ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Всегда послушные вьючные лошади в это утро нервничали и упрямились, и Сторм решил приспособить в помощь погонщикам Сурру. Но большая кошка ушла ещё до дождя, и Сторм понял, что теперь она спряталась в какую-нибудь дыру, где посуше, и ни за что не вылезет. Пока не было необходимости выполнять какие-нибудь задания, Сурра жила как хотела, и Сторм ей не мешал. Баку тоже исчез куда-то с самого рассвета.

Они загнали наверх уже почти всех лошадей. Мак что-то взволнованно крикнул, и Сторм решил, что он, наверное, нашёл удобную дорогу дальше наверх и теперь подгонял свою кобылу.

И вдруг весь мир вокруг него словно с цепи сорвался. Когда-то, ещё на войне, ему пришлось пережить массированную бомбёжку. Но то, что началось теперь, было абсолютно нечеловеческим, словно сама природа обрушила свой гнев на эту землю.

Дождь, хлынувший сплошным потоком, заполнил все пространство между почти невидимой землёй и почерневшим небом. Сторм не мог разглядеть даже голову и уши Рейна, на котором ехал. Густая пелена воды заливала его лицо, тугие струи больно колотили по телу. Молнии срывались острыми копьями пурпурного огня, оглушительно грохотал гром. Ошалевший от страха Рейн поднялся на дыбы, заржал и понёсся вперёд, не разбирая дороги. Сторм старался удержаться в седле, беспомощно вытянувшись на спине лошади и цепляясь за гриву.

Темнота так и не рассеивалась, но дождь, кажется, начал стихать и только время от времени обрушивался новыми яростными порывами. Молния снова вспорола небо. И в этой внезапной вспышке Сторм прямо перед собой увидел разверзшуюся в земле трещину и тут же тяжело ухнул в неё вместе с лошадью. Он успел сгруппироваться в падении и оттолкнуться от лошадиной спины. Приземление изрядно оглушило его а сверху обрушился поток вязкой грязи, душащий своей тяжестью. Сторм потерял сознание.

Когда землянин очнулся и попытался двинуться, вокруг него была всё та же темнота. Необычная, глухая тишина давила на уши. Ещё толком не придя в себя, Сторм начал выбираться из-под завала, с трудом выдирая тело из приютившей его расщелины. Прежде всего он убедился, что отделался довольно легко: много ушибов, но ни перелома, ни вывиха. Он выполз из-под груды грязи, отдышался и постарался восстановить в памяти последнее, что увидел перед падением Без особой надежды он окликнул Раина, и тут же ему ответило тихое испуганное ржание. Он заговорил мягко и осторожно, стараясь повторить те интонации, которые помогли ему успокоить лошадь, когда он первый раз сел на неё. Не прекращая мягкого журчащего монолога, он продолжал разгребать землю, все ещё державшую его ноги, и наконец смог подняться. Он попытался двигаться на ощупь, но тут же вспомнил, что на поясе у него должен висеть фонарик.

Сторм нажал кнопку и посветил прямо перед собой. Ему показалось, что фонарь светит очень слабо — свет был совсем бледный. Прямо перед ним была отвесная стена, и свет, отражаясь от гладкой поверхности, тонул в непроницаемой черноте, собравшейся внутри этой большой пещеры. Потом в луч фонаря попал Рейн, до безумия перепуганный, с выкаченными глазами и пеной на морде. Сторм подошёл и осторожно погладил мокрую, вздрагивающую шкуру, и только тут до него дошло, какой необычный воздух в этом месте — застоявшийся, затхлый, как в тоннеле, через который они вышли в долину. Вдохнув поглубже, землянин почувствовал лёгкую тошноту, и его охватило непреодолимое желание немедленно вырваться из этой западни, пещеры или чем там ещё это могло быть. На какую-то минуту он поддался панике Он взял себя в руки и осмотрелся повнимательнее. Справа от него была такая же отвесная стена, там куча мокрой земли отмечала место его падения. Он посветил на уровень пола. Там из-под этой кучи лениво вытекал ручеёк воды и разливался, скапливаясь в углублениях камня. Сторм выключил фонарик и вскоре разглядел наконец далёкое смутно-серое пятнышко величиной с ладонь: похоже, дневной свет. Снова успокоив Рейна, он начал карабкаться — дюйм за дюймом, стараясь обходиться без резких движений, которые могли потревожить зыбкую кучу. Наконец он выбрался наружу и полной грудью вдохнул свежий, ещё пропитанный дождём воздух. Он осторожно поднялся на приготовленную ступеньку и поразился неожиданному подарку судьбы или счастливому случаю, который привёл их с Райном в это странное укрытие и спас их от небесной канонады. Ещё больше удивился он необычности своего спасения, увидев, что в самой горловине отверстия торчал вбитый клином камень, который, возможно, несколько замедлил его падение. Он осторожно очистил камень от земли, и проверил, крепко ли он держится. Потом опять посветил фонариком на ручей. Тот не только не иссякал, но, кажется, стал даже несколько больше. Может, там за стеной, плещется сейчас разлившееся озеро, и вода просачивается оттуда?

