ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчина был свободен, когда она в последний раз видела его… но одержим. Бриксия поднесла камень к глазам.

— Марбон! — позвала она.

В глубине камня ничего не темнело… никаких признаков, что он услышал ее призыв.

— Марбон! — У нее не было другой надежды, поэтому она позвала снова.

Рябь в камне, да, но слабая, ничего отчетливого. Но, опустив в отчаянии руку, Бриксия снова увидела перед собой Уту.

Ута, на этот раз больше и отчетливее, нетерпеливо смотрела на нее, раскрывала пасть, беззвучно мяукая. Бриксия вскочила, готовая следовать за ней. Может, Марбон каким-то образом придал силы кошке? Она не знала… но то, что Ута вернулась, подбодрило ее.

Ута побежала, Бриксия за ней. От кошки девушке передалось беспокойство, необходимость торопиться.

В тумане появились очертания огромного столба, он возник так внезапно, что Бриксии показалось: его тут не было, он образовался прямо перед нею. Ута встала на задние лапы, оперлась передними о поверхность столба, явно показывала, что девушка должна подняться.

Девушка надежно упрятала камень в рубашку, потом осмотрела столб. Ута

— исчезла. Не растаяла медленно, как раньше, а просто исчезла.

Бриксия на ощупь отыскивала неровности в столбе. Начала с усилиями подниматься. Углубления небольшие, и чем выше она поднималась, тем медленнее двигалась. Но все же она поднималась, хотя всего лишь на высоту нескольких пальцев за раз.

Выше и выше. Девушка не смотрела вниз. Пальцы ее онемели. Все тело было напряжено, она прижималась к столбу. Страх тяжелым грузом лежал у нее на плечах. Выше и выше…

Сколько времени она поднималась? В этом месте нет времени… мгновения могут растянуться на дни, месяцы. А столб поднимается над головой, и туман скрывает его вершину… если у него есть вершина!

Бриксия чувствовала, что силы ее кончаются, боль в плечах стала непереносимой. Выше… все выше! Она не может поднять руку, для этого нужны невероятные усилия. Скоро хватка ее ослабеет, она разожмет руки и упадет… будет проглочена туманом и погибнет.

— Ута! — хриплым шепотом позвала она, не надеясь на ответ.

12

Из тумана над ней протянулась… гигантская лапа! Когти выставлены, торчат над ее головой, лапа угрожающе покачивается. Бриксия в страхе прижалась к столбу. Но недостаточно сильно. Когти вцепились в ее рубашку над плечами, оторвали ее от ненадежной опоры и подняли сквозь туман к потолку. Вверх… и сразу вниз… потому что ее выпустили, и она упала, оцарапала руку о камень, в ушах прозвучал дикий вопль.

Столб по-прежнему перед ней. Но это не тот столб, по которому она поднималась… этот она может охватить руками. На нем, как на пьедестале, сидит Ута… нормального размера. Кошка посмотрела на нее, и Бриксия поняла, что вернулась в свое время и пространство.

Это то самое помещение в здании, которое когда-то было покрыто водой озера. Но больше никакого тумана нет. Стены, сине-зеленые, ярко блестят, словно их только что вычистили. На полу, рядом с ней, лежит Двед, его лову и плечи поддерживает лорд Марбон.

У Марбона лицо нормального здорового человека. Никакая одержимость больше им не владеет. Девушка чувствовала, что теперь он снова стал самим собой, высвободился из тени и власти, так долго державших его в плену.

— Двед… умирает… — Он никак не приветствовал ее, вообще вел себя так, словно не имеет отношения к случившемуся с нею. В глазах его страх, но не за себя, а за мальчика.

Может, он говорит правду… но она не хотела с этим соглашаться. Бриксия не встала, скорее подползла на четвереньках. Тело по-прежнему тянула вниз страшная усталость, которую она ощутила, поднимаясь по столбу. Она порылась в рубашке и извлекла камень.

— Это предмет силы, — медленно сказала она. — Не знаю, как им пользоваться… но когда я позвала в него… появилась Ута. Я звала и тебя… ты не слышал?

Он нахмурился.

— Я был… как во сне.

