ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бречи! Дэйн захлопну люк и повернулся к гамаку, где лежали бречи. Как он и ожидал – гамак оказался пустым. Осталась только груда прокладок от клетки. Дэйн потратил несколько мгновений, порывшись в прокладках, в надежде найти бречей.

Он все еще держал в руках прокладки, когда громко прозвучал сигнал тревоги, установленный Али. Если поблизости бродит охотник, то бречам угрожает не только холод.

Дэйн натянул термокостюм. Али и Рип приподнялись в своих гамаках.

– Бречи исчезли, – сказал Дэйн, – и кто-то привел в действие сигнал тревоги. Этого он мог бы и не добавлять: сирена громко звучала в тесном помещении.

Дэйн прикрепил к поясу фонарь, оставив руки свободными. Прежде всего нужно позаботиться о бречах. Снаружи был дьявольский холод, как он и предполагал. Судя по часам, скоро уже утро. Луч фонаря освещал следы на инее, не очень ясные, но похожие на следы бречей. Дэйн надеялся, что густая стена растительности удержит бречей на тропе.

Дэйн слышал, как захлопнулся люк, и понял, что остальные идут за ним.

Он старался идти быстро и бесшумно, насколько это позволяла пересеченная местность и слабое освещение. К счастью, идти было недалеко, если бречи остаются в пределах поляны с эмбрионами.

Впереди послышался гулкий топот, который они слышали предыдущим утром.

Значит, охотник вернулся за эмбрионами. Дэйн в нерешительности остановился, неуверенный, подействует ли станнер на чужую жизнь, когда до него донесся резкий крик, полный страха. И хотя раньше он не слышал крика бречей, он был уверен, что кричит один из них.

Дэйн включил фонарь на полную мощность и побежал вперед со всех ног.

Магнитные подошвы глухо стучали по замерзшей почве. Через несколько секунд он оказался на поляне, где они установили загон. Вокруг него слабо светилось силовое поле. Внутри слабой защиты скорчились бречи. Один из детенышей лежал на земле, рядом свернулся его братишка или сестренка, а двое взрослых стояли развернувшись рогами к врагу.

Их противник мог одним ударом любой из шести лап раздавить бречей. Он высоко вздымался, касаясь круглым брюхом земли: четыре лапы удерживали это брюхо, а маленький торс с длинными передними лапами нависал над силовым экраном.

Очевидно, он ощущал этот экран, потому что не пытался коснуться светящейся дымки. Необычный вид нападающего поразил Дэйна. Муравей? Жук?

Ну нет, у него не было твердого панциря, как у насекомых. Напротив, круглое брюхо, спина и грудь были покрыты длинной шерстью или волосами черно-серого цвета, спутанными, и полными веток и листьев так, что он сам напоминал движущийся куст, если не обращать внимания на голову, машущие передние лапы и весь ореол злобности.

Верхние лапы заканчивались длинными узкими острыми когтями, которые словно челюсти крокодила постоянно открывались и закрывались. Дэйн прицелился в круглую голову, большая часть которой была занята огромными фасеточными глазами – еще более подчеркивающими сходство чудища с насекомым.

Голова качнулась в сторону, когда луч станнера ударил в нее. Существо оглянулось, через плечо повернув голову под таким углом, какой Дэйн считал немыслимым для животного, обладающего скелетом.

Щелкнули когти-челюсти, но Дэйн не отступая продолжал посылать луч полной мощности в голову чудовища. Однако, его действия не произвели должного эффекта. Может быть, мозг его находился в другой части тела? Али и Рип, видя, что атака Дэйна не удалась, открыли огонь из своих излучателей: один в грудь, другой ниже – в брюхо. Кто-то из них, по-видимому, попал в мозг, потому что машущие лапы обвисли. Существо наполовину повернулось, пытаясь бежать, и рухнуло на землю, скользнув по силовому полю, около ящиков с зародышами и испуганными бречами.

Али отключил поле, и они бросились к бречам. Трое оказались невредимыми, но у детеныша, лежащего на земле, были разорваны плечо и бок.

Он жалобно пищал, когда Дэйн склонился над ним. Остальные бречи немного отступили, как будто поняли, что Дэйн хочет помочь.

