ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Симса не могла измерять здесь время, знала только, что скоро дымка стемнеет и нужно будет снова двигаться. Если бы она смогла встать, хоть немного пройти по все еще теплым камням… Но куда идти? Ничего впереди нет, она во всяком случае ничего не видела. Даже повернуть голову, чтобы оглянуться, ей было трудно.

Неужели она совершила глупость? Шлюпка по-прежнему стоит на месте, она дает хоть какое-то убежище, а ее маяк призывает на помощь. Симса больно прикусила нижнюю губу. Вернуться, признать свое поражение – с этим не соглашалась ни одна из ее частей.

Песок под ней быстро закружился. И в лицо девушке ударило зловоние, от которого она закашлялась, судорожно пытаясь вдохнуть, чтобы очистить легкие и нос. Симса удивленно приподнялась на руках, но отползать от песчаного ручья не стала.

В порыве воздуха почувствовалась какая-то древняя гниль, но одновременно и влага, пусть оскверненная до невозможности, но все же влага. Девушка села прямо, потом приспустила плащ и поднесла руки к своей единственной одежде. Когда Симса из Нор и Симса из пустынного города встретились, слились, девушка надела диадему, ожерелье и украшенную камнями юбку, взятые у статуи, которая вдохнула в нее свою жизнь, смешав с ее собственной. И с тех пор Симса гордо носила одеяние Древней, правившей давно забытым народом. Девушка расстегнула застежку юбки и начала сгибать и разгибать подвеску пояса, пока та не лопнула, и у нее в руках не оказалась серебристая металлическая полоска, усаженная камнями. Эти камни могли затуманиваться или становиться яркими в зависимости от освещения. Полоска была чуть длиннее ее руки. И вот, крепко держа один конец в руке, Симса приготовилась погрузить второй в это завихрение, которое все шире охватывало поверхность песка.

Долгое время она не решалась. Этот порыв зловония не способствовал дальнейшим исследованиям. Но движущийся песок был единственным фактором, который теперь удерживал ее от бесславного возвращения к спасательной шлюпке.

Память Нор заставляла проявлять осторожность, но она же вызывала и нетерпение. Нетерпение победило. И Симса, как на охоте с коротким копьем на выползающих на берег у Куксортала черепах, изо всей силы ударила вниз металлической полоской.

Полоска легко углубилась в песок, но…

Симса вздрогнула. Где-то под движущейся серой поверхностью полоска встретила сопротивление. Что-то там шевельнулось, дико забилось, так что его движения вызвали подъем песка. В горячем воздухе разорвался пузырь из какого-то густого вещества и испустил такое зловоние, что Симсу сразу затошнило.

И все; больше ничего не двигалось, даже когда она попыталась вытащить свое импровизированное копье. Металл держался прочно и не поддавался усилиям девушки, словно она что-то пробила там внизу и пригвоздила к камню.

Симса сбросила последнюю ткань покрова с плеч и поднялась на колени, продолжая удерживать полоску. Однако и отчаянные усилия не помогали высвободить ее. Девушка начала расшатывать копье. Вначале сопротивление было так велико, что она, как ни старалась, никак не могла стронуть с места металлическую полоску. Но постепенно та начала поддаваться и вдруг провалилась вглубь. Симса изо всех сил дернула и, почти потеряв равновесие, высвободила свое оружие. Полоска выскочила, разбрасывая песок во все стороны, и принесла с собой еще в сто раз более сильное зловоние, прямо-таки выворачивающее внутренности.

Полоска вышла не пустая, и к ней пристал отнюдь не песок. К концу металла прилепилось какое-то существо размером с два кулака, желтого цвета, как гной в ране. Оно постоянно дергалось, словно пытаясь сползти с металла, пробившего его тело.

Яйцеобразное по форме, оно не имело каких-либо отличительных черт, как, впрочем, и головы или хвоста. Только с нижней части спускались, извиваясь в воздухе, восемь щупалец, все одинаковой длины.

Симса знала немало существ, скрывавшихся во тьме Нор. Но по сравнению с этим вредоносным комком они казались даже приятными. Девушка держала существо подальше от себя у края расщелины, внимательно рассматривая. Это было первое живое существо, которое она увидела после посадки.

