ЛитМир - Электронная Библиотека

– А что случилось? – спросил американец.

– Все! Мы остановились на этой проклятой станции половины пути, – продолжил юноша, – чтобы добавить паровоз, и этот придурок Майкл Карл решил, что будет забавно пройтись. Забавно, клянусь Господом! Не успели мы сойти со ступенек вагона, как Оборотень набросился на нас, и я провел вечер в его крепости.

– А что будет с принцем?

– Да как обычно. Его будут держать, пока не заплатят выкуп. Надеюсь, это произойдет не скоро. Он впутал меня в эту историю, а потом так испугался, что даже не решился попытаться спастись и спуститься по веревке. Ну и пусть остается там, пока его не выручит генерал Обердамн.

– А что вы собираетесь делать?

– Как можно быстрее уносить ноги из Морвании. Но прежде нужно проделать небольшую работу в Рейне, – Майкл Карл пощупал крест под рубашкой. Он хотел передать его властям, и тогда окончательно освободиться.

Что-то ударилось о дверь внизу. Люди-волки пошли на приступ. Майкл Карл с трудом встал и, заметив на столе американца тусклый блеск металла, вооружился мощным револьвером.

Американец на цыпочках подошел к двери и прислушался.

– Похоже, – сообщил он беглецу, – нам предстоит забава.

Майкл Карл попытался улыбнуться избитым лицом.

– Правда? – спросил он. И тут его охватила тьма. Он пошатнулся и упал на пол.

Ему стало тепло, так тепло, как не было очень давно. Юноша открыл глаза. Он лежал на перине, а американки срезал с его ног промокшие сапоги. Как хорошо было просто лежать и позволять волнам тепла окутывать промерзшее тело, пока с него снимают эти сапоги, настоящие орудия пытки.

Он вздохнул от удовольствия, и американец поднял голову.

– Вам лучше? – спросил он.

Майкл Карл кивнул и нахмурился. Что-то он должен был вспомнить, сберечь.

– Вот и все, – американец отбросил последнюю полоску кожи. – Что вы такое делали со своими ногами?

– Ходил, – сонно ответил Майкл Карл, – ходил мили и мили, причем по воде, – добавил он.

Американец откуда-то извлек бинты, несколько флакончиков и миску с водой.

– Всегда ношу с собой сумку первой помощи, – объяснил он. – Никогда не знаешь, что с тобой случится.

– Как и коро… – начал было беглец и тут же торопливо поправился, – как военный.

И тут он вдруг вспомнил.

– Они вошли?

Американец рассмеялся и покачал головой.

– Я пригрозил им дядюшкой Сэмом, и они отступили. Понимают, что не стоит связываться с американцами.

Майкл Карл удивился. Он не верил, что Оборотень отпустит наследного принца, приложив лишь такие незначительные усилия для его поимки.

– Как теперь? – последний бинт был обмотан.

– Гораздо лучше. Но такое ощущение, будто ногам нужен отпуск.

– Они его получат. Вы несколько дней не сможете ходить, молодой человек. Интересно, подойдет ли это, – и хозяин комнаты показал пижаму с поразительно длинными рукавами и штанинами.

– Вряд ли.

– Попробуем.

Прежде чем Майкл Карл смог возразить, крестьянскую куртку с него сняли, и теперь крест скрывался только под изорванной рубашкой.

– Вы словно дрались, – заметил американец.

– Меня не очень вежливо обыскивали, – признался юноша.

Бриллиантовый крест тяжело висел на груди. Майкл Карл пожалел, что не оставил его вместе с короной в тайнике в королевском поезде,

– Боже, да кто же вы? Ходячий ювелирный магазин? – сквозь дыры рубашки крест все-таки привлек внимание американца.

Майкл Карл сухо рассмеялся.

– Примерно. Имущество моего бывшего хозяина. Он не хотел, чтобы эта вещь попала в руки Оборотня, и, так как меня уже обыскали, передал её мне. Я должен отвезти крест в Рейн и передать властям. Эта вещь – большая помеха для меня.

Он снял крест и протянул американцу. Если продолжать играть роль откровенного парня, это лишь подтвердит его версию: он американец, ставший адъютантом принца.

