ЛитМир - Электронная Библиотека

Ему нужно лишь пролезть через дыру.

Кеман вздохнул и принялся превращать свои лапы во что-нибудь более подходящее для лазанья по стенам. Когти сделались толще и острее, а лапы стали больше похожи на руки и покрылись прочной кожей. Кеман вцепился в стену всеми четырьмя лапами и начал свое восхождение.

* * *

Снаружи это выглядело как самый обычный холм, поросший деревьями. Если не знать заранее, ни за что не скажешь, что здесь кто-то живет!

Шана стояла перед входом в пещеру, перед искрящейся магической завесой, и глазела, нисколько не стесняясь своего изумления. Если бы хоть кто-нибудь из Рода увидел это, то наверняка возникла бы новая мода! Здание, построенное внутри пещеры, — причем ничуть не меньше того здания, где ее держали в городе. Шана с трудом верила своим глазам.

— Это Цитадель, — сказал Рэннис, махнув рукой в сторону здания. — Конечно, отсюда видна лишь ее часть. Волшебники прежних времен много чего возвели еще и в туннелях и пещерах, лежащих за этим зданием. Во времена своего расцвета Цитадель втрое превышала нынешнюю обитаемую часть. И вот она перед тобой. Цитадель никогда не была обнаружена и никогда не была захвачена врагами. Она устояла даже тогда, когда волшебники были повержены.

Даже сейчас, когда здание пострадало от времени и фасад его начал местами осыпаться, а по штукатурке поползли пятна плесени, Цитадель все еще представляла собой весьма внушительное зрелище. Потолок пещеры скрывался за мягким янтарным сиянием, совсем как в домах у эльфийских лордов. В отличие от небольших светильников-шаров, которые были в ходу у драконов, этот порожденный магией источник света равномерно освещал всю площадь главной пещеры. Защитное заклинание, наложенное на вход, пропускало внутрь только тех, на кого было настроено. Прочие же могли увидеть на этом месте лишь неглубокую и совершенно неинтересную скалистую выемку в склоне холма, засыпанную сухими листьями и песком и служащую жилищем парочке пауков.

В отличие от пещер, где располагались логова драконов, эта пещера не была промыта водой. Во всяком случае, она выглядела не так, как могло бы выглядеть создание сил природы. Стены, пол, потолок — все это было сделано из отшлифованного камня. К Цитадели вела пологая лестница, вырубленная прямо в скале. Вся эта огромная полость внутри холма была сотворена при посредстве магии, и в стенах все еще чувствовались слабые отзвуки этой силы — точно так же, как и в массивном, но при этом изящном здании, возвышающемся у дальней стены, и в искусно расположенных деревьях и кустах, растущих прямо внутри пещеры. На дне пещеры паслись небольшие стада овец: животных ничуть не волновало, что их согревает магический свет, а не обычные солнечные лучи.

Через лужайку, поросшую густой травой — ее явно подравнивали только овцы, — к зданию вела мощенная камнем дорожка. Цитадель была выстроена из того желтого камня, в котором была вырезана пещера, и ничуть не напоминала дома эльфийских лордов. Она была многоэтажной, и буквально весь ее фасад, за исключением несущих конструкций, покрывали окна. Под окнами раскинулся парк.

За спинами у Шаны и Рэнниса топтался Зед, что-то нетерпеливо бормоча себе под нос.

Желтый камень фасада был покрыт слоем штукатурки, и здание сияло незапятнанной белизной.

Да, когда-то оно было воистину великолепным. Шана искренне пожалела, что не видела его в те времена. Оно наверняка сверкало посреди маленького парка, как лунный камень на зеленом бархате.

Теперь же большинство окон превратилось в темные пустые проемы. Штукатурка осыпалась, обнажая большие желтые пятна. Резной камень потрескался, а дорожка поросла травой. Деревья и кусты росли, как им заблагорассудится, не зная ни ухода, ни стрижки.

Но все-таки даже сейчас Цитадель производила незаурядное впечатление. Это здание, и пещера, в которой здание укрывалось, — видимо, все это вместе и называлось Цитаделью, — было самым поразительным творением людей, которое Шане доводилось видеть. Оно могло соперничать даже с эльфийскими городами, особенно если учесть, что города возводились по большей части при помощи людских рук, а не посредством эльфийской магии. Цитадель же была возведена одними лишь полукровками и исключительно силой их волшебства.

