ЛитМир - Электронная Библиотека

Если только в этот ход событий не вмешается она, Шана.

Шана вскинула руки, зажмурилась и начала творить заклинание.

Девочка так глубоко сосредоточилась на выполняемых действиях, что просто не слышала, что происходит в комнате. Шана отследила лишь ключевой момент, когда олень (уже покойный) материализовался посреди комнаты, и девочка смогла отключить заклинание. Шана в изнеможении осела на пол, уронив голову на грудь.

В комнате царила мертвая тишина.

Не услышав ни вздоха, Шана в конце концов подняла голову — и увидела шесть пар обращенных на нее круглых от изумления глаз.

Шана перевела взгляд на тушу, занявшую большую часть свободного пространства. Неплохой вилорог. Может даже, самый крупный из тех, что ей попадались. Пожалуй, его хватит, чтобы на целую неделю обеспечить мясом всех жителей Цитадели.

Шана посмотрела на Денелора. Волшебник выглядел так, словно внезапно лишился дара речи. Он растерянно моргнул, потом кашлянул. Точнее сказать, он довольно долго откашливался, прежде чем выдавить из себя хоть слово.

— С-спасибо, Шана, — осторожно произнес Денелор. — Думаю, ты можешь отдыхать до конца недели. Ты вполне выполнила свою.., э-э.., норму.

* * *

В свободное от работы и уроков время Шане нравилось исследовать заброшенные туннели за Цитаделью. Как только Шана научилась создавать магический источник света, она при первой же возможности отправлялась на разведку. Эти места немного напоминали ей «дом» и коридоры логова — только здешние коридоры были ровными и правильными. И все-таки, забравшись в нежилую часть, Шана могла притушить свет и вообразить, будто они с Кеманом играют в прятки в пещере.

Время от времени, особенно в паутине туннелей, ей казалось, будто драконы вполне могли приложить руку к строительству Цитадели. Глядя на то, как высечены и устроены туннели, Шана часто вспоминала Логово с его множеством слоев и выходов. Да и здание, стоящее у начала туннелей, могло располагаться там по чистейшему совпадению, но вообще-то это был очень распространенный среди драконов строительный прием.

Когда Денелор отпустил Шану, девочка даже не стала заходить к себе в комнату. Изнеможение быстро прошло, и вскоре Шана уже чувствовала себя вполне нормально — хотя она переместила такой же груз, как и Ланет, а Ланета пришлось чуть ли не нести в кровать.

Глядя, как один из учеников Рэнниса помогает Ланету добраться до его комнаты, Шана подумала, что она никогда сильно не устает. Во всяком случае, она устает куда меньше, чем остальные. Не это ли имел в виду Рэннис, когда говорил, что она наделена большой силой? Или просто Ланет тратил намного больше сил на маскировку магического шума, чем Шана? И что тогда, когда она научится действовать по-настоящему тихо, она станет уставать так же, как Ланет?

А стоит ли того пресловутая «тишина»?..

В общем, как бы там ни было, но когда Денелор отпустил Шану, девочка не испытывала потребности в отдыхе.

И потому вместо того, чтобы отправиться к себе в комнату, Шана свернула в другой коридор и отправилась в нежилую часть. Она сотворила себе светящийся шар и пошла прямиком туда, где остановилась во время последнего своего похода.

Пройдя по собственным следам, отпечатавшимся в пыли, Шана обнаружила свою отметку — нарисованный мелом крестик на стене. Девочка стерла крестик и приготовилась изучать новые места. Это явно была самая древняя часть Цитадели. На полу лежал толстый слой пыли, а каменные стены были не настолько тщательно отделаны, как стены в жилой зоне. Здешние комнаты больше всего напоминали складские помещения. Куда бы ни заглядывала Шана, повсюду виднелись лишь ряды полок, а все, что когда-либо заполняло эти полки, давным-давно исчезло.

На дверях нескольких комнат этого коридора — в том числе и на двери последней комнаты, до которой добралась Шана, — сохранились надписи: «ПРИПАСЫ». Во время последнего визита у Шаны было маловато времени, и потому, осмотревшись здесь, она повернула обратно.

