ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Трупов в ущелье не было, только взрытая копытами земля, разбросанные стрелы да несколько пятен крови говорили, что здесь был бой. Пошатываясь, Сторм вышел в проход и попытался разобрать следы. Следы сапог выходили из ущелья… значит, Нитра захватили пленников?

Зажав рукой рану на плече, Сторм внимательно разбирал перепутанные следы сапог колонистов, лошадиных копыт и плоские отпечатки норби. А потом, держась рукой за стену и пошатываясь, направился к своей пещере. Он и сам не помнил, как добрался до знакомого входа, но всё-таки добрался и окликнул двух своих друзей. Но никто ему не ответил. Он двинулся на свет, просачивающийся в незаделанный пролом. Протиснувшись в проход, он не удержался на ногах и опустился на четвереньки прямо на чёрную тропинку.

— Логан — слабо позвал он, — Горгол!

И снова никакого ответа. Подняться снова на ноги у него уже не было сил. Но где-то здесь была сосна, зелёная трава и запах родной земли! Сторм мечтал о прохладной траве и живом навесе ветвей у себя над головой не меньше, чем о глотке холодной воды или о том, чтобы прошла рвущая боль в раненом плече.

Он пополз дальше и вдруг наткнулся на что-то жёлто-красное, лежащее поперёк тропинки. Он приподнялся, ощупал безвольное тело и увидел бледное лицо Горгола с закрытыми глазами и полуоткрытым ртом. Но туземец, кажется, был всё-таки жив. Сторм видел, как пульсирует артерия, проходящая у основания ближайшего к нему рога. Сторм не заметил никаких ран. Казалось, туземец просто спокойно спит.

— Горгол!

Сторм слегка толкнул норби, затем здоровой рукой легонько похлопал по щекам. Наконец глаза туземца открылись и он изумлённо уставился на Сторма. Здоровой рукой Сторм просигналил единственный вопрос:

— Кто?

Горгол попытался подняться и тут же схватился руками за голову. Он тихо стонал, сжимая ладонями виски и прикрывая пальцами глаза. Только через несколько минут он смог оторвать руки от головы и просигналить.

— Я вышел… ходил за водой. Заболела голова… я упал и заснул.

— Парализатор! — Сторм огляделся. Ни Сурры, ни Логана, ни лошадей в пещере не было. — Нитра? — спросил он, хотя сам очень в этом сомневался. Могли ли Нитра, никогда не державшие в руках оружия колонистов, использовать против Горгола парализатор?

— Нитра убивают стрелами и ножом, — просигналил Горгол. Только сейчас он заметил рану Сторма, из которой ещё торчал обломок стрелы. — Вот это — Нитра! Здесь?

— Засада на входе в долину.

— Пошли!

Горгол ещё раз погладил свою гудящую голову и поднялся. Он помог подняться Сторму и повёл его через лабиринт садов. Очнулся Сторм уже на постели из слежавшейся хвои, любуясь ажурной зелёной кроной. Чуть в стороне Горгол сложил маленькую кучку сухих веток и теперь старательно выбивал искры из своего кремня. Наконец веточки задымились, появились яркие языки пламени. Горгол достал свой нож, аккуратно обтёр лезвие и сунул его в самую середину костра.

Сторм, сразу догадавшийся, что он собирается делать, мрачно наблюдал за этими приготовлениями. Он понимал, что это необходимо. Если он хочет отыскать следы пропавшего Логана и своей команды или уведённого в плен Квада и его колонистов, то прежде всего ему надо привести в порядок самого себя. И он всё-таки умудрился выдавить из себя подобие улыбки, когда норби подошёл к нему с раскалённым ножом.

— Стрела торчит в ране, это плохо, — попытался объяснить Горгол Сторму. — Надо вырезать, и прямо сейчас!

Здоровой рукой Сторм пошарил по хвойному ковру, нашёл крепкую обломившуюся ветку и сжал её в пальцах.

— Начинай! — сказал он вслух.

И хотя Горгол не мог знать значения этого слова, он всё понял по глазам Сторма. И начал.

Норби был достаточно умел, и Сторм догадывался, что ему уже приходилось вырезать стрелы из ран своих друзей. Но терпеть эту операцию, как бы мастерски она ни делалась, было нелегко. К счастью, из четырёх зубцов наконечника обломился только один, а остальные вышли с наконечником.

