ЛитМир - Электронная Библиотека

Жизнь преподносила свои «сюрпризы». В 1994 году тяжело заболел мой единственный младший брат Женик. Опухоль головного мозга. Несколько лет безуспешного лечения, несколько операций и преждевременная смерть в 35 лет. В те годы я впервые столкнулся с экстрасенсами и колдунами, но они ничего сделать не смогли. Когда близкие друзья брата рассказывали, что на кладбище нашли его фотографию, что причиной болезни является «порча» – ни я, ни родители не воспринимали это всерьез. Мы верили в официальную медицину, но врачи так и не смогли определить причину возникновения заболевания. Спасти брата они также не смогли. Большой вклад в изменение моего мировоззрения внесли теща и жена, но они только подготовили почву. Кардинально мое мировоззрение смогла поменять только Людмила Григорьевна.

Первая встреча

Во время нашей первой встречи я спросил у нее: «В Москве больше трех тысяч издательств, к кому Вы уже обращались по поводу издания своей новой книги?». «Ни к кому, я пришла именно к Вам», – был ее неожиданный ответ. Мое природное любопытство было задето: «Почему Вы пришли именно ко мне?», – спросил я. Ее ответ еще больше удивил меня: «Мне на Вас указали «Высшие Силы», и свою книгу я хочу издать именно у Вас». Для меня «Высшие Силы» по-прежнему ассоциировались с Кремлем или, в крайнем случае, с Белым домом или Старой площадью. Я поинтересовался, кто и как там указал на меня. И тут мне стало совсем не по себе. Людмила Григорьевна достала из сумочки футляр для очков, а оттуда… вместо очков я увидел в ее руках МАЯТНИК! Возникла непростая ситуация, по-видимому, Людмила Григорьевна по моему лицу поняла, что я был несколько ошарашен. Тем не менее, она отступать не стала, а просто объяснила, что с помощью такого простого «прибора» можно получить ответ на множество вопросов… и, в частности, «Высшие Небесные Силы» именно с помощью «маятника» указали ей на меня. Она хотела продолжить, но, думаю, увидев, что со мной что-то происходит, замолчала…

Я же в это время уже думал о другом. С не вполне нормальными людьми или, проще говоря, «психами», мне напрямую не приходилось сталкиваться. «Вот, – думаю, – наконец-то “повезло”. А с первого взгляда выглядела нормально… Что же мне теперь делать?» Людмила Григорьевна, кажется, прочитала мои мысли и как бы невзначай стала говорить о науке. Оказывается, она, как и я, профессиональный радиофизик, только она кандидат технических, а я физико-математических наук. У нее прекрасное образование, она закончила Московский энергетический институт и всю жизнь занималась наукой в одном из серьезных «почтовых ящиков» Москвы. Чем больше она рассказывала о своих научных разработках, тем больше опять начинала казаться вполне нормальной. В голове у меня произошло некоторое «раздвоение». Как человек она мне, несомненно, нравилась, но что делать с «маятником» и ее проектом новой книги?

Она понимала, что я несколько не готов к принятию такой новой для меня информации. Но отступать она не привыкла. Да и мое природное любопытство было задето. Мы договорились о следующей встрече.

Следующие встречи

Ко второй встрече я уже подготовился. Наше издательство к этому времени выпустило первые шесть томов «Энциклопедии народной медицины» (ЭНМ) и трехтомную «Полную энциклопедию народной медицины» (ПЭНМ). Книги оказались очень востребованными, и миллионы семей успешно использовали собранные и систематизированные нами рецепты и рекомендации народной медицины. Все было бы хорошо, но нам часто задавали вопросы о конкретном применении того или иного рецепта. И тут я стал понимать, что на большинство вопросов я не могу дать вразумительного ответа.

