ЛитМир - Электронная Библиотека

Но дети смешанной крови обладали и человеческой, и эльфийской магией. Более того, их способности усиливались от взаимодействия.

Эльфы называли полукровок волшебниками и пытались использовать их в своих никогда не прекращающихся усобицах. Но волшебники были не столь беспомощны, как люди-рабы, и пользовались своей силой, чтобы избавиться от власти эльфов-господ.

«Вот тогда-то эльфам и следовало признать волшебников равными и принять их в свои ряды, — цинично подумала Алара. — Я бы на их месте именно так и сделала. Ничто так не уменьшает тяги к революционным преобразованиям, как жизнь в роскоши».

Но эльфы этого не сделали. Вместо этого они запаниковали и попытались уничтожить полукровок.

Так началась Война Волшебников. С одной стороны в ней сражались волшебники, а с другой — эльфийские лорды и армии рабов-людей.

Народ пришел в Мир до этой войны, до того, как волшебники потерпели поражение и были уничтожены, но драконы были слишком заняты, обустраиваясь на новом месте, чтобы интересоваться заварушкой, происходящей по ту сторону пустыни. Уже позже они узнали кое-что о тех событиях — из малодостоверных и запутанных людских преданий, из эльфийской истории и из воспоминаний тех драконов, которые все-таки обращали внимание на творившиеся у эльфов беспорядки — самым внимательным из них оказался Отец-Дракон.

Теперь же, после той войны, полукровок боялись и ненавидели. Если человеческой женщине случалось забеременеть от эльфийского лорда, и ее и ребенка тут же убивали, как только это становилось известно.

Алара в точности не знала, откуда появилось Пророчество, — то ли его придумали сами драконы, то ли кто-то из Народа подслушал его и решил пустить в ход. Но несомненным было одно — это Пророчество явно причиняло эльфам беспокойство…

А теперь, когда его «невеста» исчезла, среди рабов снова поползли слухи о Пророчестве, а над поместьем предвестником несчастья покружил гигантский коршун, лорда Ратекреля, наверное, удар хватил от ярости. Это произошло несколько месяцев назад — достаточный срок для того, чтобы известие распространилось среди других эльфийских лордов и чтобы они успели привести в исполнение свои планы, касающиеся Ратекреля. Несомненно, не менее десятка лордов не стеснялись в средствах, добиваясь падения Ратекреля.

Теперь подошло время очередного заседания Совета. Если Ратекрель потеряет свое место в Совете, сложившийся баланс сил нарушится. Эльфы будут чересчур заняты, пытаясь отыскать подходящего нового кандидата, чтобы обращать внимание на события на границах. В результате на некоторое время в этих краях станет безопаснее охотиться, а утверждениям Ратекреля о том, что он якобы видел драконов, вообще перестанут верить…

Так она и заявит остальным драконам, если ее проделки когда-нибудь выплывут на свет. Но она поступила бы так в любом случае. Эльфы заслуживают неприятностей. Отвратительные создания.

* * *

Впрочем, все эти размышления не имели никакого отношения к медитации, которой ей вроде как полагалось заниматься. На самом деле, она и так уже настолько отвлеклась, что отчасти сменила форму, и теперь ее хвост слегка подергивался. Алара заставила себя встряхнуться и попыталась заново сосредоточиться.

Но теперь в непосредственной близости от нее появилось нечто, не являвшееся драконом. Алара почувствовала его.., ее.., да, ее присутствие.

Когда человеческая женщина перебралась через стену и рухнула рядом с Аларой, драконица отбросила все озорные мысли и всякие попытки помедитировать.

Алара мгновенно обернулась, сохранив лишь тонкую внешнюю оболочку. Она по-прежнему выглядела камнем, но теперь у нее были глаза и уши, и драконица не преминула осторожно присмотреться и прислушаться.

Женщина, находящаяся на последних сроках беременности, застонала, поднялась на четвереньки и поползла к воде. Алара никак не ожидала увидеть здесь путешественницу такого рода. Кожа молодой женщины была сожжена солнцем до волдырей, а одежда из тончайшего шелка подходила для будуара, но не для странствий по пустыне. Длинные рыжие волосы женщины были заплетены в причудливые косы. Правда, теперь половина их свисала, закрывая лицо хозяйки, а половина превратилась в спутанную массу. Босые ноги женщины были сбиты и покрыты порезами, но женщина, кажется, находилась на грани бреда и не чувствовала боли. Пока Алара наблюдала за ней, женщина снова упала, но не раньше, чем добралась до бассейна.

