ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Луч станнера полной мощности свалит любое существо, обладающее нервной системой, но на некоторых планетах были такие чудища, чья нервная система реагировала на удар луча не более, чем на щелчок прутика. Тогда единственным спасением становится бластер, но как раз бластера у них и нет.

Они медленно продвигались вперед, замирая и прислушиваясь к малейшему шороху. А треск явно удалялся от них: существо покидало место стоянки шлюпки. Когда они вышли на поляну, где оставили контейнеры, то перед ними предстала полная картина разгрома, свидетельствующая о недюжинной силе ночного пришельца. Камни, нагроможденные, чтобы скрыть контейнеры, были разбросаны по всей поляне. Сами контейнеры раскиданы и разбиты, хотя они сконструированы так, чтобы противостоять любым толчкам и перегрузкам во время космического перелета. Эмбриобоксы были помяты, а два оказались вскрытыми, словно это были тюбики с Е-рационом.

И также, как тюбики с Е-рационом, они были совершенно опустошены.

Дэйн откинул их в сторону и увидел третий контейнер, разбитый, но не тронутый. Он не ошибся. Содержимое контейнера двигалось! Но ведь еще не время для зародышей!.. Как у бречей, их рождение опережало план.

Он видел, как внутри шевелится тело чудовища. Еще несколько минут и оно, несомненно, погибнет. Но поскольку это чудовище, то пусть лучше уж погибнет, хотя чувство долга и противилось этому. Груз должен был остаться неприкосновенным! И, может быть, если им удастся сохранить эмбрионы, пока ими не займутся специалисты лаборатории, это поможет доказать их невиновность.

Но это чешуйчатое полузмеиное существо – его невозможно держать в шлюпке. А скоро ли Джелико пришлет им инструкции?

Дэйн склонился к разбитому контейнеру. Конечно же, существо скоро замерзнет. Ведь рептилии особенно чувствительны к холоду. Может быть его можно будет сохранить в замороженном состоянии, как тело незнакомца на «Королеве»?

То, что казалось вначале слабым подергиванием, постепенно нарастало, а не слабело, как можно было ожидать. Если существо ощущало холод, то он стимулировал его к большим усилиям, вместо того, чтобы вызвать оцепенение и смерть. Через щель в крышке, недостаточно широкую для существа, просунулась чешуйчатая лапа. Огромные когти судорожно цеплялись за замерзшую почву.

Дэйн вдвое уменьшил мощность станнера и облучил контейнер. Лапа разжалась и расслабилась. Контейнер перестал дергаться и раскачиваться.

– Еще двое хотят наружу. – Али осматривал остальные контейнеры и указал на два стоявших в стороне.

Эти эмбриобоксы не были тронуты неизвестным существом. Но прежде, чем люди могли сдвинуться с места, крышки контейнеров с треском распахнулись и оттуда начали выползать чудовища. Рип вскинул станнер и полоснул по ним лучом. Драконьи головы на длинных шеях свесились с краев контейнеров.

– Как остальные? – Дэйн начал проверку. Но никаких следов жизни не обнаружил. Крышки были плотно закрыты.

– Что делать? Дать луч полной мощности и прикончить их? – спросил Али.

Возможно, это самое разумное решение. Но ведь это был груз и он мог еще понадобиться. Дэйн так и ответил и с удовлетворением заметил, как Рип медленно кивнул в знак согласия.

– Они нужны будут для лабораторных исследований. При осмотре может быть что-то будет выяснено о природе и действии радиации. Но куда нам их деть?

– Да, куда? – повторил Али. – В шлюпку? Тогда нам самим лучше переселиться. Наша шлюпка превратится в зоопарк, а это, – нос его сморщился от отвращения, – не лучшие соседи. Запах не очень свежий...

Острый запах неподвижных рептилий делал их наименее желательным предметом, который можно было сунуть себе под кровать. Но вот снаружи они явно не выживут, разве что удастся сделать утепленное помещение. Дэйн вслух высказал эту мысль.

– У нас есть клетка бречей, – заметил Рип. – Может бречей удастся перевести в запасной гамак. А контейнеры можно сложить в клетку и приспособить инфракрасный обогреватель.

Али подобрал один из разбитых контейнеров.

