ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда отпал пепел, показался тусклый металл. Корпус не был поврежден, как и крылья, сложенные одно поверх другого, как следует по обычаю пилотов Ят.

Симса обогнула машину и направила жезл вниз, откуда та появилась. Эта не обман зрения и не галлюцинация. Девушка протянула руки, смахнула пепел с крыла и ощутила твердую поверхность металла. Что же еще может лежать там? Симса была уверена, что там нет того, кто летал на Ятафере. Или если и был, то жизнь давно покинула его. Но она хотела убедиться — она была обязана проверить! Возбуждение, словно хлыст, обжигающий плечи, тянуло девушку к новым открытиям.

Сосредоточившись, Симса призвала все, что могло находиться внизу, все, что сделано руками. Но в ответ ничего не шевельнулось в темноте, хотя свет жезла стал ярче; девушка вливала в него всю энергию, какую могла призвать; теперь энергии в нем было не меньше, чем когда она вместе с пророчицей долины вызывала бурю.

Края ямы ярко осветились, а дальше царила тьма, которая поглощала любой свет. Либо тьма слишком сильна и способна удержать любую добычу, либо там больше ничего нет.

Наконец Симса поняла, что зря тратит энергию; она перестала сосредотачиваться, ослабила контроль и повернулась к машине, появившейся так неожиданно и странно. Сунув жезл за пояс, девушка ухватила обеими руками сложенное крыло и слегка потянула. Не оказав почти никакого сопротивления, крылья легко сдвинулись с места. Но не развалились, как она ожидала. И вот, толкая машину перед собой, стряхивая по дороге пепел, Симса направилась к выходу.

Ее народ… но тут ожила Симса из Нор. Нет, не ее народ, а народ Древней, должно быть, побывав здесь в далеком прошлом, оставил эту машину. Но зачем они сюда приходили? Девушка была уверена, что не на этой планете они выросли. Что могла бы рассказать об этом Большая Память?

Древней так много требовалось узнать. Она кое-что уже узнала от звездных бродяг этих дней, но всегда действовала осторожно, стараясь не раскрыться. На Куксортале она была в изгнании; неужели здесь ждет воплощения другой изгнанник ее племени? Узнать — она должна узнать.

Вытащив давно спрятанный флайер на открытое место, девушка обнаружила, что она больше не одна. Рядом со входом сидело полосатое существо, которое было… да, это Большая Память, обновленная в яйце, готовая снова служить своему народу. По обе стороны от нее стояли две рослые самки, негромко пощелкивая когтями свободных верхних конечностей.

А позади них стоял Том, его широко разведенные руки держали в когтях два существа. И хотя человек не может понять выражения этих больших фасеточных глаз, Симса поняла, что Том в опасности. Но она не остановилась

— та, что жила в ней, не позволила. Выйдя из отверстия, Симса вытащила и машину. Свет ударил в рисунок на крыльях — в голубую спираль из сверкающих звезд. Казалось, картине не требовались лучи солнца, чтобы породить великолепный блеск.

«Что… ты… достала… из Бассейна Забвения?» — в сознании отразился вопрос Большой Памяти.

«То, что принадлежало моему народу, — ответила Симса. — Как оно оказалось здесь?» — задавая вопрос, девушка мысленно преодолевала плотно закрытую дверь. Синий цвет… яркие, как бриллианты, звезды… это имело определенное значение… что… как… кто?

Большая Память по-прежнему на четвереньках сделала шаг вперед. Голова ее повернулась под острым углом, так что она смогла сосредоточить взгляд на девушке, заглянуть ей в глаза. Симса ощутила давление, как будто Большая Память сжала ее, выдавливая то, что ей нужно было узнать.

«Ты обеспокоила Место Забвения, — это прозвучало свирепым обвинением.

— Почему?»

«А ты сама зачем обновляешь память, рожденная из яйца? — ответила девушка. — Меня привело сюда… — она не хотела знать, насколько это справедливо, но подозревала многое, — желание узнать, что принадлежит мне и моему народу. А теперь, по твоим собственным правилам, Большая Память, я требую: расскажи мне об этой вещи. Кто летал на ней, куда, когда — и почему?»

