ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Два лица Пьеро
Позывной «Волкодав». Выжечь бандеровскую нечисть
Radiohead. Present Tense. История группы в хрониках культовых медиа
Гиперфокус
Империя Млечного Пути. Книга 1. Разведчик
Кентийский принц
Где живет моя любовь
Что скрывает кандидат?
Битна, под небом Сеула
A
A

Сторм тут же .постарался передать ему картину мира, который их ждёт — горы и долины, полная свобода необжитой пустыни — все это он мог представить себе по описаниям.

Баку успокоено сложил крылья. Радостно заверещали сурикаты. Они-то меньше всех прочих были способны предвидеть события и жили только текущей минутой. Сурра же раздумывала. Стоит ли соглашаться, если ей всю дорогу придётся носить ненавистные цепь и ошейник? Но похоже, картина планеты, нарисованная Стормом, была для неё так же соблазнительна, как и для Баку. Она мягко скользнула к стене и тут же вернулась держа в зубах ошейник, за которым волоклась цепь.

— Иа-йа-хай… — тихо, почти шёпотом произнёс Сторм странные звуки древнего языка. — Все прекрасно.

Корабль, на который они погрузились, был заполнен ветеранами, возвращавшимися на свои планеты. Хотя война и закончилась полным разгромом захватчиков, но и Конфедерация тоже немало пострадала. В душах людей накопилась усталость и теперь, возвращаясь в свои миры под голубыми, жёлтыми и красными солнцами, они мечтали только о мире.

Сторм привычно пристегнулся к койке, ожидая старта и тут услышал тихое ворчанье Сурры. Он повернул голову и встретился с её пристальным горящим взглядом! Он улыбнулся, и на этот раз глаза его тоже потеплели.

— Потерпи ещё немного, бегунья по пескам! — сказал он на языке, которого давно не существовало. — Мы приготовим наши стрелы и попросим благословения Великих Старцев и Дальних Богов… и мы никогда не покинем тропу войны!

Сейчас, когда Сторм был уверен, что его не видит никто, кроме барханной кошки, в глубине его глаз появилось именно то, чего так боялся чиновник в Центре. Пусть вся Галактика мечтает лишь о мире, он, Остин Сторм снова отправляется сражаться!

За столом он познакомился со старожилами Арцора, у которых три поколения предков обживали этот дикий мир. Прислушиваясь к их разговорам и воспоминаниям, Сторм узнавал многое, что могло пригодиться в будущем. Это были настоящие мужчины пограничного мира, пустынная планета стала для них родиной.

Единственным, что эта планета могла предложить на экспорт, были фравны.

Их удивительно вкусное мясо и выделанные шкуры — голубые, блестящие, как хороший шёлк, и вдобавок непромокаемые пользовались сносом, и этого вполне хватало, чтобы обеспечить процветание колонии на Арцоре.

Фравны огромными стадами кочевали по долинам Арцора. Они были по-своему красивы, с точёными рогатыми головами, запрокинутыми на спину, с великолепным ослепительно голубым меховым воротником на груди. Коротковатые задние ноги и почти голая задняя часть тела придавали им несколько неуклюжий вид. Но несмотря на это фравны были прекрасными бегунами и хорошо умели постоять за себя. Во всей Галактике не было мяса вкуснее, чем мясо фравнов, но, к сожалению, оно плохо консервировалось. Так что основной доход приносили их шкуры и ткани из их шерсти.

Сторм прислушался к разговору за столом.

— У меня там нарезана пара сотен квадратов земли от реки Вейкиг до самого подножья холмов. Собрать бы хорошую команду объездчиков и мы бы…

Его нетерпеливо перебил блондин по имени Ренсфорд. Они со Стормом жили в одной каюте.

— Наймите норби. С туземными объездчиками вы, по крайней мере, не растеряете молодняк. И они будут вполне довольны, если вы расплатитесь с ними лошадьми. Бред Квад всегда приглашает норби, если есть такая возможность.

— Это не для меня, — отозвался третий старожил Арцора. — Лично я предпочитаю своих объездчиков. Норби очень уж отличаются от нас.

Сторм отвлёкся от разговора, взволнованный мыслью, внезапно пришедшей ему в голову. Квад — имя довольно редкое. По крайней мере, самому Сторму оно встретилось только один раз в жизни.

— Только не говорите мне, что вы верите во всю эту злобную болтовню насчёт норби, — резко оборвал второй. — Мы с братом всегда приглашаем их на загон скота, а вы ведь знаете, что наши участки нарезаны у самых Пиков. И я клянусь, что любые двое туземцев стоят дюжины добросовестных объездчиков, которых я мог бы нанять в Гроссинге. Если хотите, я могу назвать хоть поимённо.