— Это не сон. — Она сжала в руках камень. — Может быть… Двед ушел не слишком далеко, и мы сможем его позвать. Смотри на это, лорд, и зови своего приемыша! — Ее слова прозвучали резким приказом, она протянула камень, держала его над телом Дведа.

И как будто она не оставила ему выбора, напряженный взгляд Марбона опустился на камень. Черты лица его снова лишились жизни, лицо стало изможденным и осунувшимся, почти таким же старым, как лицо Зарстора в том, ином, мире. Он тоже мог вести бы вековую битву мыслью и телом, только глаза его казались живыми.

Бриксия колебалась. Двед ей не друг, у нее нет с ним никакой связи. Как она может позвать его, послать такой сильный призыв, чтобы он достиг Последних Ворот? Но если Марбон зовет, разве она не может усилить его зов, добавить ему сил?

— Зови! — снова приказала она. В то же время сосредоточила всю волю — не на этом неподвижном бездыханном теле, а на камне, которым теперь касалась груди Дведа.

— Зови Дведа!

Может, Марбон и звал — молча. Может ли камень унести Бриксию туда, куда не достигает никакой голос? Она… или часть ее, поддерживаемая сильной волей и духом, была поглощена, понеслась… не в то полное тумана место, в котором она изменила Проклятие, преодолела его. Нет, это место гораздо темнее, холоднее, отчаяннее — это место безнадежности.

— Двед! — Теперь она сама произнесла это имя — мысленно, не губами. И ей показалась, что беззвучная мысль громче самого сильного звука.

Вниз — у Бриксии появилось ощущение, что она все глубже погружается в этот мертвый мир. Ее окружает клубок зеленого огня, но это не уменьшает ее ужаса.

— Двед! — Не ее мысль-призыв на этот раз. Но она тут же поторопилась подхватить его. Перед ней тянулась полоска зеленого огня, нить, в которой играл свет, то ярче, то тусклее. Второй конец нити не виден. Видеть глазами мозга — Бриксия слышала об этом, но так никогда и не могла поверить.

— Двед!

Нить натянулась. Необходимо спасти… тянуть… Но никто не может это сделать. Здесь нет физических тел, не существуют руки.

Бриксия старалась укрепить в себе новое ощущение, новое знание, которого она не понимает.

— Двед! — Снова зов другим голосом — мыслью.

Нить оставалась натянутой, но неподвижной. Должен быть выход! В прошлом у Бриксии бывали моменты, когда ее тело, кости и кровь были истощены до полусмерти. Она должна воспользоваться другой своей частью. Словно пользуешься новым инструментом, оружием, к которому не привык… но заставляет необходимость.

— Двед! — На этот раз зовет она сама. Ей кажется, что само это имя обвилось вокруг нити, укрепило ее, сделало толще. От нее исходило ощущение силы, чужой силы. На мгновение Бриксия отшатнулась, не желая объединяться с этой силой. Потом, зная, что только вместе они победят, сдалась.

Тянуть… тянуть нить, вести Дведа назад. Быть не только якорем, который удерживает его, нет, готовить ему дорогу к возврату.

Нить… в ее сознании эта нить начала изменяться. На ней появились маленькие яркие зелено-золотые, словно металлические, листья. Теперь нить превратилась в лозу… Она растет, тянется… это путь жизни!

Мысли сомкнулись вокруг лозы, сомкнулись прочно, как сильные руки. Тянуть…

— Двед!

Лист за листом лоза двигалась назад. Тащить!

— Двед!

Нить исчезла, холод и пустота разбились, как пузырь, который проткнули изнутри. Она снова в свете, в своем времени и пространстве. Двед неподвижно лежит на руках Марбона. Лицо мальчика бледно, зеленый свет камня придает ему мертвящий оттенок.

— Двед! — Марбон рукой взял мальчика за подбородок, поднял его голову.

Ресницы дрогнули. Губы Дведа раскрылись, мальчик вздохнул. Медленно раскрыл глаза. Взгляд у него пустой, не сфокусированный.

— Холодно, — чуть слышно прошептал он. Тело его вздрогнуло. — Как холодно…

Руки Бриксии, сжимавшие камень, дрожали. Чувствуя, что у нее уже не остается сил, она положила Сокровище Дведу на грудь, взяла в руки его холодные ладони, потерла. Руки у него влажные и холодные.

26
{"b":"20904","o":1}