Он никак не мог сориентироваться, в каком направлении метнулся перепуганный Рейн. На север? Или на восток?

Большой ком влажного, переплетённого корнями песка просел под его руками, и тут же по нему застучали тугие дождевые струны. Он с наслаждением подставил тело этому небесному душу, смывая грязь и тошнотворную затхлость пещеры.

Осторожно приподнявшись, Сторм по грудь высунулся в дыру. За пеленой дождя было плохо видно, но всё-таки он смог разглядеть, как разительно изменилось все вокруг.

Прямо под стеной, на которой он лежал, плескался широкий бурный поток, подстёгиваемый струями нескончаемого дождя. По взбаламученной поверхности несло вывороченные с корнем деревья и кусты. Прямо под скалой течение прибило труп вьючной лошади со сломанной передней ногой и разбитой головой.

И на этом надёжном островке он увидел кроху со слипшимся мокрым мехом, отчаянно цепляющуюся за торчащий из воды вьюк. Едва увидев зверька, Сторм начал быстро копать песок. Потом вылез, насколько мог из дыры, отстегнул свой пояс, снял с него нож и парализатор и опустил его вниз. Конец пояса опустился прямо на багажный вьюк, сурикат зубами и когтями вцепился в эту ненадёжную лестницу, и Сторм спокойно втащил его наверх.

Это был Хинг, и он даже не был ранен, как заметил Сторм, внимательно осмотрев и ощупав его. Ему сейчас совсем не хотелось задумываться о судьбе Хо. Тот всегда ехал на другом вьюке, а тот сейчас был в воде, под трупом лошади.

Сурикат хныкал, фыркал и всем своим видом старался показать, как ему паршиво. Сторм обтёр и почистил его, насколько сумел, а потом отнёс в пещеру и завернул в одеяло.

Устроив спасённого со всем возможным комфортом, Сторм снова вернулся к своему окошку.

Прокапывать прямо сейчас настоящий выход было опасно: все камни были заляпаны скользкой, влажной землёй, и в любую минуту можно было сорваться прямо в бурлящий поток. С этой работой лучше было подождать до тех пор, пока не кончится дождь и не станет хоть немного светлее. Может быть всё это будет завтра, а сейчас стоит просто набраться терпения и подождать. Не могут же такие катаклизмы продолжаться вечно!

Серый день сменился тёмной, безлунной и беззвёздной ночью. Сторм все так же торчал, наполовину высунувшись из своей дыры, пытаясь разглядеть хоть крохотный отблеск костра на скалах, который показал бы ему, что спасся не он один, но так ничего и не увидел.

Он решил, что сделать сейчас он всё равно ничего не сможет и постарался заснуть. А когда он проснулся, то сразу почувствовал на лице тёплые солнечные лучи. Рядом с ним сидел Хинг и старательно чистился, бормоча что-то с почти человеческим отвращением к грязи, которая запятнала его обычно идеально чистый и причёсанный мех.

Вода снаружи стала спадать, оставляя после себя весь принесённый мусор. Нечто красно-коричневое, под цвет песка, с полной пастью острых зубов, пировало у трупа кобылы. Сторм громко крикнул и швырнул в эту тварь комом земли. Падальщик тут же скрылся, напуганный жутким эхом, каким ответили горы на крик землянина. Тогда Сторм решил прокричать сигнал общего сбора своей команды. И хотя он прокричал его не меньше тридцати раз, зовя то свою команду, то людей, он не услышал никакого ответа. Тогда он решил заняться насущными делами, быстро расширил дыру, затем осторожно спустился и поднял наверх вьюк погибшей лошади.

18
{"b":"20899","o":1}