ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Можно было только догадываться, насколько разумны бречи. Он не специалист по дикой жизни, но нельзя допустить, чтобы животные дольше оставались без воды и пищи. Но ясно, что если он снова откроет клетку, то ему не избежать схватки.

Он заклеил укус на руке пластырем и принес контейнер с водой и мешок, в который Мура положил запас пищи для бречей. Налив воду в маленькую чашку, он поставил ее на пол, а затем в другую чашку положил немного смеси: сушеные насекомые, улитки, увядшие протеиновые листья – так, чтобы животные могли увидеть и учуять пищу.

Все четыре головы словно по команде повернулись к нему. И Дэйну лишь оставалось проделать простейшую торговую процедуру. Одной рукой он коснулся чашек и подтолкнул их к клетке.

– Закрыт ли люк? – спросил он, не отводя взгляд от бречей.

– Да, – заверил его Рип.

– Хорошо. Отойдите, лучше бы они вас не видели.

– Как? Пройти сквозь стены? – спросил Али. Но Дэйн услышал топот космических ботинок, понимая, что его товарищи отступают в тесноте.

– Вы ведь не выпустите их? – чуть погодя спросил Али.

– Если мы хотим чтобы они поели, придется их выпустить. Но они должны быть достаточно голодны, чтобы интересоваться только пищей.

Дэйн, двигаясь медленно и стараясь производить как можно меньше шума, открыл клетку. Он ожидал, что как только щель будет достаточно широка, все четыре бреча выскочат с той же скоростью, что и детеныш перед этим. Но этого не произошло. Все еще осторожно двигаясь, Дэйн полностью открыл крышку и отодвинулся.

Бречи продолжали смотреть на него. Затем детеныш, который убегал перед этим, сделал движение. Но тут же лапа взрослого бреча ударила его по носу, вызвав негодующий крик. Первым из клетки выбрался самец. Он подошел к мискам и коснулся носом сначала пищи, потом воды. Затем оглянувшись на свою семью, издал серию негромких звуков.

Детеныш выбрался быстро, а самка двигалась медленно: самец вернулся и проворчал что-то подбадривающее. Время от времени он поворачивал голову и поглядывал на Дэйна.

Детеныши не ждали родителей. Оба занялись пищей, отрываясь иногда лишь для того, чтобы глотнуть воды. Один из них опустил лапу в пищу и облизал ее.

Лапу? Дэйн не решался приблизиться, но ему показалось, что форма лап у детенышей несколько иная, чем у взрослых – больше похожа на руку. Когда самка подошла к пище, самец испустил несколько резких звуков. И детеныши, продолжая жевать, отодвинулись, причем один протестующе взвизгнул. Пока самка ела, вначале осторожно, а затем со все возрастающим интересом, самец стоял рядом на страже. Лишь когда она наелась, он докончил оставшееся.

«Что теперь?» – подумал Дэйн. – Придется их вернуть в клетку, хотя это будет нелегко. Насколько они разумны? И если разумны, то насколько чужды их мыслительные процессы? Разум не всегда означает возможность взаимопонимания.

Хорошо бы договориться с ними! Обращаться с ними как с животными, означало постоянно ожидать их побега и, значит, постоянно караулить.

Он попытался повторить звуки, при помощи которых самец подбадривал самку. Головы всех четырех бречей повернулись в его сторону. Он овладел их вниманием, но была в них какая-то напряженность, говорившая о возможности сопротивления. Продолжая издавать звуки, Дэйн двинулся с места, не приближаясь, впрочем, к бречам. Оставаясь лицом к ним, он прошел вдоль стены, отодвигая гамаки, пока не оказался по другую сторону клетки.

Дэйн поднял крышку. Все четверо немедленно прижались к палубе, самец издал низкий звук, самка встала перед детенышами, которые в свою очередь заверещали.

Дэйн наклонился и провел рукой вдоль крышки. Он надеялся, что снять прокладки будет нетрудно. Но крепление не поддавалось.

Некоторое время самец продолжал рычать. Видя, что Дэйн продолжает работать и не обращает на них никакого внимания, он приподнялся, чтобы лучше разглядеть, чем занят человек. И вдруг он прыгнул на клетку так, что его рог оказался рядом с руками Дэйна. Дэйн от удивления отпрянул, а бреч ударил рогом по креплению и разорвал его. Раскачиваясь на краю клетки, бреч занялся следующим креплением. Дэйн снял крышку и отошел, не зная, как понимать действия бреча, хотя они и были многообещающими.