Наступила тишина. Затем последовало:

«Твоя сила настроена на бассейн, иначе он не отдал бы тебе это. Назад, в далекое прошлое, сестра по яйцу, уходит это воспоминание. Когда-то здесь побывал похожие на тебя. И когда-то вся планета была, как эта долина, пока на нее не обрушилась смерть».

Симса застыла. Из пещеры словно подул ледяной ветер, мгновенно охватив ее.

«Какая смерть?» — спросила девушка, боясь ответа. Неужели те, кто воспитал ее, сражались с этими? Что тогда может их связывать, кроме вражды?

«Смерть пришла от ветра и закрыла глаз дня. Она убила всех живущих на земле; только в местах, где выдержала древняя защита, осталась жизнь, но многие яйца и там погибли. Марсу была тогда Великой Памятью, и прожила она еще десять поворотов яйца, потому что после того, как закрылся глаз, долго не рождались новые. Потом была Кубат, но память ее была меньше, и лишь потому, что Марсу больше не могла откладывать яйца, Кубат, самая многообещающая из всех, прошла первое превращение. Пять поворотов яйца была она Великой Памятью. А после нее были многие, многие…» — и, щелкая когтями, Тшалфт принялась перечислять имена, которые даже ее память с трудом нанизывала на нить.

«А проклятие с неба так и не прошло. Только здесь его нет. Так это было».

«Эти, с неба… — спросила Симса. — Они моей крови?»

«Нет, — девушка была готова услышать противоположное и потому облегченно вздохнула. — Такие, как ты, пытались помочь, когда пришла смерть. И смерть косила и их тоже. Только один добрался до этого убежища силы, и со временем он ушел в великий сон, и никто не смог нам сказать, как создать его яйцо, чтобы он возродился снова. И тогда мы отнесли это, — она когтем указала на крылья, — в Бассейн Забвения, в котором содержится все, что не попадает в память. Мы не умеем пользоваться этой вещью, а бесполезные воспоминания следует забывать».

«А откуда пришел тот, кто мог летать, и другие с ним?»

Ожидаемый ответ прозвучал ясно.

«Тоже с неба. Но они не несли смерть. Они ценили жизнь в любой форме

— не то, что те, которые принесли смерть. Давно это было, очень малая память, и с каждым новым рождением яйца она слабеет».

«А какие они были, те, что принесли смерть?»

Большая Память слегка покачнулась, когтем указала в строну Тома.

«Я просмотрела Большую Память и меньшие, старые и новые. Вот этот похож на тех, что принесли смерть».

«Он может быть похож, — возразила Симса, — но все они исчезли давно. Этот из нового народа, народа, который как личинка, только что из яйца. Он не ваш враг».

«В Памяти есть такие, как он», — упрямо повторила Большая Память. Ее мысль набирала силу, и Симса ощутила ее непреодолимую волю, которая проносит память через сон и обновление, чтобы служить остальным.

«Память состоит из двух частей, — медленно сказала Симса. — Есть память, которая показывает внешность, но есть и внутренняя память. Ее нельзя увидеть, можно только испытать. Возможно, он похож на ваших древних врагов, но он не из них, он им не родич».

Трудно было судить, как Большая Память восприняла ее слова. Ведь выражение ее лица понять невозможно. И Симса добавила, как она надеялась, новое доказательство невиновности Тома.

«Он нашел меня в яйце, можно сказать, на другом мире и помог высвободиться. Разве стал бы он это делать, если бы был из тех, что уничтожили ваш мир?»

Большая Память не отвечала долго, слишком долго. И как в прошлый раз, когда они стояли в долине, Симса и та, что владеет странными силами, на северо-востоке в небе послышался звук, слабый, но безошибочный, звук флиттера.

Том, должна быть, первыми его услышал. Он поднял голову, осматривая дымку.

«Снова они ищут, — на этот раз первой нарушила молчание одна из стражниц. И указала мордой со жвалами на утес. — Он зовет, и они приходят!»

— Ты установил сигнал? — впервые Симса обратилась непосредственно к Тому. — Он может привести их сюда?

Чужеземец покачал головой.

— Сигнал подает флиттер. Когда мы разбились, он включился. Он их и ведет.

29
{"b":"20901","o":1}