ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жёсткие верёвки и головная боль не давали ему подняться и осмотреться как следует, а среди тех колонистов, что изредка попадали в его поле зрения, он не заметил ни одного знакомого. Правда, можно было надеяться, что если колонисты Пиков отзовутся на призыв Дьюмероя, то рано или поздно здесь появится и Дорт Лансин, у него тоже где-то здесь пастбища.

Дорт всегда защищал туземцев, да и за Сторма вполне бы мог поручиться. Но неизвестно, когда он появится, а Сторм не мог себе позволить понапрасну терять время.

Он скорее почувствовал, чем увидел подходящего к нему Бистера и тут же плотно зажмурился. Резкий рывок за верёвку, стягивающую лодыжки, едва не заставил его снова потерять сознание. Ещё один рывок, на этот раз за запястье — и новая волна головной боли.

Судя по звукам шагов Бистер пошёл прочь, но вдруг остановился и выругался вполголоса. Сторм осторожно глянул из-под опущенных ресниц: Бистер стоял спиной к нему и наблюдал за приближающимся всадником.

Сторм приглядывался к колонисту, как боец, оценивающий перед схваткой своего противника. Всё-таки было в нём что-то загадочное. Ни с того ни с сего он с самого начала, с первой встречи возненавидел Сторма. Он был абсолютно искренен в своей ненависти, но ни разу не попытался честно схватиться со Стормом, после того как землянин победил в их первой драке. Это совсем не вязалось ни с его репутацией задиры, ни с его физической силой, ни с обычной манерой поведения.

И вот, когда Сторм попытался как-то объяснить все эти несуразности с точки зрения здравого смысла, в голове у него вдруг мелькнула невероятная догадка, раньше такое ему бы и в страшном сне не привиделось. Это подозрение настолько потрясло его, что он был просто счастлив, когда объездчики отвлекли от него внимание Бистера.

Эту историю Сторм слышал уже в самом конце войны, когда они ещё не могли поверить в скорый разгром врага, и ходило много разговоров о всяких хитрых штучках хиксов и об их тайном оружии. Потом об этом много болтали в Центре, но там, кроме болтовни, было нечем заняться. Марионетки! Говорили, будто хиксы научились создавать марионеток, то есть придавать кому-то из своих внешность человека, и настолько обучать его человеческим реакциям и поведению, чтобы никто не заподозрил в нём хикса. Рассказывали, что у этих созданий есть особые способности, делающие их даже более опасными, чем Учитель зверей со всей своей командой. В общем, легенды рисовали образ идеального шпиона, наделённого телепатическим даром и ещё какими-то сверхъестественными способностями.

Обычно Сторм не прислушивался к этим разговорам, считая их вульгарными казарменными байками. Он много раз слышал от учёных и психологов, что такое превращение вряд ли возможно даже в принципе.

И вот сейчас он всерьёз думал, не является ли Бистер такой марионеткой. Это вполне объясняло бы все несуразности в его поведении…

Сторм невольно дёрнулся, и тут его ждал ещё один повод для удивления. Оказывается, возившийся с верёвками Бистер вовсе не проверял крепость узлов. Наоборот, он ослабил их! Это настораживало. Сторм твёрдо знал, что Бистер хочет его смерти, и если он толкает его на какую-то дорогу, значит, эта дорога к гибели. Возможно, у него не хватает наглости просто прикончить его на глазах у всех, вот он и старается подтолкнуть его к бегству, а уж там встретит его с чем-нибудь посерьёзнее парализатора. Так что же теперь, не поддаваться на провокацию, смирно лежать и ждать решения своей участи? Сторм почувствовал, что окончательно запутался в своих рассуждениях. Где-то рядом довольно громко спорили, но он не прислушивался, пока до него не донеслось знакомое имя. И тут все связанное с Колом Бистером сразу вылетело у него из головы.

— …Бред Квад, — произнёс кто-то невидимый. — И он так взбешён, что дым из ушей валит. Имей в виду, Дьюмерой, он ведёт с собой Офицеров Мира! Так что за любую ссору с норби и за каждый выстрел объясняться тебе придётся в Гальвади. Что касается меня, то я и носа не суну в эти горы, пока здесь будет Квад.

