ЛитМир - Электронная Библиотека

Ни звука, ни ветерка. Но что-то… Остин остановился и перевёл фонарик с дороги на скалу справа. Свет равнодушно скользнул по ней. Голый камень, ничего нет. Но за секунду до того, как туда упал луч света, Остину показалось, точнее он был уверен, что там кто-то прячется и неслышно крадётся за ними, укрываясь в тени скалы. Он мог бы поклясться, что слышит осторожное дыхание, лёгкое цоканье когтей по камню, шорох потревоженного гравия.

— Ничего нет!

Значит, Логан тоже насторожился? Может, и он чувствует, слышит и боится сам себе верить?

— Слева! — крикнул Логан и, схватив Сторма за запястье, направил луч в расщелину скалы. Очень удобное место для засады, но… Голые камни, пустая трещина, ничего…

— Там… там что-то было, — запинаясь, проговорил Логан. — Ведь для кого-то они ставили ультразвуковой барьер?

— Для кого-то ставили, — согласился Сторм. — Только это было давно.

Привидения? Духи? Привидения тех, кто строил эту дорогу, тех, кто высекал морду трехглазого над тоннелем или здесь, на прокалённой солнцем равнине, есть какая-то невидимая жизнь? Та, от которой строители защищались барьером?

Они пошли дальше, держась поближе друг к другу. Сначала они шли медленно, но выступающие камни, зловещие расщелины и трещины словно подгоняли их, и они постепенно ускорили шаг.

Скрежет по камню… или это уже хриплое рычание? Вот оно! Остин был абсолютно уверен, что на сей раз он точно заметил место, откуда донёсся звук.

Он покрепче сжал в руке гранату и направил туда луч фонарика, как направил бы парализатор. Голый камень, пустота!

— Стой! — резко приказал он самому себе.

Раз он так сильно ощущает чьё-то присутствие, можно попытаться этим воспользоваться. Предположим, здешние обитатели владеют какими-то зачатками телепатии и могут создавать ощущение своего присутствия там, где их на самом деле нет, и таким образом обманывать своих врагов. Работа Остина с командой зверей сделала его особенно чувствительным к такого рода воздействию. Так почему бы не попробовать установить непосредственный контакт с этим чужаком?

Его дар, то, что связывало его с командой, с Рейном, что помогало чувствовать некоторых других животных, может, сейчас он поможет определить, что это за тварь, собирается ли она нападать или просто играет в прятки? Чувства подсказывали ему, что само это выматывающее нервы напряжение и есть одна из форм нападения.

Очень осторожно, осторожнее даже, чем человек идёт в темноте по незнакомому дому, Остин послал телепатический призыв и замер, выжидая. А если оно разумно? Сможет ли он связаться с пусть злобным, пусть очень далёким от человеческого мышления, но всё-таки разумом? И сможет ли защитится от него так же надёжно, как защищались своим барьером строители пещер?

Что-то коснулось его разума и тут же исчезло, но Остин успел уловить направление и тут же повернулся, вглядываясь в ту сторону, откуда донёсся этот сигнал. Или это только его воображение? Никаких доказательств у него не было, и всё же он был абсолютно уверен, что вступил в контакт с кем-то или с чем-то связанным со строителями этой дороги так же, как он со своей командой.

Уже почти успокоенный, он послал этому невидимому созданию приказ, словно одному из своих зверей. Но тонкая, хрупкая ниточка контакта оборвалась так же внезапно, как и появилась.

Чем бы ни было это воздействие — реакцией потревоженного стража или своеобразной атакой случайно выжившего создания, — люди с облегчением вздохнули, когда оно прекратилось.

Тени кружились, кривлялись и роились вокруг них. Фонарик мог легко рассеять любую, но на её место тут же являлись новые. Логан кричал, ругался, швырял в темноту горсти гравия, но ничего не менялось.

Уже начало казаться, что трехглазый монстр из пещеры невидимо и неслышимо бегает вокруг них, пытаясь добраться до добычи. Наконец Остин всерьёз разозлился.