– Драконы исчезли! – Али заглянул в контейнеры. – Смотрите! – От легкого толчка крышка на одном распахнулась, как будто они никогда ее и не запирали. Однако, Дэйн готов был поклясться, что она была прочно закрыта и опечатана.

Он осторожно поднял детеныша и понес его к шлюпке, а остальные бречи шли за ним, обмениваясь негромкими ворчащими звуками. Чем больше Дэйн вслушивался в них, тем больше они напоминали ему осмысленную речь.

– Если вы справитесь один, то мы пока поищем драконов, – сказал Рип.

– Справлюсь, – Дэйн хотел поскорее вернуть бречей в тепло и безопасность шлюпки. Он знал, что ни Али, ни Рип не допустят неосторожности по отношению к оглушенному чудовищу. Но прежде всего следовало побеспокоиться о раненном брече. Дэйн не знал, подействуют ли человеческие лекарства на детеныша-бреча, но других у него не было. Он опрыскал рану антибиотиками, залепил тонким слоем пластыря и поместил маленькое тельце в гамак, куда тут же прыгнула и мать детеныша, прижала его к себе и начала облизывать, пока глаза детеныша не закрылись.

Очевидно, он уснул.

Самец и второй детеныш продолжали сидеть на полке, куда они забрались, чтобы следить за действиями Дэйна. Отложив в сторону аптечку, Дэйн посмотрел на них. Было ясно, что они могли переговариваться друг с другом. А смогут ли они общаться с ним? На шлюпке было одно устройство, входящее в обязательное оборудование, и он мог попытаться. Он извлек из контейнера его содержимое и разложил на столе. Это был плоский диск с динамиком и пара ларингофонов, которые нужно было крепить к горлу. Диск с динамиком он осторожно положил перед самцом, а ларингофоны закрепил на шее.

– Дэйн... – он начал с самого древнего способа знакомства, сообщив, что он – друг.

Надежды его реализовались в серии писков и тресков, доносившихся из диска. Но передал ли речевой транслятор смысл?

Самец удивленно подскочил и чуть не свалился с полки, а детеныш заверещал, прыгнул в гамак и прижался к матери. Самец выставил вперед рог и предупредительно заворчал.

Хоть он и испугался, но отступать не стал, а только переводил взгляд с Дэйна на диск и обратно. Приблизившись, он коснулся рогом кольцевой антенны и снова посмотрел на ларингофон на шее Дэйна. Дэйн попробовал еще раз:

– Я друг...

На этот раз бреч не испугался. Он положил переднюю лапу на диск и вопросительно взглянул на Дэйна. У него был явно задумчивый вид.

– Мои руки пусты. Я друг... – Дэйн двигался медленно и осторожно, протянув руки ладонями вверх. Бреч обнюхал его ладони и фыркнул.

Дэйн отвел руки, медленно встал, принес пищевую смесь и миску с водой.

– Пища, – отчетливо произнес он. Потом поставил миску и чашку на полку перед бречем. – Вода, питье...

Самка издала звук и самец подтолкнул к ней чашку с едой. Она села в гамаке и стала лапой брать понемногу концентрат и заталкивать раненному детенышу в рот. Самец попил, а затем перетащил чашку с водой к гамаку, но сам не остался со своей семьей. Наоборот, он снова прыгнул на полку с диском. Приблизив морду к диску, он испустил несколько щелкающих звуков.

Он понял! Теперь, если надеть на него ларингофон... Будет ли транслятор работать в обоих направлениях? Но прежде, чем Дэйн коснулся транслятора, люк открылся. Самец отскочил от диска и прыгнул в гамак, а Дэйн раздраженно обернулся и увидел Рипа и Али.

При виде выражения их лиц он понял, что попытка общения с бречами отступает на второй план.

Глава 7

Убийство, вросшее в лед

– Каков размер существа, которого мы поразили? – спросил Али. Он не снимал термокостюма и держал станнер наготове, как будто готовился к схватке.

– Выше любого из нас. – Более точного определения Дэйн не мог дать. Но какая разница? Их станнеры достаточно эффективны.

– А по-настоящему? – Рип сунул оружие в кобуру и теперь измерял перед собой расстояние руками, расставив их приблизительно на фут. – Оно должно быть не больше этого. Есть и другие отличия.

14
{"b":"20905","o":1}