Оно втягивало свои конечности или щупальца, обвивало ими тело, словно пытаясь защититься, убедившись, что убежать невозможно.

Симса мигнула. Отвратительный желтый комок – ее пленник. Неужели постоянная жара, отсутствие пищи и воды так притупили ее чувства, что она стала видеть галлюцинации, как те, кто жует кракс? Говорят, их сопровождают такие картины на поздней стадии порока.

Но ведь это неправда! Переложив импровизированное копье в левую руку, девушка потерла воспаленные глаза правой. К ее полоске цеплялся человек. Гуманоид, в одеяле, но всего в два пальца ростом. И когда этот человек повернул к ней лицо, она его узнала.

Надо отдать должное силе духа Симсы из Нор и самообладанию Древней. Она не закричала, не выронила полоску. Напротив, дрожащей, несмотря на все усилия, рукой отвела полоску подальше от песчаной реки и отбросила ее как можно дальше на голый камень.

Свист Засс, который начался, когда девушка погрузила полоску в песок, теперь перешел в крик. Несмотря на жару, зорсал взвился в воздух и кругами начал летать над странной находкой – так эти животные кружат над добычей перед броском. Однако на этот раз зорсал не делал попыток снизиться.

Симса снова схватила полоску и затрясла ее, чтобы сбросить свою невероятную добычу. Маленький человек упал на камень, грудь его вздымалась, крошечные руки были плотно прижаты к животу, из раны потоком струилась кровь. Он повернул голову и с таким обвинительным выражением посмотрел на нее, что Симса выронила полоску и сжала руки, когтями до крови оцарапав кожу. «Это неправда!» – одновременно кричали обе Симсы. Она не могла извлечь их песка живого миниатюрного Тома!

Существо по-прежнему смотрело на нее, как Том, просящий помощи, и она вспомнила их блуждания по городу разбитых кораблей, дни, за которые – как, она сама не могла понять, – чужеземец стал для нее значить больше всех других людей, стал ближе, чем даже Фервар, которая защищала ее с самого детства.

– Ты не Том! – девушка не сознавала, что кричит вслух, пока не услышала собственный голос. Засс смолкла, хотя продолжала кружить над раненым существом. Это не могло быть реальностью!

И тут руководство на себя взяла Древняя. Симса из Нор не стала сопротивляться. Может, такие странные существа были обычны для ее мира…

– Оно прячется! – слова снова прозвучали вслух, но на музыкальном языке Древней. – Оно изменяет внешность, извлекает из мозга такую внешность, за которой легче всего спрятаться. Но это глупо, оно не понимает разницы…

Разумное объяснение Древней предупредило шок от нового происшествия, который могла бы испытать жительница Нор. Симса не могла поверить в куклу размером с собственную ладонь. Однако – эта кукла исчезла. На камне теперь лежал человек нормальных размеров, ничем не отличающийся от Тома, каким она его знала, только здесь он извивался в луже собственной крови. И его темные глаза стекленели в предсмертной агонии.

– Маленький превратился в большого! – воскликнула Симса. Она вся дрожала. – Ты же знаешь, – сказала она сама себе, сказала Древней, – что это неправда! Неправда!

Девушка снова схватила полоску, ткнула ею умиравшее существо-человека и покатила его назад к реке. И оно покатилось: а Симса ошеломленно заметила, что человек такого роста так катиться не может! Тем не менее оно покатилось, ударилось о поверхность песка и исчезло.

Иллюзия; обе памяти девушки, соединившись, упрямо держались за это. Всего лишь иллюзия. Но какое существо смогло так проникнуть в ее мозг, чтобы она сама этого не заметила, извлекло необходимое воспоминание и использовало ею для защиты? Неужели этот желтый комок? Или оно на самом деле какое-то совсем другое, с совсем другим телом? Действовало оно разумно или инстинктивно? Девушка подумала, что весь путь по этой пустыне держалась рядом с песчаным потоком, и почувствовала легкое головокружение. Воображение живо нарисовало, что могло случиться с ней, когда она спала на берегу без всякой защиты. А если бы этот иллюзорный Том пришел к ней на рассвете, когда она сооружала свое импровизированное убежище? И рассказал бы, что последовал за ней… Да, она опасалась бы его, как и любого другого космонавта, но было бы ли этот достаточно?

4
{"b":"20900","o":1}