Бреч продолжал раскачиваться на краю клетки, переводя взгляд с Дэйна на крышку, прислоненную к стене. Наконец Дэйн решился сдвинуться с места и обогнул клетку, по-прежнему стараясь, чтобы между ним и бречем было достаточное расстояние. Потом стал снимать прокладку. Бреч продолжал следить за ним.

Тут подошла самка. Вытянув передние лапы, она подхватила последний кусок прокладки, вырвала его из рук Дэйна и потащила по полу. Затем позвала детенышей, которые к радости Дэйна послушались ее. Последним подошел самец и лег рядом со своей семьей. Дэйн отошел в сторону.

– Это значит, что они согласны остаться, если мы не закроем их в клетку? – спросил Али.

– Будем надеяться. Но люк нужно держать закрытым. Снаружи слишком холодно, – Дэйн рискнул пододвинуть к бречам остатки прокладки. Неожиданно он почувствовал страшную усталость. Больше он ни на что не был способен.

Попытка объясниться с бречами оказалась не менее утомительной, чем происшествие на Ксечо. Единственное, что хотелось Дэйну, это скорее лечь и уснуть. Он надеялся, что хотя бы в ближайшем будущем никаких осложнений не произойдет.

Глава 6

Чудовище из прошлого

– Вставай!

Крик этот вырвал Дэйна из сна. Гамак дрожал и раскачивался от рывка Рипа, и Шеннон был готов дернуть еще раз, если Дэйн не проснется. Но он ошеломленно сел. Одну-две секунды он не мог сообразить, где находится. Это не его каюта на «Королеве».

За Рипом он увидел Али, который уже одетый в термокостюм стоял у люка.

– Что?..

– Возможны осложнения, – ответил Али. – Видите?

Он указал рукой на пульт. Оказывается Али принял меры предосторожности, когда они прятали ящичек и эмбриобоксы. Он установил сигналы тревоги и теперь один из импровизированных приборов зажег красный сигнал. И тут Дэйн окончательно проснулся.

– Который? – С их невезением это должен быть скорее всего ящичек.

Дэйн выпрыгнул из гамака и потянулся за своим термокостюмом.

Но Али удивил его настолько, что он даже замер на мгновение.

– Зародыши! Побыстрее, пожалуйста!

Они вышли в темное утро и пронзительный холод охватил их словно клещами. Дэйн натянул капюшон и сунул руки в перчатки, свисающие на концах рукавов. Он предусмотрительно захлопнул люк, оставив бречей в теплой каюте.

Листва на деревьях и кустах была покрыта инеем, отчего казалась серебристой. Маленькие облачка пара вырывались у них при дыхании, оседая микрокристалликами льда в неподвижном воздухе.

– Слушайте! – Рип вытянул руку, преграждая им путь. Они шли по тропе, которую проделали вчера, перетаскивая ящики.

До них донесся треск, как будто кто-то очень большой продирался сквозь кусты. А потом – фырканье.

Дэйн извлек станнер, перевел регулятор мощности на красный сектор и увидел, что его товарищи сделали тоже самое. Растительность скрывала затаившееся существо, и они могли судить о нем только по доносившимся до них звукам. И похоже было, что оно удаляется. Они постояли так несколько минут, напряженно прислушиваясь, пока не убедились, что неизвестное существо ушло дальше в лес.

Дэйн был уверен, что оно бродило вокруг ящиков с зародышами, возможно, привлеченное незнакомым запахом. Необходимо было проверить, велик ли нанесенный ущерб. Латмеры бесполезны теперь для поселенцев – это несомненно, но груз не может быть уничтожен без приказа, а такого приказа у Дэйна не было. Поэтому он должен защищать ящики до последней возможности.

Пройдя немного по своему вчерашнему следу, они наткнулись на следы незнакомца. На замерзшем насте четко выделялись отпечатки такие большие, что когда Дэйн наклонился, измеряя их, то они оказались больше, чем он мог растянуть пальцы. Они были не очень четкими на замерзшей почве и напоминали просто круглые дыры.

12
{"b":"20905","o":1}