Сегодня Шана прошла дальше по коридору и обнаружила, что он сворачивает под прямым углом. Шана повернула туда, ожидая увидеть еще один туннель, но вместо этого оказалась в тупике. К разочарованию девочки, коридор утыкался в еще одну деревянную дверь и на том заканчивался. На двери было вырезано какое-то слово.

Шана решила все-таки глянуть, что там, прежде чем поворачивать обратно. Оказалось, что на этой двери написано совсем другое слово, и оно несколько стерлось от прикосновений множества рук.

Надпись гласила: «ДОКУМЕНТЫ».

Шана затрепетала от волнения, повернула ручку и толкнула дверь. Подобно всем остальным комнатам, эта комната была не заперта — но здесь, в отличие от всех прочих комнат, кое-что сохранилось. И, честно говоря, не так уж мало. Шана ощутила легкое покалывание — несомненный признак присутствия магии…

Магии, которая заботилась о сохранности содержимого этой комнаты.

Да, здесь действительно хранились документы. Книги, свитки, стопки отдельных листов. Тонкие металлические пластины с вырезанными на них словами, пожелтевший и потемневший от времени пергамент. Ряд за рядом, полка за полкой — полная комната документов! Шане потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, на что же она наткнулась.

Да это же документы полукровок древности, тех самых, которые начали Войну Волшебников! Огонь и Дождь! Неужели сюда никто никогда не заглядывал?! Ей говорили, что все документы были уничтожены — а на самом деле вот они!

Сперва Шана вознамерилась помчаться в жилую часть и привести сюда своего учителя, Денелора. Но прежде, чем она успела хотя бы развернуться, ей в голову пришла другая мысль.

Откуда ей знать, что здесь хранится? Может, это и вправду те самые документы, которые всем хотелось бы найти. А может, всего лишь копии уже известных оригиналов. Или вообще бесполезная куча хлама. Лучше сперва разобраться, что это такое, а потом уже решать, стоит ли из-за этого волноваться.

Шана взяла первое, что подвернулось ей под руку, — массивную рукописную книгу. Если вес хоть о чем-то свидетельствует, то, наверное, это важная находка. При попытке стащить книгу с полки Шана подняла тучу пыли и расчихалась. Книга оказалась такой тяжелой, что смотреть ее на весу было совершенно невозможно. Девочка положила фолиант на пол и открыла первую страницу.

"Из Пелугианских хроник Ларанца, последнего Искателя правды. На пятисотый день после великого мора жесткосердные твари, именуемые эльфийским родом, установили свою власть над засушливыми землями под названием Гиблые Пески (хотя и не полностью — людские кочевые племена, что называются наездниками на грелях, или грелеводами, никогда им не подчинялись). Мы, люди, и полукровки, составили свои записи о тех непредсказуемых событиях, что происходят время от времени и нарушают равновесие Зримого и Незримого.

Так называемые «цивилизованные» кланы эльфийских лордов — особенно Высшие лорды, что превосходят своим могуществом всех прочих и чья магия словно бы не имеет границ, — всегда смотрели на пустыню как на раздражающую загадку, постоянный источник неприятностей, оскорбляющий утонченные чувства их просвещенного народа. По правде говоря, грелеводы не имеют какой-либо заслуживающей упоминания организации: это происходит благодаря особой неподатливости их натуры, невозможности установить контроль над столь обширными пустынными пространствами, наследственной ненависти, с которой каждый их клан относится ко всем прочим кланам, и самой пустыни с ее зноем и холодом, ее ядовитыми тварями, ее недостатком воды и непредсказуемой погодой. А потому эльфийские лорды позволили необходимости превратиться в неизбежность и позволили грелеводам не только сохранить свое господство над пустыней, но и принялись устраивать незаконные торговые анклавы на границах своих поместий, часто во вред собственному племени, и подрывать тем самым мир и процветание своих приближенных.

Таким образом, грелеводы оказались последними проводниками мятежа и единственными представителями человеческой расы, которые никогда не находились в подчинении у эльфов. Но в силу непримиримой ненависти ко всем, кто живет не в пустыне, кочевники относятся к прочим людям так же враждебно, как и к эльфам.

75
{"b":"20903","o":1}