ЛитМир - Электронная Библиотека

– А знаете, барон, мне начинает нравиться путешествие. Какова вероятность нашей встречи с Оборотнем?

Впервые с тех пор, как Майкл Карл его знал, барон проявил признаки эмоций.

– Надеюсь, никакой, ваше королевское высочество.

– Значит, какая-то вероятность все же существует? – спросил юноша с загоревшимися глазами.

– Опасное место – станция на полпути, ваше королевское высочество. Если поезд с охраной опоздает…

– Будем надеяться, что он опоздает, – к удивлению барона, заявил Майкл Карл.

Барон фон Урдлеман неуверенно смотрел на него. У Майкла Карла странное чувство юмора, но, может, он говорил серьезно. Удивленный адъютант ничего не ответил. Американский принц часто ставил его в тупик.

Тем временем юноша смотрел на далекие, покрытые снегом горы. Там, в этих горах, некий разбойник наводит страх на правящий класс Морвании. Юноша подумал, что, если большинство аристократов похожи на представленных ему придворных, то это очень даже неплохо. К нему это не относится. Наоборот, Майкл Карл с радостью заплатил бы ему за избавление страны от таких людей.

Крупная снежинка упала на оконное стекло, за ней последовала ещё одна и еще. Майкл Карл лениво подумал, что сделает этот напыщенный адъютант, если он выполнит свою угрозу и завопит во все горло. Но игра не стоила свеч. Он взял книгу, вписал абзац, касающийся принесенных ему драгоценностей, и подумал, что, если на него повесят ещё что-нибудь, он станет похож на рождественскую елку.

Поезд пошел медленнее, и барон, извинившись, подошел к окну. Постучали, и в узкую дверь протиснулся генерал в своем роскошном мундире.

– Поезд с охраной опаздывает. Вашему королевскому высочеству лучше не выходить из купе, – отдуваясь, заявил он.

Майкл Карл коротко кивнул, И генерал выбрался обратно. Итак, поезд с охраной опаздывает. Что ж, у Черного Стефана появилась отличная возможность прихватить наследного принца вместе с несколькими членами кабинета министров, не говоря уже о самом королевском поезде. Жаль, что бедняга об этом не подозревает.

Барон фон Урдлеман беспокойно ерзал на сидении. Наконец решился нарушить этикет и без приглашения обратился к Майклу Карлу:

– Мне это не нравится, ваше королевское высочество, – нервно выговорил он. – Охрана получила очень строгий приказ.

– Вы думаете, это Черный Стефан собирается позабавиться? – с надеждой спросил Майкл Карл.

Но барон не ответил прямо. Он что-то уклончиво пробормотал и отошел к двери, однако юноша заметил в его руке револьвер. Значит, барон именно так и думал.

И тут Майкл Карл принял решение, что никакой «защиты принца до самой смерти» не будет. Он сам выведет из строя барона. В конце концов, жизнь в качестве пленника разбойника предпочтительней жизни коронованного принца Морвании, и самое плохое, что может с ним сделать Оборотень, это передать его в руки любящих подданных. Именно так считал Майкл Карл. Позже в тот же вечер мнение его решительно изменилось.

Но если принц станет пленником – а Майкл Карл почему-то был уверен, что так и произойдет, – он не видел причины для того, чтобы королевские драгоценности оказались в немытых руках какого-то приграничного бандита. Они принадлежат не одному человеку, а всему государству.

Он развязал ленту короны, и драгоценность оказалась у него в руке. Куда бы спрятать её, чтобы не могли найти сразу?

Высоко на стене темнело отверстие вентиляции, ведущее в соседнее помещение. Майкл Карл встал на сидение и, вытянувшись, обнаружил, что достает до края. Он положил в отверстие корону и прикрепил ленту к крюку, который когда-то удерживал решетку. Если у разбойников будет немного времени для поисков, корона в безопасности.

– Зачем вы это делаете, ваше королевское высочество?

– Просто мера безопасности, барон. Драгоценности на моей ответственности, и… – юноша смолк, увидев, что барон понял.

Он поискал крест между шнуров мундира на груди, но, прежде чем успел снять цепь с шеи, поезд остановился. Теперь найти для креста укромное местечко не удастся; придется просто сунуть его под рубашку и надеяться на удачу. Майкл Карл расстегнул воротник и опустил крест за пазуху. Ледяное прикосновение к коже заставило его подпрыгнуть. Оставалось надеяться, что разбойники не станут очень тщательно обыскивать пленников.