На самом деле от одного и того же заболевания мы приводим десятки и даже сотни различных рецептов. Как выбрать тот единственный, который подойдет именно вам? Но даже если, «включив интуицию», вы остановили свой выбор на одном-единственном, то что делать дальше? Все люди разные. Есть мужчины и женщины, дети и старики, все ведут разный образ жизни, да и «весовые категории» тоже разные. А рецепты? Где выросло растение (например, ромашки у автотрассы и ромашки в глухой тайге будут разными), в какой момент его сорвали, как сушили и хранили, сколько оно уже хранится и т. д. Если делать настойку, то и вода или водка тоже у всех будут разными. Хорошо, например, мы сбор подобрали, но как принимать? Сколько раз в день, когда, в течение какого срока и т. д. Я не понимал, как можно правильно и абсолютно индивидуально применить все знания народной медицины для конкретного человека. Вот такой сложнейший вопрос и «заготовил» я для Людмилы Григорьевны. Но одним этим вопросом наша встреча не ограничилась.

Биолокация для всех

Первым делом она подарила мне свою первую книгу «Биолокация для всех», вышедшую в свет в 1996 году. Я, в свою очередь, подарил ей наши Энциклопедии народной медицины. После обмена любезностями я сразу же задал ей неожиданный вопрос: «Почему Вы решили не издавать свою новую книгу в издательстве, где уже издана “Биолокация”?». «Владелец издательства оказался не очень порядочным человеком», – ответила Людмила Григорьевна и рассказала мне историю своих взаимоотношений с ним.

Я сейчас, естественно, не помню всех деталей этой остросюжетной истории, но все было приблизительно так. Судьба как-то свела их жизненные пути, и Людмила Григорьевна рассказала владельцу небольшого издательства (назовем его Николаем Ивановичем) о своих наработках в области самодиагностики и самоисцеления человека. Работа его сильно заинтересовала, и он пообещал подготовить и издать ее книгу. Его неподдельный интерес к новой методике был не случайным. Сама по себе новая методика могла принести ему прибыль, но основные его цели были несколько иными.

Проверка Л.Г. Пучко.

Оказалось, что у Николая Ивановича с детства тяжело болеет сын, который в то время заканчивал школу. Его заболевание называлось нейродермит – хроническое воспалительное заболевание кожи. Болезнь достаточно серьезная и практически неизлечима, характеризуется сильным приступообразным зудом, расчесами, своеобразным утолщением и пигментацией кожи пораженных мест и т. д. Николай Иванович поставил условие: «Я подготовлю и издам Вашу книгу только в том случае, если Вы продемонстрируете эффективность своей методики на исцелении моего сына».

Это была первая книга Л.Г. Пучко, и «издатель» убедил ее, что никто, кроме него, не рискнет издавать книгу с такой нестандартной методикой, что рукопись будет пылиться у нее дома или же она должна будет издавать ее за свой счет, а затем самостоятельно развозить по магазинам и продавать… Выхода у Людмилы Григорьевны не было, и она решила попробовать.

Когда она стала «грузить» меня деталями своей работы с мальчиком, я вновь заволновался. Сознание, подсознание, глубинные причины, инфернальный мир, ауральные сущности, одержатели, земные духи, ответы «маятника», вибрационные ряды, церковные ритуалы, службы, бесы, отчитки и т. д. Но любопытство брало свое, я слушал, задавал множество вопросов… Главным для меня было – узнать, чем дело закончилось? Людмила Григорьевна одержала победу! Бесконечный зуд, с детства мучивший ребенка, прошел! Врачи были в растерянности, ведь заболевание не должно вылечиваться.

Сын у Николая Ивановича оказался талантливым ребенком и поступил в Московский институт международных отношений (МГИМО). Медкомиссия в институте признала его здоровым, а когда он вспомнил о нейродермите, то врачи просто заметили, что при постановке диагноза была допущена ошибка, а нейродермита у него никогда не было. «Может, и не было», – подумал юноша, – «но почему же я тогда всю жизнь мучился от нестерпимого зуда?»

Тогда я впервые понял, что врачам гораздо легче признать недостоверность своей диагностики, чем признать, что кто-то может излечиться от той болезни, с которой они справиться не могут.

2
{"b":"208980","o":1}