– Что-то такое я уже видел, – объявил его хозяин. Глаза Майкла Карла сузились. – Вспомнил. Он был на выставке драгоценностей Короны на каком-то благотворительном мероприятии. Можно было заплатить полгрудена и осмотреть драгоценности, платье для коронации и все остальное. А деньги шли на бедных. С этим связана какая-то легенда. Один из лучей креста должен быть полый, и в нем хранится осколок стрелы, которая сделала Себастьяна мучеником. Крест может носить только наследный принц, а на всякого другого, кто его наденет, ляжет проклятие.

– Ну, к этому-то я готов, – вздохнул Майкл Карл. – Давай, проклятие, делай свое дело, – он снова надел крест на шею и скрыл его сверкание под пижамой, которую заставил его надеть американец.

– Кстати, как вас зовут? Мне не нравится все время говорить «вы», – заметил Майкл Карл, пряча крест.

Американец странно улыбнулся.

– Фрэнк Эриксон. А вас?

Майкл Карл был готов к ответу. Сделав выбор из запаса в семь имен, он небрежно ответил:

– Джон Стефенсон. Вот мы и познакомились.

Фрэнк Эриксон рассмеялся и пошел отвечать на стук в дверь. Немного погодя он вернулся, усадил Майкла Карла спиной к подушке и поставил ему на колени поднос с блюдами, от которых шел пар.

– Вот это я называю едой, – довольно промолвил юноша, когда все блюда были открыты. – Вы и представить себе не можете, через что я прошел за последние два месяца. Не ешь то, и не ешь это.

– Но ведь за едой приближенных его королевского высочества не должны так следить, – возразил американец.

Майкл Карл постарался исправить оплошность.

– О, мы тоже не могли есть то, что запрещено его королевскому высочеству. А запрещено было все вкусное, – добавил юноша с горечью, хотя и с набитым ртом.

– Что вы собираетесь теперь делать? – спросил его хозяин, убирая с постели последнюю опустевшую тарелку.

– Собираюсь ускользнуть отсюда, если смогу, добраться до Рейна, отдать это, – он доказал на спрятанный крест, – и уплыть на первом же пароходе

– Послушайте, – прервал его американец, – на самом деле я представляю здесь американскую газету и направлен сюда в поисках неизвестных сведений об этом Оборотне. Вы можете сообщить мне все необходимые сведения, и я больше не должен буду терять время, делая вид, что собираюсь карабкаться в горы. У меня кружится голова, когда я смотрю из окна второго этажа. Вы поедете в Рейн со мной. Вы сыграете роль моего шофера. Мой собственный шофер, узнав, куда я собираюсь, тут же меня покинул. Паспорт у вас есть?

Майкл Карл покачал головой.

– Это меня и тревожит, – признался он.

– Ну, я немного знаком с американским послом и смогу уладить это ваше дело.

– Но это причинит вам множество беспокойств, – с сомнением пробормотал юноша.

– Вовсе нет, – ответил американец. – А ваш рассказ будет стоить любых беспокойств. Вы ведь расскажете мне все? – с тревогой спросил он.

– Все, что я знаю об Оборотне, это имя, голос и место, где он живет сейчас.

– Это уже немало. Ну, ладно, пора спать. Если что, позовите, я в соседней комнате.

Хозяин неслышно вышел, оставив Майкла Карла смотреть на угасающий в очаге огонь. Совсем недавно он чувствовал сильную усталость, но теперь спать совершенно не хотелось. Провидение, судьба или что иное, заботящееся о нем, тоже не спало.

Американец заинтересовал принца, но у него появилось странное ощущение, что Фрэнк Эриксон – имя такое же подлинное, как и Джон Стефенсон. Кстати, Джон – Иоганн – и Стефан действительно принадлежат к семи именам, которыми его наградили при рождении.

Огонь в очаге потухал, тени удлинялись. Юноша закрыл глаза. Почему-то он был очень счастлив. Может, потому, что наконец-то освободился.

Послышался резкий скрип, Майкл Карл лениво повернулся, и утреннее солнце ударило ему в глаза. Американец стоял у открытого окна и выглядывал наружу.

– Неужели обязательно вставать так рано? – раздраженно спросил юноша. Плечо у него ныло, да и ноги поторопились сообщить, что они ещё с ним.

– Доброе утро! Вы наконец проснулись? Уже одиннадцатый час, – с улыбкой сообщил Фрэнк Эриксон своему гостю.

8
{"b":"20902","o":1}