И она сумела простоять много сотен лет, словно завет, оставленный волшебниками древности. «Какими же они были могущественными…»

— Пойдем, Шана, — сказал Рэннис, похлопав девочку по плечу. От неожиданности Шана вздрогнула. — Тебе еще многое нужно сделать, чтобы поселиться здесь.

Он начал спускаться по каменным ступеням, ведя в поводу лошадь и тщательно следя, чтобы животное не споткнулось.

— А я это смогу? — спросила Шана, двинувшись за Рэннисом. Обогнавший их Зед уже вел лошадь по каменистой дорожке.

— Конечно, — снисходительно отозвался Рэннис, оглянувшись через плечо. — Тебе нужно встретиться со своим господином, определиться, где ты будешь жить, запомнить, где что располагается…

— Подождите! — перебила его Шана и остановилась посреди дорожки как вкопанная. Ей жутко не понравилось слово «господин». — Вы же вроде как сказали, что здесь нет рабов!

— Что? — Рэннис изумленно повернулся к девочке — Само собой разумеется, здесь нет никаких рабов… Шана расставила ноги пошире и подбоченилась.

— Тогда почему это вдруг у меня должен быть какой-то господин? — спросила она, воинственно вскинув голову.

К ее удивлению и гневу, Рэннис расхохотался. Шана раздраженно подумала, что за последнее время над ней и без того чересчур много смеялись. В конце концов, она не виновата, что не знает здешних порядков! Посмотрела бы она, что стал бы делать этот самый Рэннис, очутившись посреди Логова!

— Извини, дитя, — сказал Рэннис, хотя в голосе его и не слышалось ни малейшего сожаления. Он вытер глаза тыльной стороной ладони. — Я все время забываю, как мало ты о нас знаешь. Твоим господином будет старший маг, Денелор Виртан, и господином он называется лишь потому, что он — господин своих магических способностей и твой будущий наставник. Тебе предстоит стать его ученицей. Вместе с еще несколькими молодыми магами, конечно же. Ну да, предполагается, что ты будешь убирать в его жилище и готовить для него еду, и выполнять еще какую-нибудь работу. Так ученики платят за свое обучение. Но вместе с тобой эту же самую работу будут выполнять еще несколько юношей и девушек.

— Ага, — отозвалась Шана. Пожалуй, по-своему это справедливо. — Ну, тогда ладно. Только я не умею готовить.

— Охотно верю, — задумчиво откликнулся Рэннис. — Но все равно когда-то ведь надо научиться. Иначе что же ты будешь есть, если тебе придется отправиться в путешествие?

«Ясное дело что — сырое мясо», — насмешливо подумала Шана. Что ж еще?

— Ну да всему свое время, — заявил Рэннис, когда они подошли к зданию. — Сперва разберемся, где ты будешь жить…

Шана почему-то полагала, что жизнь среди волшебников будет очень похожа на жизнь среди Народа.

Вскоре она узнала, что это действительно так — но лишь в некотором смысле.

Драконы редко испытывали потребность в уборке, если не считать Кемана, которому приходилось регулярно убирать за ручными животными. Но там вся уборка сводилась к тому, чтобы выбросить прочь помет и засыпать загон свежим песком или соломой.

Когда Шану держали в рабском бараке, там ей тоже не приходилось ничего убирать. У рабов не было никакого личного имущества. Их постели время от времени просто убирались и заменялись новыми. Кроме того, им ежедневно меняли туники и ежедневно же водили в душ.

Но у волшебников было множество всяких вещей, и они постоянно создавали новые, а в процессе их создания возникал беспорядок. Все нужно было содержать в чистоте — постель, одежду, посуду, жилища. Вещи нужно было убирать на отведенные места — одежду, книги, принадлежности для письма, всякие мелочи.

У нового образа жизни обнаружились и другие особенности Рабов каждый день «поливали из кишки»; как выражался Зед. Свободные же двуногие не всегда достаточно заботились о собственной чистоте. Некоторые из них, особенно старики, утратившие гибкость тела, или изнеженные молодые люди, предпочитали подолгу отмокать в глубоких кадках с горячей водой, каковые кадки впоследствии требовалось отскребать.

72
{"b":"20903","o":1}