– Обещать ничего не могу, но попробовать можно. Мы не можем жить в шлюпке вместе с этими существами. Достаточно будет одного запаха, чтобы выжить нас. Долго ли они будут без сознания?

Дэйн не хотел прикасаться к существам, поэтому не мог ответить на вопрос. Он лишь предложил кому-то стоять на страже с оружием наготове, пока двое других будут заняты работой.

– Есть еще одна проблема, – сказал Рип и его слова не подняли их настроения, – существо, бродившее здесь. Может быть ему пришлись по вкусу псевдолатмеры? Если оно пришло на запах, то может и вернуться. А нужно ли нам это?

Дэйн подумал, что слова Рипа имеют смысл. Сначала он склонен был перетащить контейнеры к шлюпке и поставить там обогреватель. А нужно ли это делать?

Али высказался в поддержку Рипа.

– Мы можем кое-что предпринять, – сказал он, – Штоц перед отлетом снабдил меня инструментами. Мы можем протянуть от шлюпки кабель и установить вокруг клетки силовое поле.

Дэйн склонен был доверять Али. Всякий, прошедший обучение у Иоганна Штоца, знал свое дело, и не впервой экипажу вольного торговца заниматься импровизацией. Сама жизнь бродячих торговцев часто зависела от их сообразительности.

И вот весь длинный день был отдан тяжелой работе... Али руководил и давал технические пояснения, а Рип и Дэйн работали по его указаниям... Они расправили три контейнера, искалеченные ночным хищником, выбросили изменившиеся зародыши еще из трех контейнеров – приборы говорили, что эти зародыши погибли – и зарыли их подальше от сооружавшегося загона.

В конце концов у них получилось неуклюжее сооружение, способное вместить три спящих зародыша. Али включил силовое поле, предупредив, что тем самым они истощают, хотя и незначительно, энергоресурс шлюпки.

Бречи, казалось, вполне удовлетворились четвертым гамаком в каюте.

Большую часть дня они проспали, и Дэйн даже подумал, что в естественном состоянии это ночные существа. Нужно было проверить, закрыт ли люк. Вдруг бречам захочется побродить?..

В загон они перенесли не все контейнеры. Остальные просто переставили и закрыли еще большим количеством камней. Вдобавок Али свалил три большие дерева и подтащил их так, чтобы ветви закрыли груду камней.

Загон они расположили недалеко от шлюпки. С помощью пилы, работая по очереди, они уничтожили подлесок и прорубили широкую дорогу от загона до шлюпки.

Дэйн не знал, какую пищу едят мутанты. Но судя по зубам, они были хищниками. Поэтому он оставил Е-рацион, который они могут сьесть, когда проснутся от действия излучения станнера. Если очнутся... Их длительный сон казался Дэйну зловещим, хотя это значительно упрощало их задачу.

Али установил сигнал тревоги, который должен был разбудить их, если ночью к загону кто-нибудь приблизится. Они слишком устали, чтобы поужинать, и сразу же улеглись в гамаки. Дэйн перед сном проверил люк. Как по команде бречи зашевелились, но Дэйн оставил им еду и воду и тоже улегся. Он надеялся, что если бречи захотят побродить, то не станут будить экипаж. Но что-то беспокоило его, как начинающаяся зубная боль. Слишком уж спокойными были бречи весь день. Не составляли ли они собственных планов действия.

Но даже если они справятся с замком люка, холод снаружи помешает им выйти. И он не верил, что они на самом деле уйдут. Он так устал, что даже это беспокойство не помешало ему уснуть.

Холод, резкий, пронизывающий до костей холод. Они погружены в ледник, и лед все больше и больше засасывал их. Он глядит на изумрудное озеро. Он должен двигаться, чтобы разбить ледяные оковы, освободиться-иначе он соскользнет вместе со льдом и навсегда погрузится в зеленые глубины. Он должен освободиться. Дэйн сделал усилие.

Лед поддался и задрожал. Поддался... и Дэйн падал в озеро!

Удар о пол шлюпки разбудил Дэйна. Он по-прежнему дрожал от холода. Но это был не сон! Струи холодного воздуха охватывали его. Дэйн приподнялся и в тусклом свете контрольной лампочки увидел приоткрытую крышку люка и услышал вой ветра снаружи.

13
{"b":"20905","o":1}