Она подползла к краю, опустила голову и принялась лакать воду, словно животное. Когда женщина коснулась воды, раздался резкий щелчок.

Женщина схватилась за шею, и в руках у нее оказался причудливо разукрашенный самоцветами рабский ошейник. Женщина выронила его и сама в изнеможении опустилась на камни.

Камни, сверкающие на ошейнике, привлекли внимание Алары. Все люди носят рабские ошейники, но драконица никогда прежде не видела такого роскошного. Ошейник шириной с большой палец был, кажется, сделан из чистого золота и украшен геометрическим узором из изумрудов, сапфиров и рубинов. Алара тут же возжаждала завладеть им. Нет на свете такого дракона, который считал бы, что в его сокровищнице уже достаточно драгоценностей, а эта вещь притягивала ее, как ничто прежде. Алара хотела ее, хотела не просто владеть этой вещью, но и носить ее.

Но еще до того, как Алара полностью приняла драконий облик, дабы схватить ошейник, она почуяла какую-то странность. Внезапно встревожившись, драконица повнимательнее присмотрелась к ошейнику. И действительно: у самой застежки среди роскошных самоцветов притаились три крохотных, почти незаметных эльфийских камня. Аларе были знакомы эти камни и их расположение. Один из них удерживал ошейник застегнутым, второй нейтрализовал все проявления магии разума, которыми мог обладать раб, а третий содержал заклинание, вызывающее в каждом, кто увидит ошейник, желание носить его, — и третий камень явно до сих пор действовал. Кстати, надежный способ добиться того, чтобы рабы не стремились избавиться от ошейников.

Внезапно ошейник перестал казаться Аларе желанным.

А затем в сознании драконицы прозвучал чужой голос — чужой вскрик: «О боги!..»

После краткого мига изумления Алара поняла, что ее затянуло в сознание этой женщины.

Нет. Не «этой женщины». Ее зовут Серина Даэт. Сейчас, оказавшись в плену отчаянной хватки разума Серины, Алара с трудом могла осознать, кто такая она сама.

Серина находилась в слишком скверном состоянии, чтобы мыслить связно. На Алару обрушилась беспорядочная мешанина воспоминаний, переживаний, эмоций.

Отчаянным усилием Алара вырвалась из человеческого сознания и некоторое время лежала неподвижно. Сердце драконицы билось учащенно, а голова раскалывалась от боли.

«Она наложница», — удивленно подумала драконица.

Алара никогда прежде не подбиралась настолько близко к людям, чтобы как следует рассмотреть кого-нибудь из них, не говоря уже о том, чтобы попытаться прочесть его мысли. Лорд Диран — это, должно быть, В'касс Диран лорд Хэрнальт. Он относился к верхушке эльфийской знати — практически он возглавлял Совет. Но каким образом наложница знатного лорда оказалась посреди пустыни?

Алара легонько потянулась к сознанию женщины и прикоснулась к нему так осторожно, как только могла.

Путем осторожного исследования Аларе удалось выяснить еще кое-что. Оказывается, Серина была фавориткой гарема. Она очень гордилась своим положением и своим умением приспособиться к деспотическому и капризному характеру лорда. Так было до тех пор, пока один из вассалов Дирана, специализировавшийся на разведении красивых рабов, не преподнес лорду новую наложницу. Лейда Шайбрел и вправду оказалась такой красивой, как хвастался ее прежний хозяин, а ее безжалостность не уступала ее красоте.

Лейда попыталась вытеснить Серину с должности любимой наложницы, поняла, что лорд Диран не намерен пока что менять фаворитку, и прибегла к интригам.

Это произошло несколько месяцев назад, как раз пере т тем, как лорд Диран уехал на очередное заседание Совета — каковое, благодаря выходке Алары и порожденному ею новому витку межклановой вражды, затянулось на беспрецедентный срок — на восемь месяцев. Лорд Диран уехал прежде, чем Серина поняла, что она беременна.

15
{"b":"20903","o":1}