— Стой спокойно! — скомандовал он, и Логан замер с камнем в руке. — Пойдём и посмотрим.

Остин двинулся к ближайшей скале. Все его чувства протестовали против такой глупости. Ведь ясно же что там засело в засаде что-то злобное, хищное, коварное…

Вот слева что-то мелькнуло… ещё… теперь правее… Похоже, их окружали… Логан шагнул вперёд и сейчас они наконец все увидят… Фонарик опять осветил пустые камни, только давление на мозг усилилось, и Сторм испугался, что сейчас они не выдержат и побегут.

Логан с рычанием выхватил гранату и швырнул её в темноту. Вспышка взрыва на минуту ослепила их.

А потом… какая-то ответная вспышка в душе и больше ничего. Теперь всё вокруг стало спокойно и на самом деле безжизненно.

Оглушённые, они постояли, тяжело переводя дыхание, а потом бросились бежать. Теперь дорога повернула к скале, надо было успеть добраться туда до восхода солнца.

Дорога заметно поднималась и она сделалась совсем гладкой. Сторм посветил под ноги и увидел, что она покрыта знакомым черным веществом. Они поднялись уже довольно высоко над долиной, когда дорога внезапно оборвалась крутым уступом. Прямо перед ними был обрыв, а сбоку — голая необработанная скальная стенка. И сколько они не искали, не было ни дверей в стене, ни пути вниз с обрыва. Это был конец дороги.

— Похоже на посадочную площадку для коптеров, — заметил Логан, когда они немного огляделись. Он сел на чёрную поверхность и обхватил руками колени.

— Что же теперь? Вернёмся? Здесь нас поджарит, как на сковородке.

Остин сомневался, что они успеют вернуться до наступления дневного пекла. Правда, они отошли не так уж далеко, но ночная схватка с привидениями порядком их измотала. И тела и души требовали отдыха, но если они хотели остаться в живых, следовало сразу же пускаться в обратный путь.

Он присел на площадке рядом с Логаном и с удивлением заметил, что свет фонарика отражается от покрытия. Приглядевшись, он увидел кое-что, потрясшее даже его отупевшую от всего пережитого душу: вокруг всей площадки шла странная блестящая полоска. Она начиналась на самом конце дороги и спиралью вилась по площадке до самого центра. Там она заканчивалась кругом, достаточным, чтобы в нём мог стоять один человек.

После он так и не мог объяснить, что заставило его действовать. Может, само это место оказывало какое-то влияние, но теперь он совершенно точно знал, что надо делать.

Подойдя к началу спирали, он пошёл вдоль неё, виток за витком, стремясь к центральной точке. Всё его внимание сосредоточилось сейчас на том, чтобы его сапоги не соскользнули с гладкого стеклянистого вещества.

Словно издалека донёсся до него требовательный вопрос Логана, но ему было не до того. Весь его мир сузился до этой дорожки, и её надо было пройти с максимальной концентрацией внимания. Круг в центре был дверью, и если он ошибётся, она не откроется.

— Дверь? — шевельнулась в нём разумная мысль. — Почему дверь? И куда она ведёт?

Остин отбросил все вопросы. Главное — идти спокойно, осторожно, внимательно, не задевать носками границу, ставить ногу в линию на манер канатоходца.

Только так можно спастись отсюда. Спастись от чего? Об этом сейчас тоже не стоило думать.

Остин уже достиг круга и теперь стоял, повернувшись лицом к дороге. Где-то там, за скалой с мордой трехглазого лежала пещера загонов и последний дом строителей этого места. Теперь он стоял и ждал. «Чего тут ждать?!» — кричал в нём здравый смысл.

Темнота… и с нею — потрясающее чувство освобождения от оков пространства и времени, вечно досаждающих человеку. Потом появился свет и с ним — другая спираль, сияющая, манящая. По ней уже не надо было ступать тяжёлыми сапогами, достаточно было пройти её в душе. Он сконцентрировался и пошёл так медленно и точно, как шёл по земле. Как только он очутился в центре, его окутал мягкий золотистый свет, и всё исчезло.

25
{"b":"20898","o":1}