ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы не можем идти за ним.

Двед яростно покачал головой.

— Куда идет он, туда и я! — сказал он сквозь зубы.

Ну что ж, пусть сам решает задачу, подумала Бриксия. Двед пнул ее ногой.

— Подвинься, — сказал он. — Если я разбегусь и прыгну…

Девушка пожала плечами. Пусть попробует. Она не могла понять, почему зашла так далеко за этими безумцами. Она отодвинулась, позволяя Дведу действовать.

Мальчик попятился. Руки в боки, постоял какое-то время, измеряя глазом стену, пространство за ней, крутизну купола. Потом сел, снял обувь и засунул за пояс. Босиком отступил еще дальше.

Повернувшись, он побежал, И Бриксия следила за ним, вопреки себе захваченная надеждой, что ему удастся. Он прыгнул, ударился о поверхность купола, ухватился одной рукой за край отверстия и повис.

Упираясь ногами в купол, он подтянулся и ухватился второй рукой. Потом перебрался через край и исчез. Бриксия осталась одна.

Взгляд ее сосредоточился на куполе. Ну, что ж, они своего добились. Пусть этот свихнувшийся лорд и его упрямый приемыш ищут то, что им нужно. Это не ее дело. Руки ее беспокойно двигались.

А какова роль Уты во всем этом? Кошка первой перебралась на купол… Закричала так, что ей ответил страшный звук (или крик самой Уты так подействовал?). Бриксия не может этого отрицать. Но какова цель?..

— Сокровище Зарстора… — произнесла она вслух. Голос ее прозвучал странно глухо и отдаленно. Вода успокоилась и неподвижно лежала внизу. Девушку охватило ощущение… одиночества.

Бриксия давно привыкла к одиночеству. Она воспринимала это состояние как необходимое условие безопасности. Но это другое одиночество. И снова она ощутила, что ею что-то движет, какое-то принуждение извне…

Она покачала головой, стараясь разобраться в своих ощущениях… смутных мыслях… отделаться от них. Одна… Бриксия посмотрела на небо. Ни одной птицы. Вся долина кажется заброшенным запретным местом. Ее окутывает тишина.

Вопреки своему желанию она снова посмотрела на купол. На отверстие в нем, которое отсюда кажется тенью. Это… не… ее… дело… Она с силой ухватилась пальцами за стену.

Начала бороться. Она не пойдет! Никто не сможет ее заставить! Она повернет… пойдет назад… Подальше из этой ловушки.

Ловушка! Ожили воспоминания.

Ловушка, в которую ее заманили и из которой помог вырваться цветок. Может ли цветок подействовать и здесь? Девушка высвободила одну руку, пальцы с трудом ей повинуются, достала бутон.

Он, казалось, закрылся еще плотнее. Цветок мертв… должен быть мертв… он не мог так долго прожить после того, как его сорвали.

Бриксия подняла руку, поднесла закрытый бутон к подбородку. От него по-прежнему исходит слабый аромат. И он почему-то внушает надежду.

Она глубоко вдохнула раз, другой… Потом подняла голову и посмотрела на купол и отверстие. Она не хуже Дведа может до него добраться. И она это сделает! Не останется одна… она часть трех…

Снова спрятав цветок, Бриксия уверенно встала. Как и Двед, она отступила вдоль стены, тщательно измерила расстояние… разбежалась… и прыгнула!

Руки ее ухватились за край отверстия. Она подтянулась и перевалилась через край. Полетела в темноту, словно нырнула в озеро. Но пролетела недолго и приземлилась, перевернувшись.

Вокруг не полная тьма. Напротив, какой-то синеватый свет, к которому быстро привыкает зрение. Пустое помещение, проход в направлении второго купола. Встав, она пошла туда.

Проход привел в другое помещение. Тут она увидела тех, кто пришел раньше нее. И…

Бриксия вскрикнула и устремилась вперед.

На столбе, пригнувшись, сидела Ута, пасть ее полуоткрыта, и в челюстях она держит маленький ящичек. Шерсть на спине кошки встала дыбом, одну переднюю лапу она угрожающе подняла, хвост гневно хлещет.

Марбон с ножом в руке обходит кошку, а Двед, тоже с ножом, движется с другой стороны. Ута увидела девушку. Прыжком, каким догоняла добычу, она прыгнула на плечо Дведу, а оттуда сразу к Бриксии, вцепившись в нее когтями.

