и осторожно растолкал его. В ответ на его удивлённый взгляд, он сделал знак, призывающий к молчанию, и кивнул на переднюю пещеру.

Друг за другом они пролезли через проход, пробрались меж встревоженных лошадей к выходу и обнаружили там Горгола, который затягивал уздой морду своей кобылы, опасаясь что она заржёт, приветствуя сородичей. Остин понял, что он уже знает о неожиданных визитёрах.

— Враги? — спросил он, и Горгол утвердительно кивнул. Отражать нападение, находясь в убежище, было бы слишком неудобно. Восстановление передней стенки потребовало бы много времени, а именно его у них и не было. Сторм снова попытался вызвать Сурру. И снова безрезультатно.

— Кто идёт? — спросил он Горгола.

— Дикие.

— Но разве вы не заключили перемирие? — вмешался в разговор Логан.

— Они могут не знать об этом. Им нужны наши лошади.

У Шозонна и других равнинных племён всегда была возможность получить лошадей. Они нанимались в поместья объездчиками или охотниками на йорис и брали плату лошадьми. Так у кланов постепенно складывались собственные табуны.

Но дикие горные племена не отваживались на такой тесный контакт с колонистами. Они, как некогда индейцы Великих Западных равнин, изобрели свой способ добычи лошадей. Короче говоря, они стали конокрадами, и притом довольно искусными.

Похоже, именно такой отряд наткнулся случайно на их следы и решил не упускать лёгкой добычи. Они уже поняли по следам, что в пещере скрываются четыре человека и девять лошадей — добыча настолько соблазнительная, что ради неё можно рискнуть и нарушить перемирие. И кроме того лёгкая добыча; нужно только набраться терпения и подождать, когда гонимые жаждой люди и животные сами выйдут из укрытия.

Правда, оставалась ещё надежда на Сурру. И Остин и Горгол не раз видели её в деле и понимали, чего она стоит. Горгол спросил о чём-то Кавока, а потом передал Остину:

— Пушистая ушла давно, когда солнце было ещё высоко. Сейчас она может быть далеко. Не слышит тебя.

Сторм прислонился к стене норы, прикрыл глаза и снова позвал Сурру, вкладывая в этот зов всю свою силу и энергию. Если Сурра и сейчас не ответит… Ответ пришёл мгновенно, словно включили ком. Мир в его глазах заколебался, меняя очертания: верный признак того, что он достиг контакта и видит сейчас как бы глазами кошки. Сторм подробно обрисовал положение, объяснил, что нужно сделать и Сурра с готовностью согласилась. К сожалению, она не могла передать, как далеко она находится и сколько времени ей понадобится, чтобы вернуться к пещере. Её мышление слишком отличалось от человеческого и людские мерки ничего ей не говорили. Но как только она будет готова действовать, она свяжется с ним.

— Ну что, придёт Сурра? — шёпотом спросил Логан.

Сторм кивнул. Его ещё слегка знобило от нервного напряжения — такова была цена контакта. Вдруг Горгол поднял голову и потянул носом воздух.

— Они нас окружили — просигналил он.

Голова норби поворачивалась медленно и чутко, словно локатор.

— Один, другой, третий… — он начал медленно загибать пальцы. — Девятый, десятый… — Он ещё покрутил головой и кивнул. — Все.

Силы были чересчур неравны, тем более что они были стиснуты в узком проходе. Кавок здесь не мог даже натянуть тетиву лука, а значит, сразу выходил из игры. Правда, и у колонистов, и у Горгола были парализаторы, но чтобы их использовать надо видеть цель, а враги отнюдь не стремились подставлять себя под выстрелы.

И тут Сурра передала, что она готова действовать!

Остин предупредил остальных. Они быстро и бесшумно затолкали лошадей в глубь пещеры и стреножили. Кавок отложил свой бесполезный сейчас лук и приготовил нож. «Вперёд», — мысленно приказал Сторм, и Сурра начала свой концерт.

Рычание и душераздирающий вой разъярённой кошки разорвали тишину вечера. В ответ испуганно заржали лошади, и свои и чужие. Снаружи доносились дробные удары копыт и высокие вибрирующие голоса туземцев. Остин выскочил из пещеры. На секунду он прижался спиной к скальной стенке и тут же отпрыгнул в сторону.

Снова донёсся вой Сурры, и Сторм увидел прямо перед собой высокую тонкую фигуру с выкрашенными синим рогами. Туземец положил стрелу на тетиву лука и напряжённо вглядывался в нагромождение камней, от которых, казалось, слышался этот вой. Землянин спустил курок, узкий луч парализатора ударил как раз между рогов, и дикий норби грохнулся, бессильно раскинув окоченевшие руки и ноги.

Один из нападавших сунулся прямо к отверстию, но тут же в ужасе отпрянул, увидев перед собой оскаленную морду барханной кошки. Сурра скользнула мимо него в укрытие, а Сторм снова выстрелил.

Сурра прекрасно справилась с заданием — отвлечь на себя внимание дикарей, чтобы дать людям возможность выбраться из ловушки и применить оружие. Да и сама она, как показывал опыт, тоже была весьма совершенным оружием.

Глава 6

Горгол остановился около одного из неподвижных туземцев, повернул его голову и сказал, указывая на синие рога:

— Нитра.

Кавок тоже подошёл к воину, перевернул его ногой и вопросительно уставился на Сторма.

— Они парализованы, — пояснил тот.

Кавок медленно покачивал в руках нож, и его мысли читались так ясно, словно он излагал их вслух на галактическом языке.

Следовало собрать военные трофеи, как доказательство очередной победы Шозонна. Но враги были поражены парализатором, а по обычаю норби собрать рога должен тот, кто нанёс удар. Значит, сделать это должны Горгол, Сторм и Логан. Почему же они медлят?

— Оставим их так, — просигналил Остин. — Сейчас перемирие. Если Нитра не чтут волю Небесного Барабанщика, то стоит ли Шозонна следовать дурному примеру?

Кавок недовольно бросил нож в ножны.

— И что же будет дальше? Они отлежатся, придут в себя и снова пойдут по нашему следу?

— Когда они очнутся, ночь пройдёт и взойдёт солнце, — ответил землянин. — Им придётся переждать день в убежище. Мы к тому времени будем далеко. Кроме того, мы уведём их лошадей. Не думаю, что они рискнут пойти за нами.

— Верно, — согласился Горгол. — И хорошо, что мы не нарушили перемирие. А теперь в путь… Хорошо бы найти твою воду прежде, чем взойдёт солнце.

Туземные лошади панически боялись Сурры, так что пришлось изрядно повозиться прежде чем они, взмыленные и дрожащие, оказались привязаны к вьючным лошадям Сторма. Маленький отряд оставил своё полуразрушенное убежище и отправился в путь ещё до темноты.

В серых предрассветных сумерках они наткнулись на склад Вайдерса, оставленный в небольшом кармане каньона. Норби присвистнули от удивления, разглядывая непрозрачную жаронепроницаемую пластиковую палатку, окружённую радужным пузырём защитного поля. С ближайшей скалы сорвался Баку и подлетел к Остину. Больше ничего живого вокруг не было видно.

Логан тоже удивлённо разглядывал этот чужеземный гриб, угнездившийся на почве Арцора.

— Та-ак, — протянул он. — Что ж, этот инопланетник равняет нас с изнеженными баловнями его мира?

Сторм пожал плечами.

— Мне наплевать, что он там думает. Может, он просто не представляет, что можно использовать естественные укрытия. Надо посмотреть, что он прислал… нам сейчас очень нужны припасы.

11
{"b":"20898","o":1}