Тяжело дыша, едва не теряя сознание, Сторм сумел спокойно пролежать до самого конца, когда Горгол размял какие-то листья и залепил рану влажной зелёной мякотью. После этого он приподнял голову пациента и поднёс ему прохладной воды. Сторм с благодарностью глотал пересохшим ртом живительную влагу. Когда Сторм снова улёгся, Горгол сел к нему лицом и просигналил:

— Пойду поищу Логана, узнаю, кто усыпил Горгола, посмотрю, что делают злые люди.

— Нитра, — попытался непослушными руками показать Сторм.

Горгол сразу же понял и ответил:

— Не Нитра. — Он похлопал себя по правой руке, — Нитра взяли бы руку, им нужны трофеи в Дом Грома. — Наверное, это Мясники. Попробую выяснить.

Но Сторм был уже не в состоянии смотреть даже на приветливую зелень над ним. Разбудило его что-то мягкое и тёплое, прижавшееся к его здоровой руке, и он осторожно открыл глаза. Прямо над головой, в путанице зелёных ветвей двигалось большое чёрное пятно, и прямо на Сторма смотрели блестящие ярко-жёлтые глаза.

— Баку! — радостно воскликнул он, и орёл отозвался своим пронзительным приветственным криком. И только тут он понял, что это тёплое и мягкое под его рукой — щебечущий и сопящий Хинг, и тут же где-то рядом раздалось громкое мурлыкание Сурры.

Ещё не проснувшись окончательно, землянин наслаждался полузабытым комфортом. Он автоматически потянулся приласкать Сурру, и только резкая боль в плече заставила его мгновенно вспомнить все. Он осторожно потрогал плечо и удивился: боль была совсем не такой страшной, как он ожидал. Похоже, этот волшебный мир снова подлечил его, и он, хоть и с трудом, но мог двигаться. Вдобавок, зелёный пластырь, который налепил на рану Горгол, присох и хорошо закрыл рану, да и боль снимал как хороший наркотик.

«Горгол, должно быть, уже возвращался один раз», — подумал Сторм, увидев сложенное рядом с ним его земное одеяло, канистру с водой и упаковку концентрата. А прямо под руку ему был подсунут широкий листок с горкой аппетитных фруктов.

Сторм ел с жадностью совершенно голодного человека и с каждой минутой силы возвращались к нему. Он уже чувствовал себя вполне готовым действовать, когда Горгол легко пробежал по дорожке к их зелёному садику.

— Ты нашёл? Где? — нетерпеливо спросил Сторм.

— Логана захватили Мясники. Норби перебили Мясников. Логана и других людей твоего народа держат Нитра. Могут убить. Приходит Великая Засуха, и колдуны Нитра готовятся ! плясать с Громовыми барабанами — вызывать дождь. Пленники — хорошие жертвы Барабанщикам Грома.

— Нитра хотят снова вызвать дождь? — неуклюжими знаками передал свой вопрос Сторм. — Нитра думают, что если Л они не принесут пленников в жертву, дождь может не пойти? Норби энергично закивал.

— Барабанщики Грома живут в горах. Они посылают нам дождь, оживляют засохшую траву. Но иногда слишком сильный дождь — плохо. Большая сушь — тоже плохо. Колдуны Нитра отдают Громовым Барабанщикам пленных, и засуха кончается. Но если пленников съесть — будет долгий плохой дождь.

— А как приносят эту жертву?

Горгол широко махнул рукой, словно подбрасывал что-то. — Бросают с высокой скалы… так говорят, точно не знаю. Мы не следим за колдунами Нитра. Много-много Нитра охраняют колдунов и убивают любого, кто не Нитра.

— Где они сейчас?

— Их лагерь недалеко отсюда. Они кого-то караулят, наверное, Мясников. — А может быть, Шозонна, они сейчас тоже здесь, в горах. Тогда будет бой.

Может это те, что сбежали из захваченной Дьюмероем деревни? Сторм с усмешкой подумал, что весь Арцор, похоже, собрался сейчас на этом скалистом клочке земли. Но его это почему-то больше не пугало. Где-то здесь бродил отряд Дьюмероя, за ним шёл отряд Келзона, сидели в своей долине хиксы, караулил кого-то боевой отряд Нитра со своими пленниками, готовили ловушки и засады растревоженные и обозлённые Шозонна… И все они в любую минуту могли столкнуться друг с другом и тогда не избежать кровавой каши. Но его сейчас занимали только Нитра. В конце концов, Келзон знает здешнюю обстановку, вот пусть он и разбирается с Дьюмероем и всеми остальными.

39
{"b":"20899","o":1}