Но как глупо он будет выглядеть, если нападение не состоится. Ну, значит, не повезло. Они в тревоге сидели в королевском купе, часы над головой барона показали, что прошло уже пять минут остановки. Чтобы добавить паровоз, требуется десять минут. У Черного Стефана оставалось ещё пять.

Оба вздрогнули, услышав приглушенный голос в коридоре. Барон открыл дверь и негромко заговорил с кем-то. Майкл Карл уловил слова «генерал» и «первое купе». Очевидно, барона куда-то вызывали.

– Ваше королевское высочество, генерал Обердамн просит меня немедленно прийти. Вашему королевскому высочеству лучше оставаться здесь, – сказал он. И поколебавшись, прежде чем торопливо уйти, добавил: – Это весьма необычно. У меня же приказ никогда не оставлять его королевское высочество.

– Идите, – отпустил его Майкл Карл.

Он нервно расхаживал по купе две, три минуты. Придется сдаваться, Черный Стефан не клюнул на наживку. Наверное, решил, что это какая-то ловушка. Что за страна! Ни у одного её жителя нет честолюбия, даже у бандита.

Повернувшись, юноша схватил ненавистный плащ. Можно, по крайней мере, подышать свежим воздухом на платформе. Выходя, он увидел книгу Киплинга и прихватил её с собой. Если оставит, этот шпион-граф обязательно найдет её.

Дверь, ведущая на платформу, была закрыта, зато соблазнительно темнел проем двери в сторону паровоза. Майкл Карл с горечью подумал, что никакой опасности нет: Черный Стефан подвел его.

Гравий меж рельсами оцарапал его блестящие сапоги, а снег лег на меховой воротник плаща и непокрытые волосы. Юноша вздрогнул на влажном холодном ветру с гор и повернулся, собираясь вернуться в поезд. Но Майклу Карлу больше не суждено было сесть в королевский поезд. Из ближайшего леса послышался странный крик, за которым последовал лающий хор, и из-за деревьев показался небольшой отряд всадников в сопровождении воющей стаи. Вначале принц решил, что это собаки. Но потом ясно увидел – волки!

Всадники и сами представляли собой сверхъестественную помесь человека с волком, верхняя часть тела у них была совершенно скрыта под косматыми серыми волчьими шкурами. Они в полном молчании скакали к поезду, слышался только вой их четвероногих спутников, которых они удерживали в повиновении с помощью длинных хлыстов.

Черный Стефан все-таки пришел! Люди-волки растянулись длинной линией. Они не ожидали сопротивления и имели для этого все основания. Как позже узнал Майкл Карл, их сообщник в поезде спрятал все оружие и вообще все, что могло причинить неприятности разбойникам. Он даже увел барона из королевского купе своим ложным сообщением.

Из паровоза послышались крики: людей-волков заметили. Майкл Карл стоял как зритель в театре, следя, как четвероногие и двуногие волки сливаются с черным паровозом.

Чтобы видеть получше, он шагнул вперед. Послышалось неприятное рычание, и юноше завернули руки назад.

– Пойдешь тихо? – спросил неведомый похититель, как ни удивительно, по-английски, – или?..

Это «или» сопровождалось резким толчком в спину.

Майкл Карл почувствовал, что начинает сердиться. Он и сам хотел именно этого, однако сейчас испытал необъяснимое желание придушить парня сзади. Но получил ещё один очень убедительный толчок.

– Пойду тихо, – ответил он по-английски и торопливо повторил на ломаном моравийском, которому научился у барона фон Урдлемана за последний месяц.

Похититель неприятно рассмеялся.

– Я так и думал, – презрительно сказал он. – Ни у одного из вас, карманных офицеров, нет ни грамма храбрости. Лежать, Черный! – прикрикнул он на волка, обнюхивавшего ноги Майкла Карла. – Этот не твое мясо – пока!

Подошел ещё один человек-волк, ведя на поводу трех лошадей. Принца, со связанными сзади руками, грубо посадили на одну лошадь. От паровоза возвращались двуногие и четвероногие волки.

4
{"b":"20902","o":1}