— Остынь, Дорт. — усмехнулся Ренсфорд. — Я признаю, что ты разбираешься в этом лучше нас. И все мы знаем, что вы, Лансины, издавна дружны с норби. И я вполне согласен: лучших следопытов не найти. Но мы знаем и другое: скот-то всё-таки пропадает.

— Верно. Но никто не докажет, что это дело рук норби. Да, собственно, задень любого, и он тебе постарается ответить тем же. Так и норби. Обращайся с ними открыто и честно — и ты будешь иметь самую мощную опору в этой стране. Норби — это тебе не Союз Мясников.

— Кстати, этот Союз Мясников… Так вы называете скотокрадов? — вмешался в разговор Сторм, рассчитывая снова повернуть беседу на Квада.

— Точно, — ответил Ренсфорд, повернувшись к нему. — Правду ли говорят, будто вы, Учитель зверей, выбрали для поселения нашу планету? Если всё, что мы слышали о ваших способностях, не пустые россказни, то вы могли бы здорово помочь нам. Союз Мясников — сущее проклятье наших мест. Они вызывают панику в стаде, а потом отлавливают и обдирают разбежавшийся молодняк и на этом строят свой бизнес. Хозяева и объездчики просто не в состоянии осматривать каждый метр пастбищ. Вот поэтому мы и вынуждены приглашать норби, которые знают все дороги и тропинки.

— А где же Союз Мясников продаёт ворованное? — спросил Сторм.

— А вот это как раз и хотел бы знать каждый хозяин, каждый объездчик и каждый пастух на этой планете, — хмуро ответил Ренсфорд. — У нас всего один космопорт и через него ничто не проходит без самой тщательной проверки. Может, конечно, где-нибудь в песках у них спрятан свой космопорт и все это вывозится контрабандой. Я уверен, что вы, как специалист по животным, будете желанным гостем. И когда произойдёт очередной набег…

— Или мы застукаем за этим делом норби, объявим их вне закона и разом решим все проблемы, — снова вмешался третий.

— Брось, Бейлвин! — тут же ощетинился Лансин. — Квад всегда нанимает норби, а уж он-то живёт на самой границе с их землями. Его предки живут там со времени первых кораблей, и он знает норби как никто другой. И Бред Квад всегда защищает их от всяких наветов…

Сторм, словно оглушённый, опустил взгляд на свои руки. Спокойные руки, загорелые, с тоненькой ниточкой шрама на тыльной стороне левой ладони. Он не шелохнулся, и никто из сидевших рядом с ним людей не заметил искры, мелькнувшей в его глазах. Он получил ответ, которого ждал так долго. Бред Квад — самый важный для него человек, с которым он давно хотел встретиться. Бред Квад — человек, на котором лежал долг крови перед людьми погибшего теперь мира, и Сторм решил взыскать этот долг. Эту клятву он дал, когда был ещё просто диким мальчишкой с Дине. И поклялся он перед человеком обладавшим властью и мудростью, простиравшимися далеко за пределы того, что представители других рас именуют словом «цивилизация». Вмешалась война и пришлось исполнять солдатский долг. И вот сейчас он мчится через полгалактики чтобы выполнить, наконец, второй свой долг.

«Иа-йа-хай, — мысленно произнёс он. — Все прекрасно».

Таможенный досмотр и проверка документов в порту оказались простой формальностью и не задержали Сторма. Всем было любопытно посмотреть, как он будет выводить своих животных и Баку.

«О Службе Зверей в глубоком космосе ходят такие невероятные легенды — мелькнуло в голове у Сторма, — что никто не удивится, заговори вдруг Сурра на человеческом языке, или окажись, что один из когтей Баку стреляет, как парализатор».

Люди на Арцоре обычно ходили вооружёнными, хотя он не заметил у них ни бластеров, ни иглоружей, запрещённых законом. Зато каждый взрослый мужчина носил на поясе парализатор, отличавшийся от других только отделкой рукоятки. Этот обычай был понятен Сторму. Но пока он видел только кучку оштукатуренных зданий, жавшихся к космопорту, и это совсем не походило на тот Арцор, к которому он стремился. Небо над головой было лиловато-розовым и совсем не напоминало земное. И только ветер, долетавший с далёких гор, покрытых красновато-ржавыми пятнами, приносил дыхание вожделенной свободы.

2
{"b":"20899","o":1}