— Ну и лижи задницу Бреду Кваду, если тебе это нравится, Юффи, — ответил Дьюмерой. — Нам здесь никто не указ! Мы не лезем в его Низины и давно предупреждали его, чтобы он не совался на наши Пики. В конце концов, имеем же мы право защитить своё имущество, если власти предпочитают нянчиться с этими вороватыми козлами! Мы своими глазами видели следы, ведущие в эту деревню! Так неужто я так и оставлю козлам своё лучшее стадо! Плевать я хотел и на Офицеров Мира, и на Бреда Квада! Нечего им лезть не в своё дело. Ну, а Кваду ещё придётся задуматься. Слышали, его мальчишка пропал? Так вот, я готов спорить на пять кредитов, что он угодил в засаду козлов, и сейчас его правая рука уже висит у Нитра в Доме Грома. В общем, я решил — завтра с восходом солнца мы выступаем. А кому это не нравится, пусть прямо сейчас убирается отсюда.

Тут в спор вступили несколько человек, и Сторм перестал понимать происходящее. Ясно было только, что не все в отряде Дьюмероя так рвутся догонять норби, как их предводитель.

— Ладно! Ладно! — бычий рёв колониста перекрыл все остальные голоса.

— Я вам и своих лошадей одолжу, только катитесь отсюда побыстрее! Вы все — и Юффе, и Хайк, и Паласко! Только и нас потом не зовите, когда найдёте следы козлов на ваших пастбищах. Потолкуйте об этом с Бредом Квадом, и пусть он на пальцах уговорит козлов вернуть вам скот!

— Слушай, Дыомерой, ты заварил здесь, на Пиках, такую кашу, из которой не выйдет ничего, кроме неприятностей. Я бы на твоём месте дождался Квада с Офицерами Мира и попробовал разобраться вместе с ними. Они утром уже будут здесь.

— Убирайтесь! — заревел взбешённый предводитель. — Катитесь отсюда, тряпки! Никакой Квад мне не указ! Пусть командует в своих Низинах, а сюда не лезет. Убирайтесь! Живо!

Сторм задумался. Может, стоит привлечь внимание уезжающих объездчиков и попробовать вырваться с ними? Он попробовал приподнять голову, и у него в глазах потемнело от боли. В таком состоянии и думать нечего переиграть Бистера. Лучше подождать, пока перестанет сказываться действие парализатора.

Но то, что Квад где-то недалеко и направляется сюда, несколько успокоило его. Несмотря на свои личные счёты с этим человеком, что-то в нём внушало доверие. И он чувствовал, что из всех, кого он встретил на Арцоре, только Квад обладает достаточной силой и авторитетом, чтобы остановить кровавую заварушку, провоцируемую хиксами. Сторм подумал, что вот теперь-то ему имеет смысл бежать: он вполне может добраться до лагеря Квада и предупредить его обо всём, что здесь происходит. Только побег этот должен быть удачным, иначе всё обернётся так, как спланировал Бистер.

К счастью, за этими бурными объяснениями, Дьюмерой, казалось, забыл о своём пленнике. По крайней мере, никто пока не подходил посмотреть, не очнулся ли он, и не пытался задавать вопросы. А, может, это тоже подстроил Бистер. «Странно, — подумал Сторм, — когда мне пришло в голову, что на самом деле может представлять из себя Бистер, я, в общем-то, даже не очень удивился. А выскажи я такое предположение любому арцорцу в этом лагере, и он окончательно убедится, что я чокнутый землянин, не перенёсший шока уничтожения Земли».

Сторм продолжал бороться с остаточным действием парализатора, постепенно восстанавливая контроль над телом. Он старался делать это незаметно, и это было не так уж трудно, поскольку уложили его у подножия пригорка, закрывавшего его от лагеря. Его никто не мог видеть, кроме тех, что шли за водой к реке и тех, кто решил устроиться на ночь на берегу и возился теперь со своими постелями.

Прежде всего, надо было получить возможность двигать головой, не вызывая новых приливов боли. Руками шевелить он пока не решался, уверенный, что Бистер тайно наблюдает за ним. Но когда Сторм смог наконец приподнять голову, не теряя сознания от боли, и осмотреться, уже начало темнеть. «Что ж, это к лучшему, — подумал Сторм. — Ночью у меня есть кое-какие шансы, хотя у Бистера огромное преимущество».

36
{"b":"20899","o":1}