Обняв одной рукой кошку, в другой держа нож, Бриксия смотрела на двоих. Их выражение привело ее в ужас. Раньше лицо Марбона было пустым, потом молодым и энергичным. Но сейчас на нее смотрело нечто худшее, чем злоба жаб. Потому что такое выражение свойственно ее племени — или тем, кто принимает облик ее племени. А лицо Дведа расслабилось. Казалось, мальчик впал в состояние, в котором раньше находился его хозяин, но продолжал двигаться с жестокой целью. А добычей их обоих была Ута.

Двед встал между Бриксией и дверью, через которую она вошла. Девушка попятилась. Прижалась спиной к стене, как тогда, когда стояла перед птицей-женщиной. По какой-то причине на нее не торопились нападать. Если бы напали, конечно, свалили бы. Но хоть она была уверена, что они убьют ее, если она не отдаст им кошку, они не приближались.

Безумный гнев отразился в глазах Марбона, исказил его лицо. Лорд сделал быстрый шаг вперед. Но впечатление такое, будто он хотел пройти сквозь стену. Бриксия поразилась: Марбон ударился о какую-то невидимую преграду. Ута повернула голову. Она по-прежнему сжимала в зубах ящичек. Но смотрела кошка на Марбона.

Двед задержался у выхода, сжимая в руке нож, предоставив активную роль хозяину.

Рот Марбона дрогнул, губы зашевелились. Но если он и заговорил, Бриксия не услышала ни звука. Она только почувствовала, как напряглась кошка. В голове снова вспыхнула боль, она все усиливалась, заставляя девушку ахнуть. Словно Марбон произносил беззвучно заклинание, усиливающее ее пытку.

Вокруг столба, на котором до того сидела Ута, заклубился серый туман, поднимался, как поднимается лоза. Марбон продолжал пытаться добраться до Бриксии, сначала с одной стороны, потом с другой. Туман дошел до вершины столба, потянулся к крыше помещения. Раскинул вверху широкие крылья: дерево из тени раскинуло ветви. Ветви всюду протянулись ровно, только непосредственно над девушкой их не было. Защита, сработавшая против людей, действовала и здесь.

Ута требовательно толкнула ее головой. Ящичек… Ута хочет, чтобы она взяла его? Бриксия протянула руку — Ута отдернула голову. Что же тогда?..

Кошка носом ткнулась в разрез ее рубашки. Бриксия, по-прежнему держа нож в руке, приоткрыла шею. Ута бросила туда ящичек. И стала решительно вырываться, Бриксия выпустила кошку, ее исцарапанные пальцы покрылись кровью. Приземлившись, Ута сделала еще один прыжок — и оказалась снова на столбе.

Марбон повернулся. Внимание его было приковано к кошке. Он продолжал шевелить губами, но теперь Бриксия разобрала слова: — Кровь, чтобы связать, кровь, чтобы засеять, кровь, чтобы заплатить. Таково требование!

Он протянул левую руку и ножом ударил по ней. Не моргнув, помахал раненой рукой, брызнув кровью на столб. Двед приблизился со стороны двери, он шел как во сне.

— Кровь, чтобы заплатить… — его высокий голос повторил эти слова. Он тоже порезал руку и брызнул кровью на столб.

Щупальца тумана протянулись дальше, накрывали капли крови. Бриксия видела, как от каждой капли поднимаются темные струйки, как будто туман впитывает их, кормится ими.

Цвет тумана изменился. Туман потемнел, стал непрозрачным. Девушке показалось, что теперь ветви окутывают столб, ползут к потолку. Она подняла глаза и увидела, что теперь ветви повисли и у нее над головой, они утолщаются, темнеют. От ветвей отделяются тонкие щупальца, покачиваются взад и вперед в воздухе.

Она беспокойно взглянула на Уту, опасаясь, что кошку уже захватила густая поросль на столбе. Но оставалось незанятое место, и в нем, рыча, прижалась Ута.

— Мы ничто — Сила вечна! — воскликнул Марбон.

— Судьба предопределена, — продолжал он, — нашему племени предназначено достичь самых дальних морей. Мы достигнем последних границ земли и кончим пылью, которую путник стряхивает с обуви. Но впереди будет ждать Сила, и с ней Повелители из космоса!

Бриксия в смятении думала: есть силы и силы. Та сила, что собралась здесь, злая сила. Туманное дерево, становящееся все материальней, пахнет злом. Тот же отвратительный запах, что и от жаб со щупальцами, наполнил ее ноздри. Нож выпал из руки. Источенное лезвие раскололось о каменный пол. Но девушка не стала собирать эти обломки металла. Нет, она нащупала мертвый потемневший бутон. И когда сжала его в руке, превратилась только в дверь, в рот, через который другая личность будет произносить слова. Она поняла, что теперь она слуга и в полной власти того, кто владеет ею.

21
{"b":"20904","o":1}